Сюжеты

ПЫЛЬ ПОСЛЕ ВЗРЫВА

Этот материал вышел в № 46 от 30 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Организаторов и исполнителей теракта в Каспийске 9 мая прошлого года не нашли. А судили не тех и не за то. Этот процесс мог стать самым шумным за всю историю российской борьбы с терроризмом. А стал одним из самых позорных Отдельным...


Организаторов и исполнителей теракта в Каспийске 9 мая прошлого года не нашли. А судили не тех и не за то. Этот процесс мог стать самым шумным за всю историю российской борьбы с терроризмом. А стал одним из самых позорных
       

   
       Отдельным определением Махачкалинского гарнизонного военного суда под председательством полковника юстиции Хасбулата Рустамова прокурору Республики Дагестан Яралиеву и начальнику УФСБ Муратову предлагается принять меры в отношении следователя прокуратуры Зайнутдинова и сотрудников ФСБ Колесникова, Кима, Амутиева, Цветкова и других, проводивших предварительное следствие с недопустимыми нарушениями УПК. Объясню, что скрывается за формулировкой: подследственных – семерых военнослужащих и одного жителя города Буйнакска — зверски били, пытали, не допускали к ним адвокатов, пытаясь добиться признаний в причастности к теракту в Каспийске 9 мая прошлого года. В итоге: трое освобождены из-под стражи в зале суда. Пятеро осуждены. Но совсем за другое.
       
       Помните майский кошмар 2002 года: военный парад, взрыв страшной силы, 43 погибших, много пострадавших детей, разметанные по асфальту искореженные музыкальные инструменты военного оркестра… И – громкие заявления, впрочем, как всегда после очередного теракта. И виновных определили достаточно быстро. (У нас ведь тут же после каждого взрыва появляются фотороботы тех, кого никогда не найдут, и арестовываются подозрительные лица, о чем шумно рапортуется, чтобы потом задержанных тихо отпустить.) Итак, о виновных. Во-первых, это — неуловимый Раппани Халилов, которого, конечно, арестовать возможности не представляется, потому что он в Чечне. Во-вторых, они – военнослужащие Российской армии: подполковник Николай Ямковой, подполковник Ахмед Рамазанов, капитан Павел Науменко, лейтенант Андрей Ведерников, старший прапорщик Чинчар Гаджиев, прапорщик Алибек Ханалиев, старшина-контрактник Арсанали Солтанбеков и Юсуп Таймуразов.
       Но даже на предварительном следствии, несмотря на пытки и унижения, доказать не то что вину, но даже причастность российских офицеров к майской трагедии не удалось. Потому что не было ее, этой причастности. Было лишь желание любой ценой закрыть дело, чтобы в высоких кабинетах напротив графы «каспийское дело» поставили галочку: раскрыто.
       Галочку пришлось замазать, хотя обвинение все-таки и было предъявлено, но не в террористической деятельности, а в хищении, незаконном хранении и сбыте боеприпасов. Нельзя же было просто так отпускать людей, просидевших в тюрьме ни за что целый год…
       Обвинительное заключение оказалось ложью, и начальник квартирно-эксплуатационной службы Буйнакского гарнизона подполковник Ахмед Рамазанов, старший инженер инженерно-саперного батальона капитан Павел Науменко и начальник склада боеприпасов прапорщик Алибек Ханалиев были полностью оправданы.
       Остальным повезло меньше. Не может же такое громкое дело закончиться полным провалом…
       Суд признал виновным начальника инженерной службы 136-й Буйнакской мотострелковой бригады Николая Ямкового в хищении и незаконном хранении взрывчатых веществ – четыре года лишения свободы. Осудил на основании признательных показаний офицера, сделанных им на предварительном следствии после жесточайших пыток, после которых с тяжелейшими травмами и в бессознательном состоянии он попал в больницу. (А вас на бутылку сажать не пробовали?)
       Два года в колонии-поселении получил старший прапорщик Гаджиев. Один год – старшина Солтанбеков. Вот практически и все.
       Но невозможно согласиться даже с таким весьма условным приговором, зная многие обстоятельства дела. Смотрите сами. Якобы подполковник Ямковой 4 мая 2002 года получил мину на складе у прапорщика Ханалиева, передал своему водителю Солтанбекову, чтобы тот спрятал смертоносный груз в служебной машине. Затем, как уверяет следствие, подполковник Ямковой передал эту мину подполковнику Рамазанову, а тот, в свою очередь, — жителю Буйнакска Таймуразову.
       Цепочка злоумышленников налицо, если, конечно, не принимать во внимание, что двое из них в этот день находились совершенно в другом месте. Это подтверждают многочисленные свидетели. И суд, кстати, эти алиби признал.
       Недоумение и шок – вот что испытали осужденные по прочтении приговора. Мне удалось с разрешения судьи встретиться с ними сразу после судебного заседания. Они, конечно, подают жалобы в окружной военный суд, но не очень верят в удачу. Именно в удачу, потому что о справедливости говорить просто стыдно.
       Самый большой срок наказания военный суд назначил единственному гражданскому – 30-летнему Юсупу Таймуразову: пять лет лишения свободы — за… незаконное хранение наркотиков и боеприпасов. Но именно наркотики и боеприпасы, по свидетельству соседей Таймуразовых, были подброшены в квартиру матери Юсупа сотрудниками правоохранительных органов. Соседи – Лариса Дибирова и Марьям Битанова — видели все, но почему-то суд допросить их отказался. Как и не учел существенные противоречия в протоколах обыска и обвинительном заключении.
       В материале «Накрытые взрывной волной Каспийска» («Новая газета» № 28 от 21 апреля 2003 года) я писал о семье Таймуразовых. Она известна в Буйнакске многим. Отец Юсупа Таймуразова, директор школы, умер несколько лет назад. Мама, Гульжанат Асадулаевна, по сей день в свои 72 года работает учительницей начальных классов. Она вырастила троих сыновей и дочь. Самый младший, Юсуп, остался при ней.
       Когда в августе 1999 года банды Басаева и Хаттаба напали на Дагестан, Юсуп вместе с товарищем, инвалидом афганской войны Мурадом Мамаевым, записался в ополчение и получил оружие. После разгрома басаевских банд многие ополченцы не возвращали полученные от властей карабины. Юсуп сдал одним из первых.
       Мурад Мамаев рассказал мне: «Когда 13 мая прошлого года Юсуп сообщил, что его вызвали в милицию, мы поехали вместе. Начальник Буйнакского РОВД сказал, что у него к Таймуразову вопросов нет — пусть едет в Махачкалу, в 6-й отдел (отдел по борьбе с организованной преступностью. — В.И.). По дороге нас задержали. Причем мне в машину милиционеры подбросили гранату. В этот же день нас привезли в Буйнакск. В Буйнакске во время обыска в мою квартиру еще одну гранату подбросили. И мне, и Юсупу сначала вменяли организацию теракта в отношении мэра города Буйнакска. Но этот бред не прошел, и через месяц меня отпустили. На тот момент я был депутатом городского собрания Буйнакска и главным судебным приставом города. Но через неделю меня снова задержали.
       Сижу я в 6-м отделе в Махачкале перед допросом, а по телевидению показывают заместителя генерального прокурора России Владимира Колесникова. И он рассказывает о том, что теракт в Каспийске раскрыт, и листает альбом с фотографиями террористов. И тут я вижу в альбоме Колесникова фотографии Юсупа и свою.
       Еще два месяца для меня продолжалось это безумие — потом отпустили. И про гранаты подброшенные — ни слова. С Юсупа на суде сняли обвинения в терроризме и участии в незаконных вооруженных формированиях. А вот те самые подброшенные 13 мая во время обыска в дом его пожилой матери наркотики, тротиловые шашки, гранаты, патроны остались в качестве вещественных доказательств».
       В Буйнакске я встречался с Гульжанат Асадулаевной, мамой Юсупа. Она сейчас живет у сестры. Не может находиться в пустой квартире. Пожилая учительница теперь постоянно плачет! За весь год она так и не увидела сына.
       Командир подразделения разминирования лейтенант Андрей Ведерников приговором суда осужден к трем годам и шести месяцам лишения свободы. Его также наказали за незаконное хранение взрывчатых веществ. За то, что по приказу старших начальников хранил взрывчатку не на инженерном складе, а в оружейной комнате батальона. А еще — за халатность, повлекшую гибель людей.
       Было так. После планового подрыва неисправных боеприпасов, которым руководил вовсе не Ведерников, а старшие офицеры 136-й бригады и 58-й армии, два солдата-контрактника залезли в воронку, образовавшуюся после взрыва, подорвались и погибли. В халатности суд обвинил лейтенанта Ведерникова, он по документам был ответственным за работы на полигоне. По мнению же офицеров 136-й бригады, присутствовавших на суде, просто кого-то в этой ситуации надо было сделать козлом отпущения. Крайним оказался молодой лейтенант.
       Конечно, можно оспаривать решение суда, копаться в документах, не соглашаться с формулировками. Но предоставим это окружному военному суду с надеждой на законность и справедливость. Нас-то интересует совершенно другое.
       Наркотики, хранение взрывчатки в оружейной комнате, халатность… Но кто мне ответит: при чем здесь трагедия Каспийска?
       Да, приговор, пусть и сомнительный, все-таки есть, и следственная бригада формально ела свой хлеб не напрасно… Только давайте вспомним, что создавалась она и укомплектовывалась офицерами ФСБ и следователями прокуратуры для расследования террористического акта – страшной трагедии, унесшей десятки человеческих жизней. Чем она занималась целый год? Кто реальные виновники теракта? Они не найдены, не наказаны — и даже не известны.
       Потом уже были «Норд-Ост», взрывы в Грозном и Моздоке… Там следствие ведется так же? Или все-таки сохраняется надежда на то, что хоть за один теракт понесут наказание его реальные организаторы и исполнители?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera