Сюжеты

ТРОФЕИ МАРШАЛА ЖУКОВА

Этот материал вышел в № 41 от 09 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В одном из прошлогодних номеров Юлия Латынина поведала читающей публике следующий скетч: «В сорок пятом году один советский маршал навестил Дрезденскую галерею. На правах победителя — отобрать себе картинок для гостиной. Директор галереи,...


       
       В одном из прошлогодних номеров Юлия Латынина поведала читающей публике следующий скетч: «В сорок пятом году один советский маршал навестил Дрезденскую галерею. На правах победителя — отобрать себе картинок для гостиной. Директор галереи, дрожа, спрашивает маршала: «Живопись какой школы вы предпочитаете?». Переводчик переводит вопрос. «Ну я люблю, чтобы были бабы и лошади», — отвечает маршал. «Товарищ маршал предпочитает фламандскую школу», — переводит переводчик».
       Могу даже назвать фамилию этого маршала — Конев. Именно он прошелся по запасникам указанной галереи. Шуровали там, конечно, и другие искусствоведы в форме, но вот солдатская молва, на фоне категорического приказа не грабить музеи, выделила почему-то именно его.
       Но названный маршал не шел абсолютно ни в какое сравнение с некоторыми другими, чье рвение в этих делах явно зашкалило за пределы разумного и дозволенного товарищем Сталиным и его недремлющими органами. А выделялись три других советских военачальника. Двух из них — генералов Телегина и Крюкова (вместе с супругой певицей Руслановой) — арестовали без всяких проблем. С конфискацией трофеев. А вот с третьим было сложнее. Он оказался органам не по зубам. Ведь это был не кто иной, как маршал Советского Союза Жуков — своеобразный бренд Победы.
       Предвидя возмущение поклонников стратегического таланта «маршала Победы», мы публикуем документы со ссылкой на первоисточник (Военные архивы России. М., 1993). При минимуме комментариев.
       Первым, кто доложил товарищу Сталину о трофейных делах Жукова, оказался его непосредственный начальник — министр обороны.
       
       
       Товарищу Сталину
       В Ягодинской таможне (вблизи г. Ковеля) задержано 7 вагонов, в которых находилось 85 ящиков с мебелью.
       При проверке документации выяснилось, что мебель принадлежит маршалу Жукову…
       Булганин
       23 августа 1946 г.
       
       Госбезопасность серьезно взяла Жукова в разработку спустя полтора года. Только когда к нему охладел сам вождь. И только по отмашке Верховного. Для начала был арестован адъютант Жукова (тогда командующего войсками Одесского военного округа), некто Семочкин. Он поведал органам, что его босс нелегально привез с собой из Германии большой чемодан и маленькую шкатулку с драгоценностями. На поиски сокровищ были брошены лучшие силы МГБ.
       
       
       Совершенно секретно
       Совет Министров СССР
       Товарищу Сталину И.В.
       В соответствии с Вашим указанием 5 января с.г. на квартире Жукова в Москве был произведен негласный обыск. Задача заключалась в том, чтобы разыскать и изъять на квартире Жукова чемодан и шкатулку с золотом, бриллиантами и другими ценностями.
       В процессе обыска чемодан обнаружен не был, а шкатулка находилась в сейфе, стоящем в спальной комнате.
       В шкатулке находилось:
       часов — 24 штуки, в том числе золотых — 17 и с камнями — 3;
       золотых кулонов и колец — 15 штук, из них 8 с драгоценными камнями;
       золотой брелок с большим количеством драгоценных камней;
       другие золотые изделия (портсигар, цепочки и браслеты, серьги с драгоценными камнями пр.).
       В связи с тем, что чемодана в квартире не оказалось, было решено все ценности, находящиеся в сейфе, сфотографировать, уложить обратно так, как было раньше, и произведенному обыску на квартире не придавать гласности.
       По заключению работников, проводивших обыск, квартира Жукова производит впечатление, что оттуда изъято все то, что может его скомпрометировать. Нет не только чемодана с ценностями, но отсутствуют даже какие бы то ни было письма, записи и т.д. По-видимому, квартира приведена в такой порядок, чтобы ничего лишнего в ней не было.
       В ночь с 8 на 9 января с.г. был произведен негласный обыск на даче Жукова, находящейся в поселке Рублево под Москвой.
       В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей.
       Например:
       шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов —всего свыше 4 000 метров;
       мехов — собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых — всего 323 шкуры;
       шевро высшего качества — 35 кож;
       дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и других дворцов и домов Германии, — всего 44 штуки, часть из которых разложена и развешана по комнатам, а остальные лежат на складе; особенно обращает на себя внимание больших размеров ковер, разложенный в одной из комнат дачи;
       ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках — всего 55 штук, развешанных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе;
       дорогостоящих сервизов столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) — 7 больших ящиков;
       серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов — 2 ящика;
       аккордеонов с богатой художественной отделкой — 8 штук;
       уникальных охотничьих ружей фирмы «Голанд-Голанд» и других — всего 20 штук.
       Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом.
       Кроме того, во всех комнатах дачи, на окнах, этажерках, столиках и тумбочках расставлены в большом количестве бронзовые и фарфоровые вазы и статуэтки художественной работы, а также всякого рода безделушки иностранного происхождения.
       Заслуживает внимания заявление работников, проводивших обыск, о том, что дача Жукова представляет собой, по существу, антикварный магазин или музей, обвешанный внутри различными дорогостоящими художественными картинами, причем их так много, что четыре картины висят даже на кухне. Дело дошло до того, что в спальне Жукова над кроватью висит огромная картина с изображением двух обнаженных женщин.
       Есть настолько ценные картины, которые никак не подходят к квартире, а должны быть переданы в государственный фонд и находиться в музее.
       Свыше двух десятков больших ковров покрывают полы почти всех комнат.
       Вся обстановка, начиная с мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах, — заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу.
       На даче нет ни одной советской книги, но зато в книжных шкафах стоит большое количество книг в прекрасных переплетах с золотым тиснением, исключительно на немецком языке.
       Зайдя в дом, трудно себе представить, что находишься под Москвой, а не в Германии.
       По окончании обыска обнаруженные меха, ткани, ковры, гобелены, кожи и остальные вещи сложены в одной комнате, закрыты на ключ и у двери выставлена стража.
       В Одессу направлена группа оперативных работников МГБ СССР для производства негласного обыска в квартире Жукова. О результатах этой операции доложу вам дополнительно.
       Что касается необнаруженного на московской квартире Жукова чемодана с драгоценностями, о чем показал арестованный Семочкин, то проверкой выяснилось, что этот чемодан все время держит при себе жена Жукова и при поездках берет его с собой.
       Сегодня, когда Жуков вместе с женой прибыл из Одессы в Москву, указанный чемодан вновь появился у него в квартире, где и находится в настоящее время.
       Видимо, следует напрямик потребовать у Жукова сдачи этого чемодана с драгоценностями.
       Абакумов. 10 января 1948 года.
       

       
       В Центральный Комитет ВКП(б)
       Товарищу Жданову Андрею Александровичу
       …О моей алчности и стремлении к присвоению трофейных ценностей.
       Я признаю серьезной ошибкой, что много накупил для семьи и своих родственников материала, за который платил деньги, полученные мною как зарплату…
       Мне сказали, что на даче и в других местах обнаружено более 4-х тысяч метров различной мануфактуры, я такой цифры не знаю. Прошу разрешить составить акт фактическому состоянию. Я считаю это неверным.
       Картины и ковры, а также люстры действительно были взяты в брошенных особняках и замках и отправлены для оборудования дачи МГБ, которой я пользовался…
       Я считал, что все это поступает в фонд МГБ…
       Все это валялось в кладовой, и я не думал на этом строить свое какое-то накопление.
       Я признаю себя очень виновным в том, что не сдал все это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно…
       Охотничьи ружья. 6—7 штук у меня было до войны, 5—6 штук я купил в Германии, остальные были присланы как подарки… Признаю вину в том, что зря я держал такое количество ружей. Допустил я ошибку, потому что как охотнику было жаль передавать хорошие ружья…
       Прошу Центральный Комитет партии учесть то, что некоторые ошибки во время войны я наделал без злого умысла, и я на деле никогда не был плохим слугою партии, Родине и великому Сталину.
       Я всегда честно и добросовестно выполнял все поручения т. Сталина.
       Я даю крепкую клятву большевика — не допускать подобных ошибок и глупостей.
       Я уверен, что еще нужен буду Родине, великому вождю т. Сталину и партии.
       Прошу оставить меня в партии. Я исправлю допущенные ошибки и не позволю замарать высокое звание члена Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).
       Член ВКП(б) Жуков
       12.1.48 г.
       
       
       Считающие себя ответственными за честь маршальского мундира Георгия Жукова возразят: мол, все это провокация Сталина. Он завидовал популярности маршала и потому хотел свести с ним счеты. Еще могут посетовать на некрасивые методы, практикуемые компетентными органами. Но от этого факты зачистки потсдамской и других дворцовых коллекций не перестанут иметь место быть.
       Победителей не судят. По установленным человечеством законам войны они имеют безусловное право на трофеи. Но и мы, по непреложным законам истории, имеем право знать все о победителях. В том числе о количестве и качестве их трофеев.
       По рассказам очевидцев, приход на Белорусский вокзал в июне 1945 года первых эшелонов с демобилизованными победителями очень напоминал собой возвращение ОМОНа из Чечни. Приветственные речи на перроне. Цветы. Потом несколько активных людей в форме о чем-то быстро договаривались со станционным начальством. Пару вагонов эшелона загоняли в тупик, туда подъезжали зафрахтованные грузовики. В них споро перегружали чемоданы, тюки, какие-то габаритные ящики…
       Сколько трофеев мог унести из воевавших (по другой версии, освобожденных) стран обычный солдат — максимум два чемодана в руках и вещмешок за спиной. Офицеры, особенно связанные с тыловыми службами, — значительно больше. По рассказам моих родственников, один такой, в небольших чинах, умудрился пригнать вагон с трофеями в Красноярский край. Маршалам и генералам позволены были отдельные составы, если у них на то, конечно, были огромное желание и свои собственные понятия о чести.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera