Сюжеты

МОНОПОЛИЯ ЧЕРНЫХ ПЯТЕН

Этот материал вышел в № 47 от 02 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Государственная компания «Транснефть» ставит опасный эксперимент над российской природой Каждая уважающая себя фирма стремится оставить свой след на родной земле. В случае с государственной компанией «Транснефть» этот след можно увидеть...


Государственная компания «Транснефть» ставит опасный эксперимент над российской природой
       
       Каждая уважающая себя фирма стремится оставить свой след на родной земле. В случае с государственной компанией «Транснефть» этот след можно увидеть воочию — в виде бесчисленных нефтяных луж, разбросанных по зеленым сибирским просторам. По мнению российских экологов, «трубный монополист» в своей деятельности напоминает нерадивого сантехника, затыкающего очередную протечку на дырявой трубе случайно попавшим под руку куском изоленты.
       Мы уже писали о том, как сказывается на нефтяной отрасли страны монополия «Транснефти». По мнению специалистов, на новые трубопроводы у государства нет денег, а частных инвесторов на рынок перекачки нефтепродуктов не пускает все та же «Транснефть». В результате страдают не только нефтяные компании, лишенные возможности транспортировать добытое сырье на новые рынки и разрабатывать перспективные месторождения. Сегодня под угрозой исчезновения оказалось хрупкое природное равновесие Российского Севера: природозащитные организации считают, что износ оборудования российского государственного комплекса транспортировки «черного золота» достиг катастрофического уровня. Но переломить ситуацию, отменив явно искусственную монополию компании-грязнули, может только российское правительство.
       
       Миллиард на поверхности
       Роль управдома, приструнившего наследившего в прихожей сантехника, на этот раз сыграла консалтинговая компания IWAKO. В ее докладе последствия работы компании «Транснефть» в Западно-Сибирском регионе получили на редкость жесткую оценку. По мнению экспертов, загрязнения тамошней земли, воды, воздуха и леса из-за постоянных аварий на нефтепроводах приняло характер природного бедствия.
       Так, обследовав заповедные некогда территории, эксперты выяснили, что 840 тысяч гектаров ранее нетронутой земли в Западно-Сибирском регионе основательно загажены продуктами так называемого «нефтяного разлива». Источник загрязнения был найден сразу: понятно, что нефть, разлитая по поверхности, взялась из вполне реальных нефтепроводов, которые без должного за ними ухода имеют обыкновение протекать. Количество же разлитой нефти, находящейся в виде водной эмульсии, оценивается специалистами в один млрд тонн.
       Как рассказал «Новой газете» координатор морской программы Всемирного фонда защиты дикой природы Василий Спиридонов, все трубопроводы Западной Сибири находятся в крайне неудовлетворительном состоянии, но самой опасной зоной в плане возможных аварий на нефтепроводах является бассейн реки Печора. Около восьми лет назад там уже произошла экологическая катастрофа, когда вылившаяся из нефтепровода нефть сначала попала в бассейн реки, а затем и в нее саму. Трудно даже ориентировочно оценить ущерб от этой катастрофы, а также указать на точные координаты сел и городов, в которых экологические последствия происшествия были наиболее ощутимыми для флоры, фауны и в первую очередь для человека. Да и нет пока такой службы, которая бы по первому сигналу выезжала на место происшествия и занималась не только подсчетами, а еще и сбором нефти. Тем временем в том же регионе под угрозой потенциального разрыва находятся тысячи километров трубы.
       Например, с незавидным постоянством трещат по швам трубы на Обской губе, и ежегодно обское течение уносит тонны «черного золота» в Баренцево море. Сама по себе система Оби и Обская губа уникальны в плане биологического разнообразия. По мнению Василия Спиридонова, деятельность «трубного монополиста» может превратить этот регион в черную нефтяную пустыню:
       — По размерам Обь можно сопоставить с приличным морем: здесь есть нигде больше не встречающиеся стада стерляди, осетра, рыб сиговых пород. Если «Транснефть» не сбавит обороты своей деятельности, то всей популяции биологических ресурсов этого региона грозит деградация и как следствие вымирание.
       «Транснефть» не зря претендует на исключительное положение в сырьедобывающей отрасли: последствия ее деятельности заметны в каждом нефтяном регионе страны. Сегодня катастрофическая ситуация сложилась не в отдельно взятом районе, а сразу в нескольких российских регионах. Под угрозой нефтяных разливов живут сегодня жители Ханты-Мансийского округа, Тюменской, Иркутской и других нефтегазоносных областей России. Случись прорыв нефтепровода в одном из теплых и густонаселенных регионов России, его последствия привлекли бы всеобщее внимание и наверняка были бы оперативно ликвидированы. Но в нашем случае речь идет именно о холодных областях, где в случае аварийного разлива нефть годами будет отравлять все живое в округе: низкая температура воздуха не позволяет тяжелым нефтяным фракциям быстро и бесследно разложиться, а удаленность трубопроводов от населенных пунктов позволяет компании экономить на последующей рекультивации земли.
       Ученые даже вывели специальный термин «ежегодный прирост загрязнения». Так вот, по этому параметру приблизительно 30 тыс. гектаров земли в Западной Сибири каждый год поглощают вылившуюся нефть. Причем каждый год количество мелких аварий, связанных с трещинами в трубопроводе, достигает 50 тысяч. И это только официальные данные, которыми с «Новой газетой» поделились западносибирские экологи. Что происходит на самом деле, догадаться невозможно: трубы «Транснефти» обветшали настолько, что проще узнать, где таких аварий не происходит.
       «Прорывы» случаются даже на дне Баренцева моря. Внутри труб, пролегающих по морскому дну, с течением времени образуется то, что специалисты называют «грифунами», — то есть накипь, которая заставляет трубу ржаветь изнутри. Когда грифуны разрастаются, труба лопается, а ее содержимое оказывается в воде. Если это вода морская, то о прорыве узнают разве что местные рыбаки да еще, может быть, экологи. В случае, если разрыв трубы произошел в реке, население целых городов будет вынуждено пить воду с характерным запахом керосина.
       
       А у нас на кухне нефть…
       Как рассказала нам руководитель одной из иркутских экологических организаций Марина Лихванова, крупнейшая авария подобного рода случилась около десятилетия тому назад близ двух маленьких поселков Солерудник и Тыреть Иркутской области. С тех пор коренные жители иркутской глубинки лишены возможности пользоваться таким элементарнейшим благом цивилизации, как вода. Нет ни горячей, ни холодной. Вернее, фактически вода в дома людей подается исправно, только пить ее невозможно. Даже спустя десять лет вода имеет характерный запах нефти. Никто из представителей «Транснефти» за все эти годы даже не удосужился приехать в Иркутскую область и справиться, как «живы-здоровы» местные жители. Ведь именно по вине нефтяного гиганта произошла авария, последствия которой жители в прямом смысле расхлебывают до сих пор.
       
       Славное море, мазутный Байкал
       Редко случающиеся периоды лихорадочной активности «Транснефти» столь же пагубны по своим последствиям, как и ее бездействие. В ближайшее время «Транснефть» собирается проложить нефтепровод на отрезке Омск—Ангарск, что фактически ставит под угрозу безопасность всего природного комплекса региона.
       Во-первых, нефтепровод предполагается тянуть по северу Байкала, и при таком раскладе он пересекает притоки в реку Верхняя Ангара. Во-вторых, в этом районе велика вероятность мощных землетрясений. В случае возникновения ощутимых подземных толчков спросить за разрывы новехонького трубопровода и за экологический ущерб будет не с кого. Даже на этапе проработки деталей проекта «Транснефть» отказалась проводить общественные слушания по спорному проекту.
       — Именно из-за этого государственная экспертиза, которая решает, давать или не давать «добро» проекту, временно приостановила амбициозные поползновения нефтяников до тех пор, пока те не войдут в народ и с ним не проконсультируются, — сообщили нам иркутские экологи.
       По настоянию иркутских коллег настороженно к деятельности «Транснефти» относятся и жители Бурятии. Не согласовав толком планы по строительству нефтепровода Омск—Ангарск, глава компании г-н Вайншток выступил с инициативой строительства другого отрезка трубы — Ангарск—Приморье с нефтяным терминалом в Ангарске. С помощью этого нефтепровода «Транснефть» планирует наладить экспорт нефти в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.
       По словам известного бурятского эколога Сергея Шалхаева, за последние 10 лет в Бурятии благодаря «Транснефти» произошли шесть крупных аварий. Сотни метров трубы рвались по причине изношенности. Иногда их «разрывали» подземные толчки. Так и сегодня. Малейшие колебания земной коры могут привести к экологическому бедствию: нефть уйдет в подземные горизонты, и извлечь ее оттуда будет невозможно. Сейчас специалисты уже приступили к инженерно-техническим работам по монтированию труб, что иначе, как безответственным экспериментом, не назовешь.
       

     
       P.S. Уже сегодня экологи готовятся к авариям там, где «Транснефть» планирует протянуть новые километры своей «монопольной» трубы. Нефтепровод может в скором времени стать украшением ландшафта острова Сахалин. Об этом нам сообщили местные журналисты, проводящие собственное исследование обоснованности этого сомнительного, с природоохранной точки зрения, проекта. А специалист по подводным нефтепроводам Василий Спиридонов рассказал нам о намерениях «Транснефти» проложить трубу по так называемому горлу Белого моря, посредством которого оно сообщается с морем Баренцевым, – рискованный проект был принят руководством нефтяного гиганта в рамках расширения Мурманской трубопроводной системы. Мы будем следить за тем, как развивается противостояние экологов и руководства «Транснефти». Подробности – в ближайших номерах «Новой газеты».
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera