Сюжеты

КТО ПРИДЕТ ДАТЬ НАМ ДОЛЮ

Этот материал вышел в № 41 от 09 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Миноритарий: инструкция по выживанию Неделю назад мы начали журналистскую акцию «Контрольная закупка»: корреспондент «Новой газеты» Анна Левина стала капиталистом, вложив четыре сотни рублей в полуразоренную нефтяную компанию...


Миноритарий: инструкция по выживанию
       
       Неделю назад мы начали журналистскую акцию «Контрольная закупка»: корреспондент «Новой газеты» Анна Левина стала капиталистом, вложив четыре сотни рублей в полуразоренную нефтяную компанию «Пурнефтегаз», дочернее предприятие государственной «Роснефти», и потребовала на правах акционера подробной финансовой отчетности. Цель проста: мы хотим на собственном опыте изучить особенности жизни российского инвестора и поделиться наблюдениями и советами с вами. В ближайших планах акционера Левиной — покупка акций сразу нескольких ведущих российских компаний: страна должна знать, чем «дышат» ее промышленность, связь и энергетика. Мы расскажем, как получить доход, вкладывая деньги в акции российских компаний, при этом защитив свои инвестиции от грабежа со стороны олигархических структур и государства.
       
       В начале своей карьеры частный инвестор похож на ребенка: как любой малыш, он отчаянно нуждается в добрых советах и защите старших. Сегодня наш собеседник — генеральный директор Объединения по защите интересов акционеров предприятий и организаций Владимир СТАТЬИН.
       
       — Защита прав мелких акционеров — это хобби или профессия?
       — Сложно сказать. Все началось с «ваучерной» приватизации, когда появилась масса мелких владельцев акций. Участвуя в чековых аукционах, начинающие инвесторы волей-неволей перезнакомились.
       Вскоре на многих предприятиях перестали платить зарплату, и работники были вынуждены продавать свои акции. Их, в свою очередь, скупало руководство приватизированных заводов и фабрик, представители финансово-промышленных групп, просто богатые люди. Как результат появились крупные держатели. Именно они, обладая большими пакетами акций, и начали «выдавливать» миноритариев, понижая их долю в компаниях. Через некоторое время мелкие акционеры поняли, что без серьезной организации в таких условиях не обойтись. Окончательно идея создать официальное Объединение по защите интересов акционеров предприятий и организаций (ОПИАК) созрела после кризиса 1998 года. В это время даже появилась шутка, что «инвестор — это плохой спекулянт, не успевший вовремя продать свои ценные бумаги»...
       — Защита миноритарных акционеров — дело хлопотное?
       — Инвесторы защищаются сами, мы только помогаем. Методы самые различные. В первую очередь — это участие в собраниях акционеров. Некоторые акционеры в свое время купили акции за ваучеры или на денежных аукционах и забыли о своих вложениях. Потом они приходят на предприятия, собственниками которых стали, и узнают, что компания обанкротилась и исчезла. Или там была дополнительная эмиссия акций, поэтому их пакет акций стал практически «невесомым». Именно так, к примеру, обесценились пакеты миноритариев компании «Пурнефтегаз», акции которой вы купили на бирже.
       Мы на самом деле — простые мелкие акционеры, которые хотят помочь другим миноритариям. Практически на всех российских предприятиях — эмитентах акций есть наши акционеры. Они ходят на собрания, участвуют в принятии решений. На предприятиях созданы комитеты миноритарных акционеров. Если есть необходимость, мы участвуем и в судебных разбирательствах.
       — А вы не пробовали докопаться до первопричины тех конфликтов, которые возникают между руководством компаний и миноритариями?
       — Пробовали. И вот что у нас получилось. Экономические реформы предполагали появление так называемого среднего класса. Те, кто в это поверил, начали вкладывать ваучеры, то есть право на часть того богатства, что было заработано целыми поколениями, в российские предприятия. В основной своей массе эти люди проиграли, а выиграли те участники приватизации, которые благодаря своей близости к власти имели возможность подмять под себя контрольные и блокирующие пакеты акций отечественных компаний. Теперь эти люди, став крупными собственниками, пытаются окончательно избавиться от мелких инвесторов. Кстати, так ведут себя и некоторые госпредприятия, в частности та же «Роснефть». В результате падает стабильность общества.
       — Возможности олигархов понятны. А как обстоит дело с правами миноритарных акционеров? Вот, к примеру, на днях мы приобрели три акции «Пурнефтегаза». Как вы сможете помочь нам отстоять наши интересы?
       — То есть, покупая акции, вы заранее готовитесь к тому, что вас будут выгонять? Если серьезно, то даже одна акция какого-либо предприятия дает ее держателю право на получение доходов по своим акциям и право на участие в управлении предприятием. Скажем, инициировать аудиторскую проверку «Пурнефтегаза» с вашими тремя акциями вы не сможете. Но каждый акционер имеет право на доступ к информации. А еще миноритарий имеет право выступать на собраниях акционеров по всем вопросам повестки дня и на часть дохода предприятия, то есть на дивиденды по своим акциям.
       — И какой «допуск» будет у нас?
       — Вы сможете потребовать ознакомления с финансовой отчетностью предприятия, его балансом, списком крупных акционеров, протоколами собраний акционеров....
       — Для трех акций — вполне достаточно. Денег «Пурнефтегазу» мы принесли немного... Хотя на самом деле, может быть, пренебрежительное отношение к мелким акционерам оправданно и не стоит распылять акции, как на Западе, среди тысяч собственников?
       — У нас общество поделено неравномерно: с одной стороны — основная масса нашего народа; с другой — небольшая группа собственников: олигархов и представителей государства, владеющих громаднейшим куском собственности. Эти люди сами до конца не понимают всей опасности создавшейся ситуации. Кучку олигархов гораздо легче каким-то образом отстранить от управления, и поменять режим в стране, чем повлиять на широкие массы среднего класса.
       Мы упустили очень важный момент: появление горстки очень богатых людей и отсутствие среднего класса сделало невозможным дальнейшее проведение быстрых и эффективных экономических реформ. Их просто люди не примут, как бы им это ни объясняли.
       — Принадлежность к среднему классу подразумевает определенный уровень дохода. Может ли сегодня человек, вложивший свои деньги в предприятие, получать часть его прибыли?
       — У акционера есть право получения доходов на ту долю, которой он владеет. Доход может быть как от дивидендов, так и от повышения курсовой стоимости акций. На самом деле по собственному опыту мы знаем, что многие компании за всю историю своего существования ни разу не выплатили дивиденды. Акционерам говорят, что деньги нужны на ремонт станков, развитие производства, но прибыль на самом деле никуда не вкладывается, ну разве что в западные банки.
       — Если доход зависит от количества акций, от доли, то как ее сохранить? Вот, к примеру, на нашем «Пурнефтегазе», после его объединения с государственной «Роснефтью» и дополнительного выпуска акций, доли миноритариев сократились до умозрительных величин...
       — Грамотно проведенная дополнительная эмиссия — это не всегда плохо. Да, пакет акций может реально уменьшиться, но его стоимость при этом даже возрастет. Конечно, так случается не всегда. К примеру, наша организация выступала против проведения дополнительной эмиссии акций Сбербанка: там пакет миноритариев размывался, а основной пакет покупал Центробанк. Похожая картина была и при слиянии вашего теперь «Пурнефтегаза» с государственной «Роснефтью». Участвовать в этих допэмиссиях могли далеко не все акционеры. Кроме того, не была обеспечена «прозрачность» процедуры. А если люди не получали информации о порядке проведения дополнительной эмиссии, то это нарушение, и в этом случае нужно было подавать в суд.
       — А что мне делать, если я вижу, что ставшую моей компанию попросту, как в случае с «Пурнефтегазом», прибирают к рукам?
       — Сложности появляются в тех случаях, когда у компании есть один крупный акционер, владеющий контрольным пакетом акций. В случае с поглощением «Пурнефтегаза» «Роснефтью» таким акционером выступило государство. Крупный акционер может делать массу вещей, которые резко уменьшают возможность миноритариев защитить свои права. Если же пакет акций крупного акционера меньше контрольного, то мелкие акционеры могут попробовать объединиться. Или, видя, что дело идет к слиянию и допэмиссии, продать свои акции по цене, названной независимым оценщиком.
       — Обидно, конечно, что в нашем случае государство ведет себя так же, как тот олигарх... А как повлиять на крупного акционера? Просить помощи у государства бесполезно, ведь обидчик миноритариев «Пурнефтегаза», компания «Роснефть», принадлежит именно ему....
       — Вопрос о защите миноритарных акционеров, о необходимости создания среднего класса ОПИАК озвучил еще во время проведения Гражданского форума. У меня такое чувство, что у властей не доходят руки до создания механизма защиты собственников, а суды практически не работают. Государство равнодушно. Хотя миноритарии, вкладывая деньги в экономику, могли бы обеспечить прозрачность и управляемость предприятий, а значит, и экономики в целом. Но для этого нужно объединиться. Заставить политиков считаться с собой мелкие инвесторы смогут, только превратившись в реальную силу...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera