Сюжеты

УПРАВЛЕНИЕ УГРО ПРОДОЛЖАЕТ РАБОТАТЬ В ШТАТНОМ РЕЖИМЕ

Этот материал вышел в № 46 от 30 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Помните фразу, которую обреченно произнес в очень старом фильме очень страшный бандит, которого играл Пуговкин: «МУР есть МУР»? А сегодня, когда в том же МУРе пристегнули наручники не злодеям-браткам, а старшим офицерам милиции? Что...


       
       Помните фразу, которую обреченно произнес в очень старом фильме очень страшный бандит, которого играл Пуговкин: «МУР есть МУР»? А сегодня, когда в том же МУРе пристегнули наручники не злодеям-браткам, а старшим офицерам милиции? Что чувствуют сегодня оперы легендарной структуры московской милиции? Не опустились ли у них руки после такого позорища? Взрывает ли по-прежнему тишину кабинетов голос по внутренней связи: «Оперативная группа, на выезд!»?
       
       Итак, 26 июня, 16.45. Петровка, 38, третий этаж, коридоры Управления уголовного розыска, который в просторечии мы называем МУР. Здесь в разгаре ремонт, коридоры захламлены, некоторые кабинеты открыты настежь — там хозяйничают маляры и плотники.
       Иду в курилку, незаметно пристраиваюсь. Из собравшихся узнаю только одного — подполковника-аналитика Сергея. Угодил я как раз на громкую читку статьи из газеты. Слушаю: «Работа всего МУРа уже фактически парализована, — с театральным жестом и надрывом произносит чтец. — Опера теперь боятся выйти из кабинетов — началась охота на ведьм».
       Комментарии слушателей повторять не отваживаюсь. Шутят: «Ты как вышел из кабинета? Не страшно было?».
       — Ты помалкивай, что журналист, — шепчет мне Сергей. — Ребята психуют: в кои-то веки взяли за шкирку наше жулье — а уже многие твои коллеги нас едва не хоронят: был МУР — и нет его.
       Внешне здесь все, как обычно: на редкость безлюдные коридоры, плотно закрытые двери кабинетов. По многолетнему опыту знаю: нет больше глупости, чем зайти в любой из них и ляпнуть: «А чем это вы здесь, ребята, занимаетесь?». Азбучная истина любого оперативного подразделения: сосед по кабинету не знает и знать не хочет, чем именно занимается другой.
       — Сережа, — тихо спрашиваю я. — Что ты и коллеги сейчас чувствуете?
       — Вот и ты, наверное, туда же гнешь. Зачем едва не шоу устроили, да? Я тебе скажу так, как думаю я и многие наши ребята: репутация и нашего ведомства подмочена, веры у людей в милицию — с гулькин нос. И вот представь себе: наш министр, допустим, сообщает, что арестованы 6 или 60 офицеров, бывших не в ладах с законом. Нам будут верить больше после этого? Не думаю. А тревога за себя… Чего мне психовать, если я знаю: винить меня не за что. И не один я здесь такой.
       Через час замечаю: что-то случилось. Хлопнула одна дверь, вторая, третья, четверо ребят в элегантных костюмах (а в МУРе одеваются именно так) спешат к лифтам, из-за дверей слышу приглушенный голос по внутренней связи.
       Потом, уже ближе к вечеру, нахожу знакомого Виктора — он сияет.
       Повод такой: сегодня впервые за три недели чертова их работа дала результат — где-то после полудня взяли двух подонков, которые 3 июня на станции метро «Фили» убили младшего сержанта милиции Вячеслава Копаева.
       Напоминает: в тот день около 23.00 после рэп-концерта американской группы «Паблик Энеми» в ДК им. Горбунова орава молодежи (более 100 человек) устроила побоище в поезде метро. Младший сержант Копаев и его напарник старший сержант Новиков вызвали помощь и попытались остановить обезумевшую толпу. Копаева бросили на пол, долго били ногами по голове. В больнице парень умер.
       Тотчас же была создана оперативно-следственная группа, костяк которой составили офицеры МУРа.
       — По следам убийц мы шли как раз в те дни, когда, как уверяют твои коллеги, нас перестали выпускать из кабинетов, — язвит Виктор.
       Те немногие оперы МУРа, которых я знаю, намекнули мне и о том, что тогда же их ребята летали и в Сыктывкар, и в Кудымкар: задерживали и исполнителей, и организаторов убийства Сергея Юшенкова.
       Видимо, понимая, что после ареста предателей офицеры МУРа, как и все нормальные люди, пребывают отнюдь не в восторге, министр Грызлов в тот же день заявил журналистам, что МУР — одно из самых известных, элитных подразделений МВД. И напомнил цифры: именно офицеры Управления уголовного розыска ГУВД Москвы ежегодно раскрывают около 7 тысяч убийств, 40 тысяч грабежей, 250 тысяч краж.
       Виктор, как я знаю, без лишнего пиетета относится к мнению большого начальства, но комплименты своего министра МУРу выслушал без всегдашнего ерничества. Что уж тут греха таить — у многих оперов кошки на сердце скребут, как ни крути, а горький осадок остается.
       Я попробовал спросить Виктора и об этом, но он опять замкнулся: «Не буду я себе этим голову морочить, мне надо бандитов ловить».
       Для человека, который руководил разгромом двух опаснейших преступных группировок — курганской и ореховской, — это не просто слова.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera