Сюжеты

СПАСАЯСЬ ОТ ЧЕРНЫХ ОПЕРОВ, СУЛТАН СТАЛ БОРИСОМ АБРАМОВИЧЕМ

Этот материал вышел в № 47 от 02 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Они били и требовали денег» Среди моих близких друзей большинство — люди в погонах. Полковник Виталий Бенчарский отдал армии 33 года. Он прослужил в Чечне, занимался спасением офицеров и солдат, попавших в плен. Квартиру получил незадолго...


«Они били и требовали денег»
       
       Среди моих близких друзей большинство — люди в погонах. Полковник Виталий Бенчарский отдал армии 33 года. Он прослужил в Чечне, занимался спасением офицеров и солдат, попавших в плен. Квартиру получил незадолго до увольнения. Ни машины, ни дачи не имеет. Зато имеет два боевых ордена и инфаркт.
       Кавалер двух орденов Мужества полковник милиции Умахан Умаханов возглавляет отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Дагестана. Живет с женой и тремя детьми на окраине Махачкалы в обычной хрущевке, которую получил несколько лет назад после 18 лет прозябания в 12-метровой комнатке общежития.
       Его земляк подполковник милиции Камиль Нажмутдинов возглавляет отдел внутренних дел высокогорного Цунтинского района Дагестана. Своего жилья нет, снимает у местных жителей маленький домик с печным отоплением и удобствами на улице.
       Полковник Иса Сургуев служит в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью. В органах — более тридцати лет. Квартиру в Подмосковье получил два года назад. До этого восемь лет жил с женой и пятью детьми в милицейских общежитиях или снимал самое дешевое жилье.
       По работе, связанной с освобождением заложников, я часто ездил в командировки с офицерами ГУБОПа: полковником Владимиром Лошкаревым, подполковником Сергеем Яковлевым, майором Дмитрием Даниловым и другими. Они, выполняя работу, связанную с постоянным риском для собственной жизни, часто недоедали, потому что на те мизерные суточные, которые им выделяли при командировках в горячие точки, невозможно было нормально существовать.
       Собственно говоря, сегодня все честные люди, носящие погоны, еле сводят концы с концами. Впрочем, как и учителя, врачи и многие другие работники, получающие зарплату из госбюджета. Они, честные, живут надеждой, что государство о них наконец-то вспомнит и оценит их труд по заслугам.
       Другие ждать не хотят. Оставаясь в органах, нося погоны, занимая определенные должности, они находят, за чей счет поживиться. Иногда попавшие к ним на крючок сопротивляются вымогательству, и тогда фабрикуются уголовные дела, «вешают» сроки, иногда убивают.
       
       Чеченец Борис Абрамович Беккер. Парижанин
       16 июня 2001 года мне позвонил полковник Вячеслав Пилипенко, работавший в Комиссии при президенте России по военнопленным: «Ко мне обратился знакомый чеченец. Милиция по отношению к нему беспредельничает. Ты бы с ним пообщался — может, сумеешь чем-то помочь. До завтра он может не дожить. Сейчас я передам ему трубку».
       Человек на том конце телефонного провода сообщил мне, что его зовут Борис Беккер. Когда в тот же день Султан Бекмурзаев пришел ко мне в офис «Новой газеты» и рассказал о преследованиях и вымогательстве со стороны работников МУРа, я поинтересовался: почему он представился Беккером? Он ответил: «Вынужден был из-за постоянных преследований меня в Москве как чеченца официально изменить свои имя, фамилию и даже отчество. Теперь (он показал паспорт) я — Беккер Борис Абрамович. А сейчас сотрудники МУРа охотятся за моими младшими братьями: Микаилом и Даудом».
       И начал рассказывать дальше:
       «Несколько дней назад сотрудники МУРа под видом гаишников задержали автомобиль «ВАЗ-21099» (№ 759 НУ 99 RUS), на котором брат Дауд и сестра Раминат выехали от дома на Кутузовском проспекте. Хорошо, что следом на другой машине выехал мой отец и, увидев момент задержания, подошел к сотрудникам милиции. Муровцы заявили, что Дауд находится в федеральном розыске. Хотели подбросить в машину какой-то сверток. Но сестра, увидев это, закричала, и муровцы вынуждены были сверток забрать. Дауда отпустили на следующий день, так как ни в каком розыске он, конечно, не числился.
       Однако на следующий день, 14 июня, муровцы отыгрались на другом моем брате — Микаиле. Он выехал вечером, около 21.00, от нашего дома все на той же автомашине «ВАЗ-21099». Его там же, на Кутузовском, остановили сотрудники МУРа. Милиционеры пообещали, что подбросят пистолет, если Микаил не даст им 5 тысяч долларов. Микаил, после того как его два часа возили по Москве, били и угрожали, вынужден был согласиться. Он попросил остановить машину у дома 45 по Кутузовскому проспекту и сказал, что сейчас принесет деньги. Но, как только его отпустили, Микаил убежал».
       Разговор этот с Султаном Бекмурзаевым (он же — Борис Беккер) происходил, повторюсь, два года назад. Я обещал выяснить все обстоятельства и причины преследования братьев Бекмурзаевых. Но Султан вскоре исчез, и я потерял связь с Бекмурзаевыми.
       И вот несколько дней назад — звонок из Парижа. Со мной поочередно говорят Султан и Микаил Бекмурзаевы. Оказывается, Султан уехал за границу спустя несколько дней после нашего разговора. Жил в разных странах. А теперь вот — во Франции. В марте нынешнего года, после полутора лет, проведенных в заключении, к нему в Париж приехал и брат Микаил.
       Его задержали 26 июня того же 2001 года те же самые сотрудники МУРа.
       «Их было человек двенадцать, — рассказывает Микаил. — Но Вадима Владимирова, Николая Демина, Игоря Островского и Вячеслава Ли я узнаю всегда. Они и подбросили мне 26 июня наркотики, пистолет и патроны. Первый раз они ко мне приехали 14-го, потом я их увидел 15 июня, когда отец вместе с нами и адвокатом поехал в Дорогомиловскую прокуратуру, чтобы оставить заявление, что нас преследуют сотрудники МУРа. Заявление мы оставили заместителю прокурора Мартемьянову. А Владимиров, Демин и вся эта банда «пасли» нас около Дорогомиловской прокуратуры».
       В разговор вступает Султан Бекмурзаев:
       — Мы договорились с Мартемьяновым, что поедем в отдел милиции «Дорогомилово» и оставим там эту машину под охраной, так как документы на нее и права Микаила муровцы изъяли днем раньше… Как только Микаил отъехал от прокуратуры, за ним сразу же ринулись три автомобиля: «Форд таурус», номер которого я помню до сих пор, и две «Лады»: «семерка» и «девятка». Я наблюдал эту картину со стороны и, как только Микаила остановили, бросился в прокуратуру к Мартемьянову, попросил его вмешаться. Когда зампрокурора предъявил муровцам свои документы, они их проверили, а затем стали его нецензурно оскорблять. Потом уехали… Но когда мы подъехали к отделу милиции, там же появились «семерка» и «девятка» с муровцами. Мы поняли: защиты для нас нет… Зайдя в отдел милиции, мы позвонили нашему товарищу и попросили забрать нас. Тот приехал на иномарке и заехал прямо в милицейский дворик. На выезде муровцы нас узнали и бросились в погоню, но догнать не смогли. А 26 июня Микаила все же задержали, подбросив наркотики, патроны и пистолет. Показания на предварительном следствии и в суде в качестве свидетелей давали те же Николай Демин, Вадим Владимиров и Игорь Островский.
       Снова в разговор вступает Микаил:
       — Интересно, что одним из свидетелей по моему делу проходил сотрудник МЧС Лаптев, привлеченный в качестве понятого при задержании. Прямо во время суда Лаптева вызвал по телефону его начальник — генерал МЧС Ганеев.
       По приговору суда Микаил Бекмурзаев за незаконное ношение оружия и за незаконное хранение наркотиков получил 2,5 года лишения свободы в колонии-поселении. При этом прокурор требовал условного наказания. Судья оказался более строг.
       О том, что пережил Микаил Бекмурзаев в местах заключения, — разговор отдельный. Скажу лишь, что в колонии его пытались заразить туберкулезом.
      
       Душенко — не Жеглов, а Шараповы в российской милиции есть
       В материале «Точно Жеглов или все-таки Шарапов?» (№ 89 «Новой газеты» от 2 декабря прошлого года) я задавался вопросом: чья позиция победит в российской милиции XXI века — капитана Жеглова, который подбрасывает карманному воришке кошелек, чтобы выбить показания на интересующих его людей, или старшего лейтенанта Шарапова, возмутившегося этими незаконными методами?
       Напомню читателям некоторые фрагменты того материала. После событий на Дубровке сотрудники различных управлений МВД занимались поисками пособников убитых террористов. 28 октября автомобиль, на котором ехал предприниматель Мустафа Дургаев, был задержан сотрудниками милиции. Среди них Мустафа узнал ранее преследовавших его и жену Марину Аникину сотрудников отдела по борьбе с оргпреступностью Г. Козлова и Г. Фирсова. А впоследствии по голосу — майора МУРа Вячеслава Душенко, руководившего всей группой задержания.
       Я писал тогда: арест Мустафы Дургаева был проведен с такими серьезными нарушениями, что дало основание полагать: взрывное устройство, обнаруженное в его машине, было попросту подброшено сотрудниками милиции. Те же сотрудники милиции во время обыска в офисе Дургаева подбросили его братьям Муслиму и Мусе по три спичечных коробка с наркотическим веществом, а в обыскиваемое помещение — гранату. Тогда высокие профессиональные и моральные качества проявила расследовавшая дело старший дознаватель ОВД московского района Зюзино капитан милиции Людмила Воронина. Она, изучив все обстоятельства, отказала в возбуждении уголовного дела на Муслима и Мусу Дургаевых.
       Мустафе же пришлось нелегко. Его продержали под стражей несколько месяцев, но потом изменили меру пресечения на подписку о невыезде. А несколько дней назад следователь следственного отдела при ОВД «Чертаново-Южное» майор юстиции Николай Коршунов подписал постановление о прекращении уголовного преследования Мустафы Дургаева, признав, что взрывное устройство и граната были действительно подброшены ему сотрудниками милиции.
       Я попросил прокомментировать это постановление адвоката М. Дургаева Николая Иванова. Того самого Иванова, который вместе с Гдляном расследовал в 80-е годы широко известное «узбекское» дело.
       — Нами было выявлено большое количество нарушений со стороны сотрудников милиции, которыми руководил начальник отделения 4-го отдела оперативно-разыскной части (ОРЧ-2) МУРа майор Вячеслав Душенко. Эти нарушения содержат признаки таких преступлений, как злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий. Протокол осмотра места происшествия не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Все доказательства, на которых основывалось обвинение Дургаева М., получены с нарушением закона. Ну, например, некоторое время до появления понятых задержанный Дургаев М. и его автомашина находились в полном распоряжении членов опергруппы. Майор Душенко в отсутствие понятых дважды садился в салон автомашины и что-то там делал, наклонившись к переднему сиденью, а при проведении осмотра автомашины давал указания, что и в каком месте следует искать.
       Он же незаконно руководил проведением обыска, в ходе которого была подброшена граната.
       Нарушения можно перечислять и дальше. К чести следователя ОВД Коршунова и Чертановской прокуратуры эти и многие другие процессуальные нарушения, на которые обращали внимание адвокаты, не остались незамеченными.
       Следствие в итоге пришло к выводу о непричастности Мустафы Дургаева к незаконному приобретению, хранению, перевозке, ношению самодельного взрывного устройства и гранаты Ф-1.
       
       Пересмотреть обвинительные приговоры
       Есть основания полагать, что сотрудники МУРа Владимиров, Демин, Душенко и другие не только фактически фабриковали уголовные дела, но и давили на следствие, суды, Управление исполнения наказаний, а также, «сливая» сфабрикованные материалы в прессу, формировали нужное им общественное мнение. В этой связи мы считаем, что все уголовные дела, к которым имеют отношение эти и другие сотрудники МУРа, подлежат пересмотру.
       В частности, в номере 45 «Новой газеты» от 27 июня прошлого года в материале «Задержание» я писал об аресте Ибади Турачева. Как выяснилось, и здесь поработали майор МУРа Душенко и его компания. Мы имеем основания полагать: группа Душенко подбросила пистолет. Сами милиционеры произвели выстрел, а обвинили в этом Турачева. Он получил 11 лет за попытку покушения на сотрудников милиции.
       Неофициально мы располагаем информацией, что майор МУРа Вячеслав Душенко задержан. Что дальше? Какова судьба его жертв, жертв «оборотней в погонах»?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera