Сюжеты

СВОБОДЫ — СКОЛЬКО ВОЗМОЖНО. ГОСУДАРСТВА — СКОЛЬКО НЕОБХОДИМО

Этот материал вышел в № 42 от 16 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Михаил ГОРБАЧЕВ представляет в «Новой газете» Социал-демократическую партию Михаил Горбачев, президент СССР, безусловный авторитет, политик, которому благодарно целое поколение за прожитую этим поколением жизнь, решил рассказать, чем...


Михаил ГОРБАЧЕВ представляет в «Новой газете» Социал-демократическую партию
       

   
       Михаил Горбачев, президент СССР, безусловный авторитет, политик, которому благодарно целое поколение за прожитую этим поколением жизнь, решил рассказать, чем занимался последние полгода. После предыдущего интервью мы получили десятки откликов. Что с его партией? Пойдет ли на выборы? Как себя чувствует? Что думает о сегодняшнем дне? Горбачев взялся ответить на эти вопросы и одновременно на те, которые считает сегодня для себя важнейшими.
       
       Пушкин, бунт, беспощадность (вместо предисловия)
       …— Пушкин написал о русском бунте как бессмысленном и беспощадном. Думаю, основное слово — беспощадный.
       Я вижу, как жизнь оборачивается для людей сверхтерпением.
       Загадка для меня: то в одной стране, то в другой миллионы идут защищать свои права. То — диспетчеры в Европе, то — пожарные в Америке. То — мусорщики, то — учителя. Они выходят — власть слышит. У нас — молчат люди. Молчит пресса. Так же молчали, когда упраздняли Советский Союз.
       Надеялись на лучшее, ни в чем не участвуя.
       Должны были — и тогда, и сейчас — выйти, сказать: нет, не так! Не трожьте!
       Люди не выходят! Я думаю, отсутствует гражданское общество, хотя в Конституции все права его есть. В результате приходится думать: сверхтерпение, которое не находит законного выхода и оборачивается тем, что сказал Пушкин. Бунтом, но беспощадным.
       …Неумение пользоваться Конституцией, демократией, ее возможностями сначала приведет к молчанию, а потом к разрушению.
       Ярость, бедность, осточертелость выплеснутся, потому что никто грамотно не воспользовался главным — легальными путями влияния на политику.
       Это очень серьезно. Надежды после Ельцина — порождены. Доверие к президенту Путину — есть. А от отсутствия результатов для большинства возникает беспокойство. Беспокойство. Хаос. Беспощадность…
       
       Социальный контракт. Договоренность общества и власти. Устранение причин «беспощадного» бунта
       …Но люди не хотят потрясений! Власть, сумевшая внушить надежды, должна соответствовать ожиданиям. Поясню. У меня есть результаты социологического исследования: фактически никто из людей не собирается решать проблемы незаконными, экстремальными методами, при том, что большинство не готовы так жить дальше! 40 процентов народа решили «искать возможность работы», чтобы поправить свою жизненную ситуацию.
       При этом: парламенту не верят, президенту верят, его команде — не верят.
       …Бунта не хотят — и жить так дальше не могут. И что людям делать?
       Это особенно серьезно сейчас, в год парламентских выборов. Безразличие приведет к безнадежности. Люди должны идти на выборы, если не пойдут — обижаться не на кого. И рассчитывать не на что.
       Сейчас 30—35 миллионов самых активных людей не ходят голосовать! Если они не придут, обновления парламента не будет. И продолжим идти номенклатурно-олигархическим путем. В направлении, которое Пушкин и указал…
       …Наша партия, Социал-демократическая, пойдет на выборы с понятными большинству нормальных людей принципами. Вот они.
       Борьба с коррупцией: коррупция держит всю страну. Бюрократия, вообще говоря, окутала не только малый и средний бизнес — вообще все. Получается, что у нас вот эта бюрократическая система, номенклатурно-олигархическая система, — главное препятствие. И малый, и средний бизнес — он не может ни кредитов необходимых получить на свое дело, ни какой-то защиты от государства. И безопасность людей, личная безопасность…
       Я рассчитываю, что в парламент придут новые силы. В самом деле, не с СПС же связывать надежды: от реформы выиграли шесть с чем-то там десятых процента. А что, мы можем на Компартию надеяться, которая так и не прошла процесс обновления? В ней уже внутренние процессы таковы, что все думают: а что же дальше? Что, назад идти, к прошлым порядкам? Да не пойдет молодое и среднее поколение. Многие и пожилые люди не хотят к этому возвращаться. «Коммунисты» просто держатся на протестном электорате.
       Вот почему нужен наш проект, проект Социал-демократической партии, который мы предлагаем. Это прежде всего смена правительственного курса.
       — В вашем заявлении указано, что вы поддерживаете усилия президента. При этом именно администрация президента выстроила ту номенклатурно-бюрократическую, застойную партию, которая и уничтожила фактически реальный парламентаризм в России. Не объясните ли вы противоречие?
       — Я думаю, это трудности президента. Потому что администрация — тоже в значительной мере осталась нам в наследство от тех предыдущих лет, которые привели нас к хаосу. А уж в правительстве — тем более.
       А вертикаль нужна была! С ее помощью президент все время предпринимал попытки повернуть власть лицом к народу. И это у людей породило надежду. И сейчас они, даже несмотря ни на что, готовы его поддержать.
       — Михаил Сергеевич, вы сказали, что это наследство, тяжкое ельцинское прошлое. Я, наверное, согласен. Но у вас нет ощущения, что от этого наследства никто не собирается отказываться? Что этому наследству рады и его приумножают? Разве не сейчас формируется снова предвыборный блок вот этого самого «Единства» — со всеми льстивыми речами, с этим холуяжем, как ваш друг Виктор Розов это называет?
       — Я скажу так. Если говорить о стратегическом выборе, то в последнем обращении к парламенту прозвучала уже стратегия. Сделана ставка на инвестиции в интересах новых технологий, инноваций, в пользу модернизации, которая бы продвигала Россию в постиндустриальную фазу развития. Но я думаю, что команды, достойной этих задач, пока нет. Думаю, что расчет на формирование команды на базе номенклатурно-бюрократической не даст возможности президенту эту стратегию провести в жизнь. А откладывать уже нельзя. Это все видят. Я только из Европы вернулся, с форума мировой политики. Был на торжествах социал-демократии немецкой. И разговор только о России сейчас идет! Там даже прозвучало, что Россия — это самый реальный рынок с образованным народом, с ресурсами интеллектуальными, природными, где можно приложить инвестиции, но для этого нужны определенные правила.
       И поэтому сейчас у России есть шанс на основе сотрудничества взаимовыгодного привлечь сюда большие ресурсы, чтобы начать модернизацию обрабатывающей промышленности. И президент сегодня все-таки ведет этот курс.
       Но мгновенно ничего не бывает. Никита Михалков верно говорит, что мы — народ фольклорный: нам вот подай по щучьему велению скатерть-самобранку… Так мы и хотим: подай! Вот дай, президент, нам, положь.
       Президент должен получать реальные импульсы к реформам. Партия наша эти импульсы и формулирует.
       Это борьба с коррупцией, административная реформа, точное определение полномочий между местными и региональными властями. Причем это должно быть увязано с финансовым распределением, обеспечением каждого уровня полномочий. Это все нужно делать.
       А главное — свободная, достойная жизнь человека. И начинается она, когда минимум оплаты труда составляет три прожиточных минимума. Это минимум! Она больше должна быть, это значит в пять раз, в шесть раз выше.
       Далее: образование. На 63 процента результаты будущие каждой страны сегодня (это мнение ответственных международных экспертов) зависят от интеллектуальных ресурсов. Ясно, откуда они вырастают. Учитель должен стать ключевой фигурой.
       — Список партии уже готов? Вы войдете?
       — Голосовать за партию — это значит голосовать и за ее лидера Горбачева. Но в списках меня не будет. Хотя некоторые мои коллеги настаивают, но я не думаю, что в этом — моя роль. Моя роль в том, чтобы эта партия объединила людей, которые не запачканы, не замараны; людей, которые были бы компетентны.
       Конечно, мы рассчитываем, что те, кому приходилось идти в другие партии в связи с тем, что не было серьезной социал-демократической партии и действующей, — мы рассчитываем, что они теперь придут к нам. Но тем не менее мы, если отвечать на вопрос, на кого рассчитываем: все-таки это квалифицированные рабочие, люди наемного труда, и учитель, и врач, это ученый. И госслужащие. И, конечно, малый и средний бизнес — это активная часть общества, которая в сложнейших условиях все-таки борется за создание своего бизнеса, проявляет инициативу. И, больше того, малый и средний бизнес в развитых странах от 60 до 80 процентов валового продукта дает — это же, значит, одновременно и демократическая экономика возникает.
       Эти люди достойны того, чтобы мы с ними имели дело, да и они нуждаются в политической силе, которая бы выражала и отстаивала их интересы.
       Но мы не смотрим как на классового врага и на крупный бизнес, он тоже разный.
       — Михаил Сергеевич, с одной стороны, хочется, чтобы люди поняли, кто, кроме Горбачева, в этой партии. С другой стороны, существует понятие партийной этики, при которой только съезд определяет некие персоналии. Но все-таки — кто лидеры?
       — Будут банкиры, будут губернаторы, будут политики — действующие политики, будет часть людей, которых вышибла предшествующая эпоха, потому что они не разделяли ее дикие ценности. Будут, я думаю, договоренности с очень интересными людьми, которых знает Россия.
       — А правительство вы готовы сформировать?
       — Несомненно.
       — И премьером вы кого-то видите?
       — Премьеров прямо куча, очередь. На президента не будем претендовать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera