Сюжеты

В МУРЕ НАЧАЛАСЬ ЗАЧИСТКА

Этот материал вышел в № 47 от 02 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С 1 июля приказом начальника ГУВД Москвы генерал-лейтенанта милиции Владимира Пронина все кадровые сотрудники Главного управления уголовного розыска выведены за штат 27 июня, в пятницу, пополудни в ДК ГУВД (ул. Новослободская, 45/3)...


С 1 июля приказом начальника ГУВД Москвы генерал-лейтенанта милиции Владимира Пронина все кадровые сотрудники Главного управления уголовного розыска выведены за штат
       

   
       27 июня, в пятницу, пополудни в ДК ГУВД (ул. Новослободская, 45/3) состоялось закрытое совещание. Присутствовали все кадровые офицеры пятнадцати подразделений МУРа (700 с лишним человек), все начальники отделов и управлений ГУВД, руководство главка.
       Повестка дня до самой последней минуты была неизвестна.
       То ли с докладом, то ли с сообщением выступил сам Пронин. Вот суть: с 1 июля все офицеры МУРа, включая руководство, будут выведены за штат. Генерал тут же принялся уверять обалдевших офицеров, что речь идет об обычном плановом мероприятии в ходе реструктуризации московской милиции. Пока сыщики будут за штатом, начальство будет решать, кого из них вернуть обратно, а кого нет.
       Понимая, что он преподнес залу отнюдь не конфетку, Пронин тут же принялся убеждать, что кадровые упражнения никак, ни в коем случае не связаны с нашумевшим «делом «оборотней» и что те, кто этим отщепенцам не сват и не брат, могут пребывать в полнейшем спокойствии.
       С тем и разошлись.
       Примечательно, что в тот же пятничный вечер по каналу НТВ шла программа Шустера «Свобода слова» — речь в ней шла, как можно догадаться, об «оборотнях» из МУРа. Казалось бы, присутствовавшие на ней начальник МУРа Трутнев и статс-секретарь, заместитель министра внутренних дел РФ Васильев имели прекрасную возможность обрадовать собеседников и телезрителей радостной новостью: через три дня былого МУРа в Москве уже не будет, а будет новый — куда меньше и лучше прежнего, уже без «оборотней». Но нет, об этом важнейшем событии в их милицейской жизни и генерал, и полковник дружно молчали, продолжая уверять студию, что предателей в МУРе — жалкие единицы, а остальных пальцем никто не тронет.
       В понедельник, 30 июня, руководители МВД и ГУВД наперебой стали раздавать интервью о том, что случилось в пятницу. Но сначала сотрудник управления информации и общественных связей ГУВД Евгений Гильдяев высек «некоторые СМИ» (прежде всего сетевые. — Г. Р.) за их фантазии, будто реорганизация в МУРе связана с расследованием так называемого дела оборотней. Вразумлять прессу стал и начальник ГУВД Пронин, настойчиво убеждая неверующих, что никакой чистки в МУРе нет, а есть обычное плановое мероприятие и паниковать здесь нечего.
       «Эти решения носят плановый характер, — вторил начальнику тот же Гильдяев, — и были намечены еще в ноябре—декабре 2002 года». Именно от него мы узнали, что планируется некоторое сокращение численности сотрудников Главного управления уголовного розыска Москвы и что связано это с тем, что в МУРе останутся 4—5 направлений, сотрудники которых будут заниматься расследованием только тяжких и особо тяжких преступлений.
       Здесь у меня вопрос за вопросом. Первый: если сокращение в МУРе намечено давным-давно, сколько же будет здесь направлений — 4 или 5? Это не мелочи — каждое направление обеспечивает несколько подразделений, и от их количества напрямую зависит, сколько именно оперов станут безработными.
       Второй: если все решено давным-давно, какой умник посоветовал начать погром МУРа именно в самые тяжкие для него дни? Ведь чуть больше недели прошло после скандала с арестами, которые только очень наивный человек постарается в своих размышлениях о происходящем отбросить прочь.
       И, наконец, третий вопрос: бьюсь об заклад, что оба утешителя ни за что не вспомнят хоть одну мелочовку, которую расследовал бы МУР, — будь то семейный мордобой или убогая кража. Здесь ведь элита российского сыска работает, сам министр в этом на днях нас уверял.
       А уж коли зачищать московское угро принялись именно теперь, то именно потому, что «оборотни» видятся прошляпившему руководству едва не в каждом. Это мое обобщение я сейчас подкреплю отнюдь не эмоциями.
       В тот же понедельник, 30 июня, в «Новой газете» я напечатал репортаж из МУРа с потешным теперь заголовком «Управление угро продолжает работать в штатном режиме». Репортаж этот понадобился мне вовсе не для того, чтобы ублажить милицейское начальство. Нужно было показать людям, что МУР остается их защитником, что криминал все так же боится его оперов и что сбоев в своих разработках угрозыск не допускает, как бы скверно ни было на душе от случившегося позорища.
       Но в тот же чертов понедельник мне позвонили офицеры МУРа, чьи высказывания я приводил в материале, и обложили меня такими словами, что не приведи бог услышать. Напомню, что каждого моего собеседника я прикрывал вымышленным именем, званием, должностью (не от бандитов, которые их прекрасно знают, а от начальства, которое терпеть не может откровений своих сотрудников с журналистами). И это несмотря на то, что все мои старые знакомые на чем свет стоит кляли «оборотней» и к своему руководству были более чем лояльны. Да и что они мне говорили? То, что арест предателей их не удивил и не потряс, — давно замечали неладное? Но и генерал Ромодановский, начальник главка УСБ МВД РФ, так же считает: славные его ребята не один год шли по следу каждого из нынешних арестантов. Что еще не все двурушники выявлены и надо ждать новых арестов — а министр о чем говорит?
       Так вот: как только номер «Новой газеты» попал на Петровку, все мои собеседники были вычислены, доставлены на генеральский ковер и подвергнуты унизительному разносу. Вот они меня теперь и корят: уверены, что в штат МУРа, которому они отдали по 10—15 лет, им уже не вернуться — болтунам здесь не место. Черт побери эти дикие нравы — свое мнение могут высказать министр, его зам, в крайнем случае уполномоченный на то клерк из пресс-центра, а просто опер не смеет? Закон омерты здесь, что ли?
       Теперь я понял, что имел в виду заместитель министра генерал Васильев, опять-таки в тот же понедельник заявивший журналисту: «Всякий сотрудник, который вступил в противоречие с существующей системой, как правило, обречен на жесточайший стресс, на режим наибольшего неблагоприятствования по службе и по жизни».
       Об «оборотнях», предавших присягу и честь, так не говорят — эту нечисть кладут мордами вниз, надевают наручники и усаживают на нары.
       Тогда кого же имел в виду генерал? Я, кажется, догадываюсь. И от этого больно вдвойне.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera