Сюжеты

НАШИ КОРРЕСПОНДЕНТЫ ПЕРЕДАЮТ С МЕСТА ТРАГЕДИИ

Этот материал вышел в № 48 от 03 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

16.00 Аня (девушка вышла из-за ограждения): — Музыка не останавливалась ни на минуту, народ ни о чем не знал. В какой-то момент начали звонить мобильные телефоны, оказывается, произошел теракт. Друг другу практически ничего не передавали,...


       

    
       16.00
       Аня (девушка вышла из-за ограждения):
       — Музыка не останавливалась ни на минуту, народ ни о чем не знал. В какой-то момент начали звонить мобильные телефоны, оказывается, произошел теракт. Друг другу практически ничего не передавали, выходили маленькими группами те, кому было страшно. Из-за громкой музыки никто ничего не слышал, а те, кому сообщали о взрыве друзья, не спешили уходить — все к тому времени накачались пивом и не воспринимали это всерьез.
       
       Информация от милиции:
       «Перекрыли входы и не пускали никого внутрь, внутри никому не сообщали, так как боялись, что народ поломится на выход, а там могут быть еще шахиды. Решили продолжать фестиваль и не устраивать паники».
       
       17.00
       Артем:
       — Мы стояли около сцены, колонки буквально разрывались. Но все же мы слышали два хлопка с интервалом примерно в пятнадцать минут. Решили, что это петарды... Но через некоторое время мне позвонил друг и сказал, что нас взрывают. На наши расспросы те люди, которые следили за порядком, ответили, что фестиваль продолжается. Потом на территории аэродрома появился очень большой отряд милиции. Все зрители были разделены на два сектора — четко, быстро и оперативно. Никого не подпускали к сцене. Но в принципе на таких больших фестивалях это нормально.
       Попытались выйти, но толпа была очень большая и плотная. Милиция через главный вход не выпускала, нас отправили на боковой. У выхода нас оперативно посадили в автобусы и повезли к станции метро «Сокол».
       Проехали мимо входа на аэродром. Там творился полный хаос.
       
       17.20
       В отличие от «Норд-Оста» спецслужбы и милиция сработали весьма оперативно. Уже через несколько минут после взрыва территория была оцеплена, а затем перекрыты дальние подступы к тушинскому аэродрому. Впрочем, машины с прессой пропускали почти к самой ограде. Подтягивались колонны с рейсовыми автобусами, что сразу же вызывало неприятные ассоциации. Однако выяснилось, что власти таким образом решили эвакуировать зрителей после окончания концерта.
       Концерт продолжался. Мы подъехали, когда Макаревич пел что-то знакомое, а из служебных ворот выезжал микроавтобус с надписью: «Чиж и Ко». На подступах толпились родственники тех, кто находился на концерте. Нехватка информации порождала среди них панику, которую неспособны были рассеять омоновцы, стоявшие в оцеплении. Они сами толком ничего не знали.
       Из доносившихся из ближайшей рации переговоров удалось выяснить, что концерт решили не прерывать, чтобы избежать паники. Тем более что на летном поле, как говорили очевидцы, никаких взрывов не было слышно. Милиция, работавшая в толпе, начала потихоньку выводить за ограду отдельные пьяные группки.
       Тех, кто покидал концерт самостоятельно, направляли к станции метро «Тушинская». Один из зрителей концерта выходил с летного поля как раз после того, как раздался взрыв. По его словам, недалеко от касс на тротуаре лежали останки молодой женщины, и оперативная бригада проводила следственные действия. Среди омоновцев, охраны аэродрома и очевидцев ходили упорные слухи, что эта женщина была шахидка. Затем эту информацию подтвердили официально со ссылкой на МВД.
       Родителей становилось все больше. Им сообщили, что пускать никого не будут до окончания концерта, и они безуспешно пытались связаться с детьми по мобильным телефонам — в радиусе нескольких километров от места происшествия мобильная связь работать практически перестала. Когда стало известно, что взрывы произошли не на поле аэродрома, а на подходе к нему — у касс, паника немного улеглась. Подтягивались внутренние войска, выстраивая коридор у выхода.
       Небольшие группы меломанов с пивом в руках выходили за ограждение и удивлялись, к чему такие меры безопасности и почему так много милиции. Они еще ничего не знали.
       
       20.00
       Лариса Пальцева (директор группы «Ночные снайперы») по телефону:
       — Вы знаете о том, что происходит?
       — Да, знаем. (Говорит спокойно, на заднем плане играет музыка.)
       — А что сейчас творится на фестивале?
       — Фестиваль продолжается.
       — То есть о теракте ничего не говорят?
       — Давайте поговорим об этом завтра. (Вешает трубку.)
       
       21.20
       Эдуард Шумейко, директор группы «Пятница»:
       — Мы въезжали через боковой вход. Еще в дороге мне позвонили и сказали, что произошел теракт. А группа «Машина времени», которая должна была выступать перед нами, не может выступить, потому что одного из участников группы просто не впускают на территорию. Он заходил со стороны главного входа, а там уже был кордон. Нам сообщили, что срочно нужно выходить на сцену, чтобы публика не разошлась.
       Пока выступала «Пятница», я видел, как из задних рядов понемногу выводят людей. Публике объявили, что фестиваль будет СОКРАЩЕН, но не приостановлен. По каким причинам — не сказали.
       Все музыканты знали, что происходит, но понимали: нормально отыграть программу нужно, чтобы не было паники среди публики. После нас на сцену вышли «Машина времени», «Ночные снайперы», Zdob zi zdub и «Моральный кодекс».
       Выехали мы через тот же боковой вход без проблем.
       
       Уже в пять часов вечера в субботу служба безопасности метрополитена успела надиктовать на пленку и разослать по всем станциям экстренное сообщение: «По техническим причинам концерт на аэродроме в Тушине был прерван».
       И дальше — гробовое молчание. Только сухие цифры телефонов четырех городских больниц, куда доставляли жертв террористического акта.
       В Институт скорой помощи им. Склифосовского субботним вечером привезли 11 человек. Медики не говорили, живы люди или нет. Начальник охраны одного из блокпостов института Николай Гутовский сообщил, что были только раненые.
       Первая градская больница. Главный врач патологоанатомического отделения за последние «террористические» годы вывел печальное уравнение. По его словам, если на месте теракта еще и стреляют, то обычно на одного убитого приходятся 20—30 раненых. Если же происходит взрыв, то, по негласной врачебной статистике, на одного убитого приходятся около 60 раненых. При взрыве, в результате которого несколько человек погибают от осколочных ранений, число раненых доходит до сотни.
       Обобщенная информация выглядит так: поздним вечером в субботу в Боткинской больнице находились 12 раненых, двое — в тяжелом состоянии. В больнице № 33 — шестеро, в тяжелом состоянии — один. 81 клиническая больница (Алтуфьево) один пострадавший, множественные осколочные ранения нижней трети бедра и правой ягодицы. В 36-й больнице, в реанимации, — двадцатипятилетняя девушка и тридцатидвухлетний мужчина. Их состояние врачи оценивают как тяжелое. Звоним через час. Мужчина умер. В больнице № 67 — в критическом состоянии восемнадцатилетний парень.
       
       Илья ВАСЮНИН, Алла ГЕРАСКИНА, Инна ГОРДИЕНКО,
       Аревик КАРАПЕТЯН, Сергей МИХАЛЫЧ, Сергей ПЕТРОВСКИЙ,


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera