Сюжеты

ТАНЦУЙ — И СОХРАНИШЬ ТЕПЛО

Этот материал вышел в № 44 от 23 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Спецрепортаж из российской столицы современного танца Никто уже не помнит, когда и почему бывший Свердловск, нынешний Екатеринбург, стал столицей российского современного танца, contempopary dance по-бусурмански. Повелось в новейшей...


Спецрепортаж из российской столицы современного танца
       

   
       Никто уже не помнит, когда и почему бывший Свердловск, нынешний Екатеринбург, стал столицей российского современного танца, contempopary dance по-бусурмански. Повелось в новейшей истории театра так судить, карта легла. Вот и «Золотые маски» танцевальные все здесь скопились; немножко, правда, Челябинску досталось. Почему Уральские горы, раньше экспортировавшие самоцветы, сказки Бажова, рок-музыку и архитекторов, переквалифицировались на поставку танцовщиков и хореографов? Были куплены железнодорожные билеты и предпринято исследование.
       
       Самолетом прилетаешь в аэропорт Екатеринбурга, поездом приезжаешь на станцию Свердловск. Первый попавшийся кинотеатр ослепил зеркальными бликами яркого солнца на мозаичной стене: «Ты уникален». Мощный аутотренинг для целого города. Ведь наверняка действует.
       На улицах цветут белые и розовые яблони. Яблоневыми саженцами город спасается от плохого воздуха. Кислородная деградация Урала началась, видимо, еще в эпоху петровских горных заводов: московский воздух по возвращении кажется курортным. Под яблонями бегают люди. Они не занимаются спортом, нет. Все бегущие вдаль были мужчинами в белых рубашках и брюках со стрелками, иные под мышками держали папки с бумагами: уральские мужчины в самом расцвете сил спешат жить и делать дела.
       
       Переулок Красный, 8а. ООО «Екатеринбургский центр современного искусства»
       На стене Екатеринбургского центра современного искусства написано (турист все время озирается по сторонам — это его естественное состояние): Keep dancing, and you will stay warm inside («Танцуй — и сохранишь тепло внутри»). Надпись оставил хореограф Ким Франк, который давал здесь мастер-класс.
       Центр живет в подвале общежития мукомольного комбината и делит этот подвал с библиотекой мукомолов. В январе соседи отпразднуют десять лет совместной жизни. За это время, по словам руководителя Льва Шульмана, деятельность центра принесла около миллиона долларов косвенных инвестиций в культуру Екатеринбурга в виде средств от западных фондов, привлеченных на организацию фестивалей и гастролей.
       Началось все с Театра моды, в 1989 году. Директор молодежного центра при ДК «Уралмаш» Лев Шульман возглавил такой театр — красивых и недоедающих молодых россиянок в тот исторический период массово ставили на шпильки и заматывали в эффектные тряпочки. Занятие это быстро прискучило, красоток поставили к балетному станку — осанке не повредит, но девицы взбунтовались, на их места пришли более гибкие и покладистые. Поскольку Театр моды перестал быть актуальным — надо было придумывать новое название. «Провинциальные танцы» — название главного танцевального бренда страны произнесла одна из закройщиц.
       Скоро в Свердловск после окончания Института культуры была распределена хореограф Татьяна Баганова, и все закрутилось: концепция, спектакли, популярность… На американском фестивале, после спектакля «Провинциалов» на музыку армянского композитора Авета Тертеряна, в котором танцовщицы были топлесс, какой-то китайский хореограф спросил: «А вам разрешают?». В Свердловске уже разрешали.
       Потом, в 93-м, когда хореограф Татьяна Баганова и директор Лев Шульман решили расстаться, было много волнений: кому достанется марка, — а «Провинциальные танцы» уже были хорошо известны за границей. Шульман решил не жадничать. Теперь думает, что был не прав тогда: при расставании честно начинать все сначала.
       Шульману я в первую очередь задала главный вопрос командировки: «Почему Екатеринбург — столица российского современного танца?».
       Шульман ответил так: «Потому что я здесь живу. До создания «Провинциальных танцев» здесь никто не слышал о современном танце. Теперь, когда паровоз покатился, конечно, не во мне дело».
       Нет, дело именно в нем. Вокруг имени этого человека в городе возникла демиургическая аура: все люди, занятые в танцевальной сфере, когда-нибудь с ним работали, и его имя произносят с ужасом и благоговением.
       Сегодня шульмановский Центр современного искусства — идеальное место для работы и учебы. В мукомольном подвале базируется школа современного танца — структура дополнительного образования, где дается трехлетняя предпрофессиональная подготовка. Возраст студентов — от 7 до 30 лет. Также подвал (квадратов сто, не больше) является факультетом современного танца ЕГУ — Екатеринбургского гуманитарного университета, художественным руководителем которого год назад стал Геннадий Абрамов, 23 года проработавший с Анатолием Васильевым и создавший гениальный «Класс экспрессивной пластики». Также при центре есть перформанс-группа, прокатывающая на фестивалях поставленные спектакли.
       «Танцовщик — наполовину монахиня, наполовину боксер», — заметил Чарли Чаплин. Это про студентов шульмановских школы и факультета. У студентов и впрямь монашеская жизнь: во-первых, всего один мальчик («косящие» от армии не в счет), столовой нет, помимо стандартной университетской программы нужно переводить видеокассеты со спектаклями, готовить рефераты, например, по Тарковскому: все об иконах в «Андрее Рублеве». Невозможно описать кару, падущую на голову человека, осмелившегося переступить белую черту репетиционных помещений в уличной обуви. Студенты, которые шли учиться современному танцу, думая, что впереди их ждет балет «Тодес», блестки с мишурой, надолго запомнят Льва Владимировича.
       
       Улица 8 Марта, 50. Екатеринбургский муниципальный институт танца
       Вотчина уральского современного балета и издательство превосходного журнала «Маски современной культуры» Олега Петрова оказались в общежитии балетного училища.
       Серьезным достижением труппы Олега Петрова стало восстановление знаменитого спектакля француженки Карин Сапорта «Невеста с деревянными глазами», а также приглашение в Екатеринбург для постановок Гедрюса Мацкявичюса, Аллы Сигаловой, Георгия Алексидзе, француза Пала Френака, итальянца Луки Веджетти. На вопрос, ставший целью моего предприятия, за Олега Петрова ответила его помощница Наташа Курюмова:
       — Люди здесь от земли оторваны, и потому в голове у них много идей. Раньше идеи реализовывались в рок-музыке, и Свердловский рок-клуб дал стране лучших музыкантов. Наша Архитектурная академия всегда была второй после МАРХИ. Как-то так получилось, что редкие прежде попытки выйти за пределы классического и народного танца именно у нас превратились в систему. Ну а то, что слова сегодня все больше теряют смысл и танец становится наиболее актуальным искусством нового века, очевидно всем.
       В этот момент мы бежали по улице и на перекрестке столкнулись с танцовщицей Машей Козевой. «Тут так все время», — улыбнулась Наташа.
       
       Улица Фестивальная, 12. ДК «Уралмаш». Танцевальная компания «Провинциальные танцы»
       Багановские «Провинциальные танцы» — самая известная российская труппа contemporary dance. По ее «Свадебке» зрители тоскуют (осенью спектакль восстановят), от «Тихой жизни с селедками», называющей современных мужчин их настоящими именами, визжат от восторга.
       Баганова — очень работоспособный хореограф, ее силе, терпению и целеустремленности (деревенская кровь) многие завидуют. Постоянные контракты за границей и обязательная премьера дома раз в году. Она не бросает и танец, но в последние годы круглое, кукольное, с твердыми широкими скулами лицо все чаще мелькает в массовке. Две «Золотые маски» и без счета прочие награды не помогли в получении собственного помещения: в ДК размером с микрорайон труппа занимает крохотную комнату, но зато есть зал для репетиций (надо успеть выместись к приходу малышей с баяном) и большая сцена с залом на 700 мест.
       «Обратив танец в смысл своей жизни, я принял его всерьез». Слова Мориса Бежара относятся не только к Татьяне Багановой и ее замечательной труппе, но и ко всем екатеринбургским девушкам и парням, мечтающим танцевать: спрос мест в труппах любого уровня (а их здесь десятки) сильно превышает предложение. Все знают, что помещений нет, ставок тоже, финансовые перспективы туманны. Но все убеждены, что танец — «явление религиозного порядка. И пока танец рассматривается как обряд, он выполняет свою функцию». Поняв это, трудно ругать или хвалить привезенные на гастроли в Москву екатеринбургские спектакли. Потому что как сказать о монахе, что на прошлой неделе он молился талантливее, чем вчера?
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera