Сюжеты

Саламбек Маигов: КТО ХОЧЕТ ЖИТЬ ПОД ВЛАСТЬЮ БУДАНОВЫХ?

Этот материал вышел в № 49 от 10 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

КТО ХОЧЕТ ЖИТЬ ПОД ВЛАСТЬЮ БУДАНОВЫХ? Еще недавно представителем чеченских мятежников был Ахмед Закаев. Закаев вел переговоры от имени Масхадова с генералом Казанцевым, который говорил с ним от имени Путина. Когда переговоры не удались, в...


КТО ХОЧЕТ ЖИТЬ ПОД ВЛАСТЬЮ БУДАНОВЫХ?
       

    
       Еще недавно представителем чеченских мятежников был Ахмед Закаев. Закаев вел переговоры от имени Масхадова с генералом Казанцевым, который говорил с ним от имени Путина. Когда переговоры не удались, в Москве решили, что Закаев не просто представитель, а военный преступник, так как он участвовал в боевых действиях. Москва настояла, чтобы датская полиция арестовала масхадовского посланника.
       Президенту Ичкерии пришлось назначить нового представителя, им стал Саламбек Маигов. Маигов — куда менее уязвимая фигура. Долгое время он не примыкал ни к сторонникам Кадырова, ни к сепаратистам. Ни в первую, ни во вторую войну он не воевал. Следовательно, его нельзя обвинить, что на его руках кровь российских солдат. Он уверенно чувствует себя в московской политической тусовке. Вхож в Думу, негласно встречается с представителями путинской администрации, везде настаивает на переговорах.
       Публикуя в предыдущем номере интервью А. Кадырова, мы обещали дать возможность высказаться и его оппоненту.
       Своим представлением о чеченской ситуации Маигов поделился в интервью для «Новой газеты».
       
       — Саламбек Сайдиевич, шесть лет назад на президентских выборах вы были конкурентом Масхадова. Почему сейчас вы стали представлять его интересы?
       — Ситуации 1997-го и 2003 годов несопоставимы настолько, что об отличиях даже говорить не стоит. Они очевидны. Все наши расхождения во взглядах на чеченское будущее ушли на второй план. В своих действиях я руководствуюсь интересами народа, а не Масхадова: я за мир без унижения моего народа. Самое важное сейчас – это защитить чеченский народ. Защитить его от беспредела, творимого федеральными силами. Защитить его от тех, кто, прикрываясь якобы государственнической позицией, выступает в качестве карателей, бандитов, убийц и грабителей.
       Есть и еще одно соображение личного порядка. Тогда, перед выборами, нас было одиннадцать кандидатов. Вставал естественный вопрос: не раскалываем ли мы чеченское общество, не ослабляем ли себя? Тогда кандидаты в президенты поклялись консолидироваться вокруг избранного народом президента. Народ избрал Масхадова.
       — Почему же остальные, кто тоже обещал Масхадову свою поддержку, отвернулись от него? Гражданской ответственности не хватило?
       — С чего вы взяли, что отвернулись? Большинство политических фигур из тех, кто дожил до сегодняшнего дня, так или иначе поддерживают необходимость мирного урегулирования, выступают за переговоры. В противниках оказались так называемые московские чеченцы — так они и в 1997 году не были серьезной силой. Есть еще несколько имен, кто стал проводником политики Кремля в Чечне. Руководствовались они страхом перед российской репрессивной машиной или стремлением к личной власти, покажет время.
       — Приближаются новые президентские выборы, и если на них победит Кадыров или кто-то из московских чеченцев, значит, чеченскому народу не нужны «партизаны-защитники»?
       — Эти выборы просто невозможно считать легитимными. Часть чеченского общества, причем далеко не самая плохая часть, загнана в горы. Мирное население подвергается репрессиям с целью запугать и подчинить. Прошедший референдум показал, какими методами Кремль и его приспешники добиваются «правильного» голосования. Народу, подвергающемуся на протяжении всей военной компании уничтожению, пообещали прекратить насилие в обмен на поддержку предложенной Конституции, была также обещана свобода задержанным в ходе зачисток и адресных спецмероприятий. В Чечне сейчас трудно найти семью, где бы отец, брат, сын, племянник не томились в застенках или не были похищены так называемыми «эскадронами смерти». Фактически чеченскому обществу 23 марта был предложен не выбор формы государственного устройства, а сделка: голоса в обмен на обещание сохранить жизнь. У меня нет морального права осуждать тех, кто, поверив в обещания, пошел к избирательным урнам, по причине того, что ни я, ни кто-либо другой не в состоянии предложить им альтернативы в вопросе обеспечения их безопасности. Это невозможно назвать референдумом. И предстоящие «президентские выборы» из той же оперы. К чему этот фарс, если итог известен заранее.
       — Но после референдума в Чечне перестали проводить зачистки. Да плюс к этому еще и амнистию объявили.
       — Во-первых, это неправда. А во-вторых, сами подумайте, до какого цинизма нужно дойти, чтобы амнистию или государственный террор, который стыдливо называют жаргонным словечком «зачистки», увязать с народным волеизъявлением?
       Перед референдумом зачистки достигли апогея. Так агитировали за него: боялись, что иначе он сорвется из-за недостаточной явки избирателей. Это только доказывает, что амнистия и отсутствие зачисток – кнут и пряник, с помощью которых Москва разговаривает с чеченским народом.
       По прошествии ста дней после этого фарса военно-политическая ситуация не претерпела никаких изменений. Напротив, убийства и похищения мирных граждан участились. Раньше в них обвиняли российских военных, теперь в народе все чаще говорят о бандитах, называющих себя кадыровцами.
       — В интервью нашей газете Кадыров утверждал, что защищает местное население от федералов, но непублично. В конце концов, простому крестьянину важно, чтобы его деревню перестали «зачищать», а то, что за это пришлось заплатить «правильным» референдумом, для него — дело десятое.
       — Администрация Кадырова по определению ничего сделать не может. Все те, кто представляет промосковскую администрацию, абсолютно бесправны, в любой момент они могут быть сняты со своих постов.
       В Чечне российскими властями востребованы в большей степени криминальные элементы, люди, известные как казнокрады, коррумпированные чиновники. Сегодня с удостоверениями российских и местных силовых структур разгуливает огромное количество людей, многие из которых в прошлом были причастны к убийствам и похищениям мирных жителей.
       О какой защите можно говорить? Совсем недавно в Бачи-Юрте бессудно казнили целую семью, расстреляли мужчину и трех женщин. И провели эту карательную акцию люди из окружения Кадырова. Люди Кадырова похищали людей в Ингушетии, теперь он вам говорит, что это милиционеры неудачно проводили там арест. Что же он не вспоминает, что его подчиненные скрылись с места «ареста»? Ингушская милиция поймала их уже в Чечне. Так аресты не проводят.
       Да если бы Кадыров и хотел кого-то защитить, то все равно не смог бы. Он не волен в своих действиях, он же сам признался в том интервью, что Михаил Бабич, якобы бывший куратор Басаева, вел себя по отношению к нему как начальник с подчиненным. Думаю, он так себя вел потому, что был на самом деле приставлен куратором к самому Кадырову.
       — При Масхадове в Чечне тоже похищали людей, и делали это ваххабиты, с которыми боролся Кадыров и от которых не смог защитить свой народ Масхадов.
       — Масхадов, и не только он, боролся с похитителями людей — возможно, недостаточно решительно. Те, кто боролся с похитителями, во вторую войну погибли. Одни — в боях под Грозным, как Хункар Исрапилов, другие — в застенках, как Турпал Атгиреев. А главный похититель людей Арби Бараев свободно разъезжал по Чечне, и не только по Чечне; есть все основания подозревать его в связях с российскими спецслужбами.
       — Но согласитесь, что оккупационно-комендантское управление республикой надо заменять на органы власти, сформированные самим народом. Если вы против выборов, то тогда как это сделать?
       — Я не против выборов вообще, я против имитации выборов, проведенных в ходе военного противостояния. Только после его завершения под контролем международных наблюдателей можно будет обеспечить демократическое волеизъявление чеченского народа. Ко всему прочему, на мой взгляд, принцип прямых выборов не подходит для Чечни, так как не учитывает традиционной структуры чеченского общества. Чеченец осознает свою ответственность перед семьей и родом, а лишь потом перед государством. Лишь в случае внешней угрозы он сражается не за семью, а за весь народ. Именно с учетом этого должна создаваться выборная структура в Чечне.
       — Кадыров утверждает, что готов вести переговоры.
       — Ход войны определяет противостояние двух воюющих сторон. Имена руководителей с чеченской стороны известны всем. Если противостоящую российскую сторону будет представлять человек по фамилии Кадыров, то тогда мы будем разговаривать и с ним в том числе. Все решения принимаются в Кремле. Кремль вообще пытается свести чеченскую ситуацию к гражданской войне внутри самой Чечни.
       — Если Масхадова так любят в Чечне, то он мог бы выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах или заявить о своей поддержке кандидата, которому доверяет. Если за него проголосует подавляющее большинство чеченцев, выборы не удастся сфальсифицировать.
       — Фальсификация — это понятие из мирной российской жизни. Это — «невинное» мошенничество с бюллетенями, это когда продажный избирком заявляет, что «Иван Иваныч Иванов победил в первом туре». В Чечне фальсифицируют по-другому.
       В станице Калиновская, одном из основных мест базирования федеральных сил, 23 мая людьми в камуфляже были расстреляны шесть местных жителей. Официальные власти и следственные органы района никак не отреагировали на это. А местные говорят, что убийства носили демонстративно-карательный характер. Одна из убитых, Зура Битиева, была известна в Чечне как активная участница антивоенных митингов и выступлений. Не так давно она подала жалобу на российских военных в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Вот это и есть «фальсификация по-чеченски».В этих условиях не только люди, находящиеся в подполье, но и те, кто им сочувствует, отсечены от политической жизни.
       — А вы допускаете мысль, что чеченцы даже без давления сверху хотят жить в составе РФ?
       — Вторая чеченская война, на мой взгляд, перечеркнула эту возможность. Теперь российская власть у людей ассоциируется с массовыми убийствами, грабежами и насилием. Если российскую власть персонифицировать, получается Буданов и сочувствующий ему министр обороны Сергей Иванов. Вряд ли кто-то захочет жить под властью Буданова.
       — Чеченцы ненавидят русских?
       — Нет. После того, что федералы сделали с Чечней, такая ненависть могла бы возникнуть. Но в Чечне этого не случилось. И вы знаете, почему? Потому что народ сам по себе никого не ненавидит. Ненавидеть русских никто никого специально не учил. Ненавидят армию, ненавидят власть, наконец местных бандитов всех мастей. Вместе с тем честные люди есть везде. Невозможно видеть Чечню в черно-белом цвете.
       — Почему же тогда произошел взрыв в Тушине? Ведь там были не милиция и не солдаты, а простые мальчики и девочки.
       — Во-первых, я официально заявляю, что руководство Ичкерии не причастно к этой трагедии, и от имени президента Ичкерии я выразил соболезнования семьям погибших и раненых, во-вторых, как правило, на такие шаги решаются люди, доведенные до отчаяния, родственники которых пострадали в ходе зачисток или были похищены и впоследствии казнены. Поверьте, не будет насилия — не будет этих человеческих трагедий. Вообще теракт, ответственность за который никто на себя не взял, как правило, больше похож на провокацию.
       — Кто-то же дал им взрывчатку, научил, как ею пользоваться. А Басаев сообщал о создании батальона смертниц.
       — Официальные власти Чеченской Республики Ичкерия не несут ответственности за действия Басаева и не приемлют подобные акции, тем более направленные против гражданского населения. Инциденты, подобные тушинскому, происходят именно и только из-за того, что в Чечне происходит тотальное насилие, которое также можно охарактеризовать как террористический акт продолжительностью в четыре года, ответственность за который несет Кремль, и не только перед чеченским народом, но и перед собственным российским народом.
       — Многие говорят, что шахиды-самоубийцы – не чеченское явление. Что это — явный признак активности арабских террористов. Выходит, в чеченской независимости заинтересованы на Ближнем Востоке?
       — Главное здесь — не арабская традиция и даже не общеисламское отношение к мученичеству, а тотальное бесправие, униженность, угнетенность, на которую чеченцы сейчас обречены.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera