Сюжеты

ПЕТЕРБУРГ КАК СОСТОЯНИЕ ДУШИ

Этот материал вышел в № 45 от 26 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галерея «Ковчег»: графика 1910—1930-х из Вологды Галерея «Ковчег» прекрасно ориентируется на художественной карте России. И продолжает сотрудничать с провинциальными музеями. Окольными путями, через Вологодскую картинную галерею, здесь...


       
       Галерея «Ковчег»: графика 1910—1930-х из Вологды
       
       Галерея «Ковчег» прекрасно ориентируется на художественной карте России. И продолжает сотрудничать с провинциальными музеями. Окольными путями, через Вологодскую картинную галерею, здесь открывают свой филиал Северной Пальмиры.
       Многие знатные петербургские фамилии вили дворянские гнезда в вологодских усадьбах. Во многом благодаря дачным сезонам в 1906 году образовался Северный кружок любителей изящных искусств, привозивший в Вологду Билибина и Грабаря. Кружок продержался до 1922 года; здесь черпали вдохновение «мирискусники» и кипела выставочная жизнь. Изюминкой Вологодского собрания считается отдел графики первой половины ХХ века. Его собирали вплоть до 90-х годов и выстроили ломаную траекторию века как многострадальный поворот от бурных фантазий города-мифа к замкнутому ленинградскому минимализму.
       Три года назад привозили графику Серебряного века, теперь выставлены и работы послереволюционные. Но для сотни рисунков, акварелей, эстампов тон по-прежнему задают «мирискусники». Их «возрожденческий» пыл согревал Питер не одно десятилетие после эмиграции основателей.
       Впервые показаны редкие работы, альбомы литографий Зинаиды Серебряковой, Анны Остроумовой-Лебедевой, Мстислава Добужинского. Это последний взлет изысканного петербургского стиля, прощальный взгляд на архитектурную гармонию в предчувствии грядущего хаоса. Замерзает в Летнем саду античная статуя под скрюченными деревьями, деревянный короб почти растащили на дрова — и нечего добавить о бесприютных двадцатых. Вот привычная кустодиевская «Купчиха» (1919) — в облегченном акварельном варианте, помолодевшая и погрустневшая, под стать прозрачной лазури куполов. Гордость устроителей — эскизы Александра Бенуа к балету «Петрушка» и декоративное панно «Смерть» (1913) Николая Калмакова из бывшей коллекции В.Д. Набокова. Изящные виньетки театральных эскизов — точно попытка затворить ажурную калитку перед надвигающейся метафизической тьмой. Черная бездна вмещает все: и гротескные мифы литературного Петербурга, и неминуемую блокаду Ленинграда, и потемки будущего андеграунда.
       Отголоски заветов Кандинского и Филонова — поиск нового пластического языка — чувствуются в книжных литографиях Евгения Кибрика. Рисунки Льва Юдина, прошедшего с Казимиром Малевичем путь от Витебска до Петрограда и погибшего на фронте, напоминают учителя не изобразительным рядом, а чувством ритма и формы, которое не спрячешь при любой идеологии.
       В двадцатые годы от мифов Петербурга художники возвращаются к личности. Но было уже поздно, остались натурщицы и автопортреты. Через акварели Николая Тырсы, по чувственным линиям его набросков тянется ниточка парижского импрессионизма. В цветных пастелях Алексея Успенского, которого друзья называли «русским Дюфи», сохранялись традиции, зародившиеся в дореволюционном Петербурге, видевшем Матисса и Пикассо.
       Как и для москвичей, книжная иллюстрация была спасительным убежищем питерского авангарда. Суровый северный стиль, ампирные образы и гранитные брега Невы, по историческому определению, требовали отражения в гравюре по металлу и литографии. Неоклассическая образность в старых формах — иллюстрации Константина Рудакова к «Милому другу» Мопассана и творчество Елизаветы Кругликовой, Георгия Верейского, Всеволода Воинова.
       На офорте Кругликовой умиленный С.М. Киров любуется детским садом на прогулке. Сегодня это напоминает рисованный советский мультфильм про обезьянок, только раскрашенный под строгую охристую гамму питерской палитры. Чем не преодоление сюжета через форму?
       Искусствоведы в один голос твердят о некоей особенной четкости петербургского стиля, сдержанности, историзме и литературности… Справедливые слова, отдающие риторикой школьного сочинения. А заведующая отделом русского искусства Вологодского музея разводит руками: «Питер — это же такое внутреннее состояние».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera