Сюжеты

«РАЗОГРЕТЬ ВЧЕРАШНИЙ ОБЕД»

Этот материал вышел в № 46 от 30 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Имя этой болгаро-македонской ленты о женской доле довольно точно характеризует вкус и свежесть многих фильмов XXV ММКФ Когда верстался номер, результаты ХХV ММКФ еще не были известны. Но уже стало очевидным, что жюри под руководством...


Имя этой болгаро-македонской ленты о женской доле довольно точно характеризует вкус и свежесть многих фильмов XXV ММКФ
       
       Когда верстался номер, результаты ХХV ММКФ еще не были известны. Но уже стало очевидным, что жюри под руководством Сергея Бодрова есть от чего прийти в уныние. Если судить о кинематографе исключительно по фестивальному конкурсу, возникнет ощущение: режиссура ныне – удел не слишком профессиональных, не вполне здоровых людей…
       
       Фильм как абстинентный синдром
       По определению ясно: колумбийской картине не миновать наркотиков. Но как неизлечимый наркоман, так и фильм «Несчастная любовь» не знает меры. Герои колются с первых минут до финала, бессистемно стреляя друг в друга. Все будто бы из-за любви. Апогеем этого фильма как абстинентного синдрома стала надрывная сцена: в одной кровати мучительно страдают возлюбленные (юноша с простреленной грудью и милая девушка, проколовшая себе матку… удочкой). И все это в пышной раме из цветов, голубей, свечей, самодельных икон.
       Бразильскому кино не обойтись без самбы. В ленте «Да будет воля Божия» Мурильо Саллеса, простодушного солиста группы из забытых Богом трущоб Рио, пройдохи обводят вокруг пальца и засаживают за решетку. Зато теперь его можно раскрутить как звезду интернета, невинно засевшего в тюряге. Если руководствоваться крылатым выражением: «Каким фильм получился, то и хотели сказать», в головах у авторов примерно такая же каша, как и у героев. Разницу между кашей и мозаикой осознает лишь зритель.
       
       Сквозняки истории
       Болгаро-македонский фильм «Разогреть вчерашний обед» – портрет женщины в интерьере истории. Авторы убеждают нас в далеко не новой мысли: смена власти в наших странах – сестрах по несчастью — чаще всего лишь перемена декораций, но не участи. Сербы, коммунисты, фашисты, титовские приспешники, нынешние бизнесмены – одни и те же люди, меняющие личины. К сожалению, сама картина напоминает вкус вчерашнего обеда, впитавшего лишь запахи деликатесов от Вайды и Янчо.
       Но были в патологическом анамнезе конкурса и светлые моменты. Мы уже писали о фильме «Сова» Кането Синдо. Европейцы достойно представили свою версию «большой истории» в «чисто английском фильме» «Убить короля». Больше тридцати лет назад «Кромвель» уже приезжал в Москву, а Ричард Харрис за исполнение главной роли был отмечен призом на ММКФ. И вот роль крошки Цахеса, выскользнувшего из-за спины почтенного генерала Ферфакса и вывернувшего благородный плащ республики на кровавую изнанку диктатуры, досталась Тиму Роту.
       Фильм Майка Баркера — не монументальная фреска о великой английской смуте ХVII века, хотя масштабных массовых сцен хватает (чего стоит один лишь эпизод казни на площади величественного Карла I). Но ледяные сквозняки истории насквозь продувают действие картины. Это история дружбы-вражды двух лидеров эпохи реформ: Кромвеля и Ферфакса. Борьба неистовых индепендентов против хитроумных роялистов.
       Вместе с Ферфаксом скромняга — английский Рахметов — Кромвель одерживает победу над королевской армией. Крошка Оливер казнит короля, провозгласит республику и установит жесточайшую диктатуру. По метким словам Маркса, он совместит в одном лице Робеспьера и Наполеона. Неистовые революционеры-последователи пойдут проложенной Кромвелем кровавой дорожкой, осененные старой, как мир, идеей: навести в стране порядок, провести долгожданные реформы. Более чем три века последующей мировой истории просматриваются на заднике этой добротно снятой, лишенной амбициозного эпатажа картины, почти пуританской. И черная карета Кромвеля – предвестник воронков, и кровавый террор, и повешенные для устрашения, и казнь Карла Стюарта в январе 1649 года считываются как эпиграфы ко множеству сменявших друг друга эпох революций и войн.
       
       Музыка для лифта
       Совершенно неожиданная картина от создателя «Мифунэ» Серена Краг-Якобсена. «Скагеррак» – криминальная мелодрама. Фильм, который не хочется описывать, ибо концентрация банальностей зашкаливает. В самом деле: тут и страдания суррогатной матери, и потеря любимой подруги, и предательство возлюбленного. Штамп громоздится на штамп, превращаясь в особую нетривиальную стилистику картины. Незаметно все страсти-мордасти обретают легкость волшебного перышка, которое в самые пиковые, драматичные моменты садится на нос героини, круто меняя обстоятельства ее нелегкой жизни. А откровенный привкус сказки, недавно сослуживший добрую службу знаменитой «Амели», и «Скагерраку» явно пришелся к месту. Картина словно претворяет в жизнь высказанную Феллини мысль о том, что кино – всего лишь игра, замечательная, опасная… Но все-таки игра.
       Фильму уже предъявлена неоспоримая претензия: мол, слишком уж он зрительский, вместо того чтобы быть сугубо фестивальным продуктом для избранных. Ну и бог с ними, с избранными, ведь ныне и сочинения Вивальди называют «музыкой для лифта». Сугубо же фестивальные, так называемые элитарные опусы «не для всех», на поверку оказываются игрой больного воображения авторов с точно считываемым адресом: «для себя, любимого»…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera