Сюжеты

13% НА САМОМ ДЕЛЕ — 36%

Этот материал вышел в № 46 от 30 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Отсутствие стратегических целей у государства — причина завышенной налоговой нагрузки Налоги нужны обществу для централизованной оплаты специфических услуг, которые само же общество и потребляет. Граждане и предприятия не могут скидываться...


Отсутствие стратегических целей у государства — причина завышенной налоговой нагрузки
       

   
       Налоги нужны обществу для централизованной оплаты специфических услуг, которые само же общество и потребляет. Граждане и предприятия не могут скидываться на строительство железных дорог, запуск спутников и содержание армии. И поэтому государство изымает часть личных и корпоративных доходов в бюджет и тратит эти деньги на общественные нужды. В России налогами недовольны все: и общество, и государство — налогоплательщики либо не могут, либо отказываются платить чрезмерные налоги, а государству не хватает денег на бюджетные расходы.
       
       Не по доходам
       Сначала о наших персональных налогах.
       У нас самый низкий в мире налог на доходы физических лиц — 13%. Но мало кому (кроме директоров и бухгалтеров) известен Единый социальный налог (ЕСН), формально относящийся к корпоративным налогам (его платят предприятия, а не граждане), но рассчитывается он как раз в зависимости от зарплаты работников по ставке 35,6%.
       Пример. Допустим, ваше предприятие хочет потратить на вас 10 тыс. руб. (сумма включает зарплату и налоги от нее). Вот как будет «срезаться» ваш доход:
       От 10 тыс. руб. зарплаты нужно отнять 35,6% — то есть 2625 рублей. Да еще вычесть подоходный налог 13% — 958 руб.
       Итого налогов на 3583 рубля — 36% от общей суммы.
       То есть из каждого рубля, потраченного предприятием на оплату труда, работник получает лишь 64 копейки. (В данном примере не учтены льготы по налогам ввиду их несущественности. — Авт.) Треть дохода, изымаемая государством, — еще не все. Ведь предприятие, ко всему прочему, должно и заработать деньги, а налоговая нагрузка на бизнес тоже немаленькая. Многие менеджеры решают эту головоломку, «экономя» сразу на всех налогах. Крупный бизнес мухлюет с офшорами, малый и средний — химичат с «черным» налом и платят зарплату в конвертах.
       
       Закон обратной пропорции
       Валовой внутренний продукт РФ составляет около 11 трлн руб. — столько «зарабатывает» вся российская экономика. Налоговые изъятия в России — около 40% ВВП, то есть примерно 4,4 трлн рублей. (Министерские чиновники уверяют, что это не так уж много.) В реальности все сложнее.
       По данным Госкомстата России, теневой сектор экономики составляет около 25% (по мнению других источников — 40—50%). Когда говорится, что налоговые изъятия составляют всего лишь 40% ВВП, имеется в виду «средняя температура по больнице»: ведь если вклад «серого» бизнеса в ВВП досчитывается «на глазок», то настоящие налоги он не платит и де-факто за него платят добросовестные плательщики. Дисбаланс между ними и «уклонистами» — суть конкурентное преимущество; чем оно больше, тем больше народа бежит в «тень», тем выше оказывается нагрузка на честных налогоплательщиков. Разорвать замкнутый круг можно, только радикально снизив налоги для всех.
       Нелогичная налоговая система — следствие некачественного государственного управления, ведущего к деградации общественных институтов. Образование и здравоохранение на самом деле давно стали платными для населения. Инфраструктура всех бюджетных отраслей стремительно разваливается. Наконец, происходит опасный сдвиг в общественном сознании: молодое поколение считает работу на государство унизительной и невозможной, кроме случаев, когда на должности можно воровать…
       Для финансирования госрасходов нужны деньги, и взять их можно только из налоговых доходов бюджета. Фокус состоит в том, что больше денег в бюджете не станет, если ставки налогов поднять еще выше. А вот если ставки опустить — новые деньги появятся.
       
       Хотели, как хуже, — и получилось! Как всегда…
       Оборотистый торговец, разумно снизив цену, привлекает больше покупателей и зарабатывает на большем объеме продаж. Смысл налоговой реформы тот же: снизив нагрузку, выманить налогоплательщиков из тени. Тогда доходы бюджета увеличатся за счет расширения налоговой базы.
       Налоговой реформы в России до сих пор не было. Обходились нелепыми рекламными роликами («Пропало желание?.. Заплати налоги!»), пустой болтовней и реальным усилением налоговой нагрузки. Вот пример.
       Раньше предприятия платили налог на прибыль по ставке 35%, но имели инвестиционную льготу. Когда в 2001 году ставку налога снизили до 24%, одновременно отменив льготу, больше всего выиграли крупные богатые компании, экспортирующие сырье, а промышленники, производящие что-то внутри страны, проиграли. Упомянутая новация оказалась очень выгодной, в частности, нефтяникам. Строители самолетов и автомобилей, наоборот, оказались внакладе: раньше они инвестировали прибыль в реконструкцию цехов и замену оборудования и законно снижали налог до 17,5%, а теперь должны «железно» платить 24%. (Кстати, это одна из причин, почему обрабатывающая промышленность у нас разваливается, а сырьевая процветает.)
       В нефтегазовой отрасли работает всего 1,5% населения. Зарплату от продажи никеля—алюминия тоже мало кто получает. Страна не может разбогатеть на одном только экспорте сырья: этот очевидный факт не оспаривают даже деятели, развалившие российскую промышленность в девяностых.
       
       Не в этой жизни
       И все-таки чиновники правительства не решаются на существенное снижение налоговой нагрузки. Недавно принятый правительственный вариант поправок к Налоговому кодексу устанавливает минимальные налоговые новации.
       С 1 января 2004 года снижается ставка налога на добавленную стоимость (НДС). Сегодня она составляет 20%, с будущего года — 18%. Кроме того, отменен налог с продаж, касающийся в основном крупных розничных торговых сетей.
       Снижение Единого социального налога (ЕСН) с нынешних 35,6% до 26% отложено на год — как раз до того времени, когда в стране будет действовать другой состав правительства.
       Вот и вся налоговая реформа. Наше правительство действительно «техническое».
       
       Что делать
       Многие экономисты утверждают, что сейчас собираемость налогов — 50% от положенного: из-за тотального уклонения. Если уменьшить налоговую нагрузку вдвое, предприниматели столкнутся с новой реальностью: платить надо те же деньги — не больше, но уже законно; это разогреет рыночную конъюнктуру, расширится налоговая база, и бюджет не только не потеряет доходы, но даже получит больше. Правда, дополнительные деньги поступают в казну спустя некоторое время после снижения налоговых ставок — по-банковски говоря, возникает кассовый разрыв. Способ компенсации миром изобретен давно: рынок внутреннего долга. К тому же наше правительство за три года высоких нефтяных цен накопило внушительный финансовый резерв.
       Кроме выхода бизнеса из тени, фактором, повышающим налоговые доходы государства, является мультипликативный эффект. Его суть: рост доходов населения провоцирует рост расходов на покупки, доходы предприятий означают увеличение инвестиций в основные фонды. Эти расходы, в свою очередь, — тоже чья-то выручка: на предприятиях соответствующих отраслей начинается рост. И все эти субъекты платят налоги! Между прочим, именно так выкарабкались из послевоенной разрухи Германия и Япония.
       Сложность — в том, что поведение предпринимателя качественно меняется только при существенном снижении налоговой нагрузки… Незначительное снижение не выводит из тени «уклонистов», а вот от добросовестных плательщиков денег в бюджет поступает меньше. Если же налоговая нагрузка падает существенно, предприниматель начинает думать: не вынуть ли доллары из матраса (офшора), чтобы инвестировать в расширение бизнеса?
       Рассуждения о том, что у нас это все не работает — мол, у нас особый менталитет, — бессмысленны и вредны. Во-первых, практика показывает иное. Когда подоходный налог был установлен на уровне 13%, без прогрессивной шкалы, многие люди «вышли» из тени — просто потому, что для крупных покупок нужны «белые» деньги; в итоге поступления этого налога увеличились. Во-вторых, отношение властей к своему народу как к скопищу патологических идиотов и мошенников только закрепляет порочную практику взаимного обмана.
       
       * * *
       Вопрос, во сколько обходятся дурацкие налоговые законы, не имеет смысла вне контекста экономической политики государства. Ее-то, политики, и нет. Ее заменили либеральные и монетаристские догмы, с одной стороны, и ситуативный, коррупционный подход — с другой. Этой осенью — выборы в Думу, будущей весной — президентские. Правительство провело через Думу законодательные новации, понарошку улучшающие положение с налогами с 2004-го и 2005 годов. То есть, по крайней мере, еще один год можно считать потерянным, а путинскую затею удвоить ВВП за 10 лет признать уже несостоявшейся. Развиваться будем тоже понарошку. Такая вот цена закона.
       
       Игорь АНДРЕЕВ, Артем ЛИСИЦКИЙ
       
       Комментарии специалистов:
       Михаил ГОРСТ, специалист Института комплексных стратегических исследований:
       — Я считаю, что эффект от снижения НДС на 2% не будет столь большим, каким мог бы быть эффект от снижения ЕСН (Единого социального налога). Наоборот, поступления НДС, скорее всего, уменьшатся, сам Минфин оценивает предстоящие потери примерно в 98 млрд руб. в год. Дело в том, что столь несущественное снижение НДС не будет для предпринимателей достаточным стимулом, чтобы выходить из тени, значит, и налоговая база не увеличится.
       Разумно было бы сделать наоборот: с 2004 года снизить нагрузку по ЕСН. По разным оценкам, от 25% до 50% всей зарплаты, выплачиваемой в стране, — «серая», в конвертах. Если сопоставить поступления этого налога с реальной зарплатой, получится, что реально налог собирается по ставке в диапазоне 20—24%. Это реальная ставка, к ней и надо приближаться.
       

       — Я видел пять волн налоговой реформы за время своей работы в Госдуме — все они приводили к ухудшению положения предпринимателей, особенно малого бизнеса. Постоянно увеличиваются и налоговая нагрузка, и бумажная работа.
       Чиновники Министерства финансов имеют линейное бухгалтерское мышление: думают, что если повысить или понизить на 1% нагрузку, то, соответственно, повысятся или понизятся доходы бюджета. Они плохо образованны и к тому же живут одним днем.
       У нас заданная налоговая нагрузка — порядка 50% ВВП. Даже с точки зрения бюджета эта цифра некорректна. Если исполнение бюджета — расходы — составляют 41% ВВП, значит, столько налогов собрано — с учетом льгот, с учетом низкой собираемости.
       Есть такое понятие: налоговая ловушка. Если вы зашкалили за 30% ВВП, то мелкие изменения не приводят к увеличению поступления в бюджет. Если человек половину бизнеса перевел в тень, то суммарное снижение налогов на какие-нибудь 5% не является для него основанием, чтобы вывести на свет 50% бизнеса. Очень важна психологическая составляющая. Мы как раз находимся в налоговой ловушке. Если мы хотим сделать по-настоящему полноценную налоговую реформу, надо воспользоваться сверхдоходами бюджета от нефтяной конъюнктуры: использовать их для замещения налогов в бюджете.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera