Сюжеты

ПРИДЕТСЯ ЛИ СИДЕТЬ ЗА КРАЖУ ОГУРЦА?

Этот материал вышел в № 41 от 09 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Споры вокруг нового Уголовно-процессуального кодекса не стихают О новом Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) много и со вкусом спорят. Этому совершенно не мешает тот факт, что в ноябре 2001-го его в первом же чтении одобрила Госдума, а в...


Споры вокруг нового Уголовно-процессуального кодекса не стихают
       

   
       О новом Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) много и со вкусом спорят. Этому совершенно не мешает тот факт, что в ноябре 2001-го его в первом же чтении одобрила Госдума, а в июле 2002-го он вступил в законную силу. Судьи, прокуроры, следователи все еще требуют поправок и изменений. Одни говорят, что обвинить кого-нибудь в преступлении теперь совсем невозможно — столько дополнительных требований… Другие — что суд при новом УПК стал более формальным, а поиск справедливости отошел на второй план. Мы предоставим слово всем участникам этой дискуссии. И в первую очередь тем, кто принимал участие в создании нового УПК. Наш собеседник — судья Верховного суда РФ, член рабочей группы по мониторингу Уголовно-процессуального кодекса, заслуженный юрист РФ Станислав РАЗУМОВ.
       
       – Мы должны были сделать такой кодекс, который бы отвечал нормам и принципам Конституции РФ и международного права.
       40 лет мы работали со старым кодексом. Его положения были несколько легче, но они грубо нарушали права и свободы человека. Конечно, проще было, когда следователь приходил к прокурору, докладывал дело, и тот санкционировал меру пресечения в виде содержания под стражей. Сейчас — только через суд, которому прокурор вместе со следователем обязаны представить пакет убедительных документов. Суды нередко и отказывают. Естественно, возникает определенное недовольство. Но все это устраняется следственной, судебной практикой, рано или поздно войдет в процессуальное русло.
       А внесение изменений и дополнений в УПК — это естественный процесс. Жизнь преподносит разные ситуации. Разногласий нет. Есть конструктивная работа правоохранительных органов и судов по совершенствованию закона.
       — Новый УПК не позволяет судье отправить дело на доследование. Этим тоже многие недовольны.
       — Уверен: ни один судья не станет возражать против этой нормы. Направление дела на дополнительное расследование автоматически ставит суд на путь обвинения. А у нас есть статья 123 Конституции, которая говорит о состязательности процесса и равноправии сторон. Органы прокуратуры вместе со следствием обязаны представить качественный материал. Если не представили, суд должен руководствоваться тем, что есть, а не помогать им в обвинении.
       — Действительно ли новый УПК обязывает судей выносить более суровые приговоры за незначительные преступления? Такой пример — несерьезная кража в колхозе. Человек предупрежден, у него есть условное наказание, но он совершает кражу повторно, и суд обязан вынести ему приговор как рецидивисту.
       — Об этом очень часто говорят наши правозащитники... Действительно, иногда назначают слишком суровое наказание. Но существуют кассационная, надзорная инстанции, которые могут его смягчить.
       Чаще всего говорят, что кому-то дали пять лет, скажем, за ведро огурцов. И обвиняют суд в жестокости. А когда открываешь дело, выясняется, что кража совершена уже в пятый раз. Первый раз дали условное наказание, второй раз — полгода лишения свободы... Конечно, в итоге получается пять лет, потому что перед нами действительно уже рецидивист. Извините, как государство должно к нему относиться?
       Впрочем, когда суды допускают ошибки, мы их поправляем. Абсолютное большинство уголовных дел у нас рассматриваются в установленном законом порядке, и отмена, и изменение приговоров у нас крайне незначительные — 5 — 7 процентов. А ведь мы рассматриваем около 5 млн гражданских дел и где-то полтора миллиона уголовных...
       Кстати, 53 процента осужденных получают условное наказание.
       — Существует мнение, что потерпевшая сторона оказалась ущемлена в правах…
       — Потерпевший, по новому закону, не имеет права обжаловать решения прокурора, отказавшегося от обвинения. Мы уже много раз говорили о том, что эта статья должна быть в какой-то степени изменена, поскольку здесь права потерпевшего действительно несколько ущемляются.
       Мы сейчас хотим предусмотреть возможность именно в судебном порядке проверить законность и обоснованность прокурорского отказа от обвинения. Дать потерпевшему такой шанс.
       Идем на такое вполне сознательно, и суд становится на защиту прав потерпевшего. Хотя если уж он участник процесса, то все его права должны очень четко охраняться, соблюдаться и удовлетворяться именно прокурором. Правда, наши уважаемые прокуроры, увы, никак не могут привыкнуть к тому, что они должны потерпевшего опекать, согласовывать с ним позицию по серьезным делам.
       Так что сложности в применении нового УПК, безусловно, есть. Наша рабочая группа продолжает действовать: отслеживаем порядок, условия, законность, правильность и оперативность применения всех этих норм. В прошлом году проехали по всем семи округам, собрали представителей всех правоохранительных органов и судов, и они ставили перед нами вопросы.
       Мы набрали этих вопросов около тысячи, выделили наиболее значимые. И на этой основе 14 марта в первом чтении Госдумой были приняты очередные поправки к УПК. Причем поправки — принципиального характера.
       — А что касается свидетелей, которые не хотят, чтобы их видели обвиняемые?
       — В УПК у нас прописаны только процессуальные нормы, к примеру порядок допроса свидетеля. Если есть данные, что ему угрожали, суд может вынести решение, допросить этого человека так, чтобы он при этом находился в другой комнате, за ширмой. Может быть, в режиме видеоконференции…
       — Прецеденты были?
       — В Мордовии несколько дел проходило таким образом. В Москве, когда разбирали бандитские дела, так слушали свидетелей...
       Много предложений и по специальному закону о защите свидетелей. Это очень затратный закон — предполагается не только охрана, но и смена места жительства с предоставлением жилья и т.д. Были парламентские слушания по этому поводу. Пришли к заключению, что такой закон нужен. И на финансовые издержки придется пойти: таких свидетелей не так уж и много, и они действительно дают возможность вынести справедливый приговор в очень тяжелых случаях.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera