Сюжеты

«КАЛЛАС НАВСЕГДА»: ПОГАНЫЙ СЦЕНАРИЙ ПРИ ПОТРЯСАЮЩЕМ ЗВУКЕ

Этот материал вышел в № 48 от 03 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В фильме Франко Дзеффирелли новые технологии дарят блистательной певице, утратившей голос, ее прежнее дарование. Во всем блеске. И за это не надо отдавать дьяволу душу. Или все-таки надо? Новый фильм восьмидесятилетнего Франко Дзеффирелли...


В фильме Франко Дзеффирелли новые технологии дарят блистательной певице, утратившей голос, ее прежнее дарование. Во всем блеске. И за это не надо отдавать дьяволу душу. Или все-таки надо?
       
       Новый фильм восьмидесятилетнего Франко Дзеффирелли заранее внушал трепет: сплетение легенд, искусств, жизненных и сценических коллизий. И вот фильм «Каллас навсегда», сыграв роль парадного финального занавеса на Московском кинофестивале, облачившись в будничную одежду, вышел на скромный простор российского кинопроката.
       
       Меломаны, любительницы «караванных историй», уже поседевшие поклонники маэстро Дзеффирелли (сегодня сверстникам его оскароносных «Ромео и Джульетты» уже за пятьдесят) – вот передовой, не слишком многочисленный отряд его зрителей.
       Мастер оперных феерий (на сцене и на экране) задумал воплотить в кино фантазию на тему собственной дружбы с одной из первых оперных див мира Марией Каллас, «божественным сопрано», вырвавшимся за пределы мощного притяжения бельканто. Вне росчерков восьмушек и четвертей партитуры, не по указанию дирижерской палочки — по велению грандиозного драматического таланта, подлинной страсти существовали ее Медея, Анна Болейн, Норма, Амина, Виолетта, Тоска. Отравившись ядом «любовного напитка» небывалых чувств на сцене, она и сама прожила жизнь, полную романтических надежд и их крушений.
       Дзеффирелли рассказывает о Каллас — Призраке оперы, о закате ее судьбы (ксерокопированной папарацци во множестве глянцевых журналов). В качестве пробы пера роль примадонны он вначале предлагает неподражаемой Терезе Стратос, памятно сыгравшей Травиату в его киноопере. Думаю, отказ Стратос был предсказуем. Зачем одной из самой гармоничных оперных див воплощать в кино другое, более яркое светило? Да еще в момент его угасания. Тогда и возникла идея подарить роль потерявшей голос певицы Фанни Ардан, мастерице тончайшей психологической графики и тихой драмы. Ведь в своем замысле режиссер опирался прежде всего на редкое актерское дарование Каллас…
       У монументального портрета, сочиненного Дзеффирелли, объемная оптика. Ардан играет метания стареющей дивы сквозь призму собственных переживаний. (Конечно, облик и внешность французской звезды – не буквальный портрет греческой певицы, скорее фантазия на тему.) Режиссер вставляет в глазок камеры двойную диоптрию: друг примадонны импресарио Ларри (Джереми Айронс) — прямой альтер-эго Дзеффирелли, да и в образе самой певицы режиссер с флоберовской откровенностью рисует собственное отражение.
       Ларри пытается вытащить похоронившую себя в парижском затворничестве. Он предлагает ей новый триумф в телеверсии «Кармен», в партии, никогда не исполнявшейся Каллас на сцене. Секрет в том, что сыгранная на экране роль будет озвучена старой звукописью. Мудрой, все еще блистательной актрисе новые технологии подарят молодой голос. Ее собственный. Но три десятилетия спустя. И за это не надо отдавать дьяволу душу. Или все-таки надо?
       Лучший момент фильма – съемки «Кармен», медленного просыпания впавших в летаргию, присыпанных нафталином времени и лишенных признаков жизни чувств, эмоций, надежд примадонны. Для Дзеффирелли в этом оперном эпизоде — терпкий вкус киностраниц, некогда сочиненных собственной рукой: страстность «Укрощения строптивой», романтизм «Травиаты», обреченность, помноженная на силу чувств, «Ромео и Джульетты», вкус к подробности «Джейн Эйр». Актерский диалог Фанни Ардан и Джереми Айронса напоминает виртуозную игру в теннис, но рассмотренную через микроскоп: взгляд – движение ресниц, вздох – пауза. Однако сложные психологические пассажи мастера исполняют на… расстроенном инструменте.
       Идея хороша. Увы, сценарий Мартина Шермана слаб откровенно. Диалоги банальны, предсказуемы, скучны. Оттого великая драма великой певицы превращается в сентиментальную пьеску в духе «Каравана историй». А снискавшая себе славу не только звезды, но и подлинной драматической актрисы Фанни Ардан вынуждена существовать в позолоченной мелодраматической рамке банальности: смотреть на фотографию упитанного Аристотеля Онассиса и ронять слезы под аккомпанемент записей вечно молодого голоса Марии Каллас…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera