Сюжеты

ОПЕРАЦИЯ «ЗАЛОЖНИК»

Этот материал вышел в № 49 от 10 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Эффективное средство борьбы государства с олигархами теперь проверяется на «ЮКОСе» 1 июля к воротам особняка «Менатепа» в Колпачном переулке подошли люди в форме и штатском, потребовав открыть ворота и отрекомендовавшись охране...


Эффективное средство борьбы государства с олигархами теперь проверяется на «ЮКОСе»
       
       1 июля к воротам особняка «Менатепа» в Колпачном переулке подошли люди в форме и штатском, потребовав открыть ворота и отрекомендовавшись охране сотрудниками ФСБ. На просьбу предъявить документы показали огромную кувалду. Их «послали». Тогда к воротам прикрепили взрывное устройство. Их снова «послали». Тогда они уехали и вернулись с оформленным ордером на обыск. Так началась политическая атака одной из частей президентского окружения на нефтяную компанию «ЮКОС», закончившаяся арестом одного из ведущих акционеров — Платона Лебедева.
       Вскоре я побывал в том доме в компании адвокатов, журналистов и правозащитников, размышлявших над очередным рецидивом кулачного права у российской власти. Диагноз они ставили быстро, точно и единодушно. Чекисты и прокуроры сегодня служат конкретным начальникам, а не закону. Уголовно-процессуальный кодекс для них вторичен, но они — лишь исполнители.
       Платон Лебедев стал политическим заложником, арест которого призван побудить руководство «ЮКОСа» пойти на уступки. Методика, примененная в очередной раз нашими силовиками, практикуется в современном мире в строго ограниченных условиях. Заложников берут в племенах, не доживших еще до писаных законов, в органах разведки, действующих на территории противника вне закона, и еще в организованных преступных группировках, действующих вне закона в собственной стране. Исключений нет. Точнее, не было до тех пор, пока пришедшие в немалом количестве к власти в России и странах СНГ, не обремененные правовым сознанием сотрудники органов не ввели в широкую практику использование института заложничества в политической борьбе. Их стремление подкрепить свои действия формальными поводами и процедурой не должны никого обмануть.
       Мечтающий о выходе на мировые рынки русский бизнес внедрил в обиход понятия «репутация», «прозрачная бухгалтерия» и даже намекнул на возможность честной политики. И разрыв между неправовым сознанием части нашей так называемой элиты, взявшей заложника в «ЮКОСе», и провозглашенным Путиным курсом на вхождение в Европу все увеличивается.
       
       Валерий ШИРЯЕВ
       
      
       Историческая справка
      
       Вскоре после распада племени на «большие семьи», то есть роды, в их жизни возникают три устойчивых социальных института: заложничества, кровной мести и кроскузенного брака. Последний означает обычай близкородственного замужества, чтобы избежать увода из рода собственности в виде приданого или наследуемого имущества. Кровная месть поддерживает баланс отношений между близкими родами (семьями) — это прообраз первых, еще неписаных законов. Заложничество регулирует отношения рода с дальними соседями, чужаками.
       Человек впервые становится ценностью для другого человека при родовом строе. Но рядом с развивающейся цивилизацией, родившей понятия этики и принципы гуманизма, живут народы, фактически существующие еще при родовом строе. И в политической практике наиболее одиозных режимов появляются заложники, как взятый напрокат рудимент истории.
       В сознании советского человека слово «заложник» долго ассоциировалось с чем-то потусторонним, пока под финал застойных лет мы не получили семью Овечкиных и проч. Чуть позже, в период криминального беспредела, выяснилось, что те, кому денег не хватает, берут в заложники тех, у кого денег много. Объект заложничества той поры — коммерсант, субъект — бандит-рэкетир, орудие — наручники и утюг с паяльником. Требования — банальны: деньги.
       В середине 90-х взятие заложников получило политкриминальную окраску. Людей стали похищать в Чечне и окрестностях, прикрываясь требованиями независимости Ичкерии. Объект заложничества — все, кто ни попадя (журналисты, военные, мирные жители); субъект — боевики. Орудие — автомат Калашникова и мешок на голову. Требования — банальны: деньги (хотя и под аккомпанемент политических лозунгов).
       В начале XXI века появилась новая категория заложников. Собственно, политику в процесс привнес еще товарищ Сталин (если не считать «красный» и «белый» террор времен гражданской), когда арестовывал родных и близких своих соратников, чтобы те не вздумали строить козней. Идею модернизировал Ельцин, сделавший заложником президента Чечни Масхадова в момент своего марш-броска на территорию, прилегающую к мятежной республике. Масхадов, как известно, приехал на встречу с Борисом Николаевичем, но оказался в Москве в одиночестве и под присмотром — на всякий случай.
       Сегодня родственники топ-менеджеров государства и главы субъектов Федерации уже не котируются — придавлены вертикалью. Появились новые жертвы — приближенные удаленных олигархов: Глушков — Березовского, Титов — Гусинского; теперь вот говорим — Лебедев, подразумеваем — Ходорковский. Объект заложничества ныне — те, кто много знает и очень дорог тем, у кого много финансового и политического капитала. Субъект — властные ОПГ (организованные политические группировки). Орудие — прокуратура, ФСБ, суды, Лефортово с нагрузкой в виде интеллигентных соседей. Требования — банальны: деньги (хотя заказчикам очень хочется, чтобы зловредные толстосумы платили еще и за собственное молчание).
      
       Аналитический отдел
       
       
       Инструкция для переговорщиков, занятых в процессе освобождения заложников

       «Заложник. Лицо, насильственно кем-нибудь задержанное в обеспечение того, что теми, кто заинтересован в освобождении этого лица, будут выполнены какие-нибудь требования, обязательства».
       С. И. Ожегов «Словарь русского языка»

       В течение семи лет я занимался освобождением заложников в Чечне. И этот опыт позволяет мне сформулировать некоторые общие схемы, пригодные для работы по освобождению пленных в различных условиях.
       Прежде всего необходимо определиться с фигурой переговорщика, который должен быть человеком публичным, знающим ситуацию изнутри и имеющим выходы на обе конфликтующие стороны.
       Далее нужно установить фигуру инициатора похищения. Первое время я непосредственно работал с главарями бандитов, но потом это стало невозможным по нескольким причинам. Во-первых, многие перестали действовать публично и трудно было сразу определить, кто именно удерживает человека. Во-вторых, из-за возросшей цены вопроса я как переговорщик мог сам угодить в яму. Приходилось общаться через посредников.
       Итак, первое. Нужно подробно поговорить с родственниками или коллегами человека, взятого в заложники, чтобы выяснить обстоятельства похищения, возможные мотивы, наличие предварительных угроз. Так можно определить заказчика. Иногда заказчик известен заранее, если первым выступает с какими-либо требованиями.
       Второе. Необходимо найти посредника, желательно такого, который был бы в непосредственном контакте с заказчиком.
       Третье. Более детально изучить личность заложника, его связи и контакты. Так вы можете выйти на наводчика. Его нужно всегда держать в поле зрения, поскольку он может стать источником утечки информации о переговорах или спровоцировать заказчика на применение жестких мер против заложника.
       Четвертое. Очень важно через посредника различными средствами выяснить как можно больше о заказчике и его истинных требованиях, чтобы потом вести переговоры.
       Пятое. По возможности уяснить место и условия содержания заложника. Идеально – установить личности тех, кто охраняет заложника, чтобы потом попробовать договориться с ними, минуя заказчика.
       Шестое. Владея всей этой информацией, приступить к разработке плана освобождения. В каждом конкретном случае он может быть различным: силовая операция, обмен, длительные переговоры и определенные гарантии для похитителей, хитрость; если похитители требуют денег, их можно пообещать, но ни в коем случае не отдавать.
       Выкуп заложника – последнее дело. Не рекомендую даже думать об этом. Если же все-таки принято решение пойти на удовлетворение финансовых условий похитителей, то знайте: завтра будут новые заложники и цены на свободу возрастут. И так – до бесконечности.
       

       
       Анкета «Новой газеты»
       1. Кто в операции по захвату Платона Лебедева является заказчиком?
       2. Кто является наводчиком?
       3. Кто может выступить посредником в переговорах по освобождению?
       4. Каков должен быть способ освобождения?
       5. Каковы, на ваш взгляд, требования заказчика?
       
       Ждем ваших ответов.
      

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera