Сюжеты

ВЫСТАВКА ЛЬВА

Этот материал вышел в № 47 от 02 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Московский дом фотографии открыл запасники в честь 80-летия спортивного фотографа «Огонька» Льва Бородулина В запасниках Московского дома фотографии хранится много сокровищ, и архив лучшего спортивного фотографа «Огонька» 50 — 60-х Льва...


Московский дом фотографии открыл запасники в честь 80-летия спортивного фотографа «Огонька» Льва Бородулина
       
       В запасниках Московского дома фотографии хранится много сокровищ, и архив лучшего спортивного фотографа «Огонька» 50 — 60-х Льва Бородулина — вершина айсберга. Нынешняя выставка — в честь его 80-летия.
       Студент полиграфического института Лев Бородулин поначалу больше интересовался баскетболом и играл в институтской сборной, фотографией же подрабатывал — в итоге стал спортивным фотографом. Тогда же освоил цвет, что позволило со временем влиться в легендарную команду «Огонька» 50-х, — со знаменитым Дмитрием Бальтерманцем Бородулин пятнадцать лет делил одну фотолабораторию. Одним из первых осознав коллекционную ценность советской фотографии, Бородулин собирал работы Родченко, Шайхета, Халдея, Халипа, Гурария, и его частная коллекция считается одной из самых крупных.
       Сегодня уже работы самого Бородулина интересуют коллекционеров и любителей фотографии. Билл Клинтон приобрел его «Спортивный парад 1956 года» для украшения Белого дома в 1996 году, когда первая московская фотобиеннале совпала с московским саммитом. От фотографии идет мощнейшей силы заряд: шикарный русский генофонд вышагивает под развевающимися знаменами, загорелые руки, не знавшие соляриев и «кетлеровских» тренажеров, легко сжимают древки.
       Его величество репортаж, высшая школа сочувствия и политкорректности, была закончена Бородулиным на «отлично»: крохотная старушка в войлочных ботиках «прощай молодость» скорбно бредет под английскими вывесками («Старая Англия», 1963); амстердамская «Семья» кричит о невозможности равенства и братства вне СССР: белая мать с высоко поднятой головой, уставший черный отец, плачущий ребенок между ними. Ненавязчивую пропаганду советского строя затмевают идеальная композиция и авторский взгляд.
       Сегодня полезно посмотреть, как виртуозно обходили сложности цветной печати при несовершенной полиграфии. Вот Москва в 1961 году: уже в неоновых огнях, но вместо рекламы «кока-колы» — сияющая буквами про решения XXII съезда. Вот в интерьерах небогатой опрятной «хрущевки» примерный отец делает зарядку вместе с дочерьми («Папа, больше жару!»): сочный фикус на окне и банты в девчачьих волосах – не меньший символ эпохи, чем парады на Красной площади.
       Но истинную славу Бородулину принесли черно-белые фотографии со спортивных соревнований. «В космос!», «С вышки!», «Спортивный орнамент», «Водный праздник» вошли в историю советской фотографии. Впитанные у Родченко эффектные ракурсы «снизу вверх», резкость и свобода схваченных движений роднили Бородулина и оттепельный «Огонек» с двадцатыми годами. Возобновившаяся борьба с формализмом вынудила фотографа в 1972 году уехать в Израиль; там он живет по сей день, оставаясь одним из самых дорогих русских фотографов на западных аукционах и в московских фотогалереях. Великая школа отечественной фотографии глядит с его работ мощно и гордо. А сам Бородулин, всю жизнь слывший невероятным красавцем, остается им: по-прежнему сухощав и щеголеват, как на редакционном «огоньковском» удостоверении 1965 года.
       
       Остоженка, 18. Московский дом фотографии. До конца лета
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera