Сюжеты

МОЦАРТ, СОЦАРТ, ЧЕБУРЕКИ

Этот материал вышел в № 46 от 30 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Студенческий капустник учебного театра ГИТИСа закрыл сезон. И тему Пародия как техника выявления художественного метода давно прописана в Малом Гнездниковском переулке. Учебный театр РАТИ (ГИТИСа) находится в том же доме Нирензее, первом...


Студенческий капустник учебного театра ГИТИСа закрыл сезон. И тему
       

      
       Пародия как техника выявления художественного метода давно прописана в Малом Гнездниковском переулке. Учебный театр РАТИ (ГИТИСа) находится в том же доме Нирензее, первом московском «небоскребе» 1910-х, где квартировал театр «Летучая мышь» Никиты Балиева, выросший из капустников Художественного театра. Сегодняшние студенты на капустниках по случаю закрытия театрального сезона отмечают вниманием разные эстетические школы; надеемся, не только в учебно-познавательных целях, но имея в виду создание своего режиссерского языка в будущем.
       
       Почетным вниманием со стороны выпускников первого режиссерского курса актерского отделения Сергея Голомазова и Михаила Фейгина нынче отмечены Анатолий Васильев, Петр Фоменко, Юрий Любимов, Марк Захаров, Вячеслав Полунин, Юрий Погребничко, Евгений Гришковец, Владимира Мирзоева, Петр Мамонов, Роман Виктюк, Кирилл Серебренников. За исключением Серебренникова, который меняется с каждой постановкой, растворяясь в актере и предлагаемых обстоятельствах, все это люди со сложившимся сценическим почерком, который действительно поддается выявлению путем преувеличенной декламации и обнажению режиссерских «нитей». И, может быть, поэтому удались пародии на самых любимых.
       Давали «Моцарта и Сальери». К Моцарту Любимова Черный человек приходит в шинели с винтовкой, «Реквием» товарищи по партии передают по рукам и по листочку накалывают на штык. Сальери Виктюка ползает за Моцартом на четвереньках, обслуга «Золотого льва» кутается в черные накидки, чтобы в нужный момент распахнуть их со всей откровенностью.
       По-серебренниковски шампанское черпают из унитаза. Гришковец, на флотский манер сложив руками козырек, залезает на стремянку проверить, есть ли правда выше. Мамонов сочиняет «Реквием», съев чебурек и прикорнув у окна своего дома в Верее. Фоменковские гений и злодей братаются за кефиром, разлитым в уютные кружки в горошек.
       Можно ли признать, что схваченные приемы мертвы? Там, где они все лишь форма, пожалуй, да, и пародия наглядно это показывает, разрушая всякие иллюзии.
       Там, где сквозь оболочку формы мерцает суть — как в «Моцарте и Сальери» Анатолия Васильева, пародия выглядит только подражанием отчетливо выговариваемым словам васильевской школы. Но на то и капустник, на то пародия, залог успеха которой — в неожиданности инверсии вульгарности и благородства.
       При всей эстрадности и смешливости пародия серьезна: она противопоставляет критикуемым ценностям стройную систему противоположных ценностей. Свою ослепительную молодость студенты противопоставили пародируемым мэтрам. Их смех, стремление проникнуть в тайны режиссерских механизмов и вскрыть шкатулочку при полном аншлаге в тесном зале — прямой путь режиссеров в бессмертие, а студентов — к диплому.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera