Сюжеты

НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ УБИЙЦЕЙ

Этот материал вышел в № 49 от 10 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Частные интересы государственных структур могут превратить даже справедливое решение в незаконное Два громких судебных процесса последнего времени наводят на мысль, что суд у нас по-прежнему воспринимается как силовая структура, которую...


Частные интересы государственных структур могут превратить даже справедливое решение в незаконное
       
       Два громких судебных процесса последнего времени наводят на мысль, что суд у нас по-прежнему воспринимается как силовая структура, которую можно использовать, чтобы кому-то отомстить. Итак: красноярского предпринимателя Анатолия Быкова в очередной раз пытались пустить по этапу, а писатель-экстремист Эдичка Лимонов угодил в новую историю с непонятным, но удачным концом.
       Вообще Лимонов — первый политический зэк в новейшей истории. Что само по себе современную историю характеризует нелестно. Но какова власть, таковы и ее противники.
       Впрочем, философскую подоплеку подвести можно, если вспомнить патологическую нелюбовь наших спецслужб к литературе. Но спецслужбы измельчали и теперь выбирают себе таланты по зубам, а нас пытаются убедить, что с посадкой Лимонова решатся все проблемы, включая инфляцию, коррупцию, девальвацию и терроризм.
       Достигнуты ли хоть какие-нибудь цели после того, как Лимонова посадили? И спрашивать нечего. Помогли ли ему спецслужбы в создании репутации и расширении круга сторонников-маргиналов? Безусловно. Их было 25 человек — стало восемь раз по двадцать пять. Власть сама под себя подложила кнопку. Теперь осталось ждать, когда она на нее сядет с последующим воплеизвержением.
       Итог дела: Лимонов в тишине написал пару книг; прокурор, который требовал для него огромный срок и получил от судьи фигу, теперь спокойно может искать себе новую работу, потому что таких не берут в прокуроры. Ничего страшного — профессий много, они, как известно, все важны. А следователи ФСБ выступили в роли ковровых клоунов, за что им большое спасибо: в нашей жизни так мало забавного.
       Зачем все это затеяли? Либо ради отчетности по раскрываемости, либо просто решили, что пора кому-то показать кузькину мать. Выбрали того, кому показать смогли. Если следовать их логике, то вскоре присядет партия любителей пива за массовое разложение молодежи, чреватое ухудшением генофонда.
       Кстати, ФСБ на заметку. Я тут на днях увидел страшное проявление экстремизма и издевательства над государственной символикой: на девушке была надета майка с двуглавым орлом, и выпирающие соски активно отвлекали обе головы от государственных мыслей. Хотя, быть может, дело в том, что Западу нужно было показать, что в России ловят террористов не только в том случае, если они чеченцы по национальности...
       Но кроме ковровых затейников из ФСБ и белого клоуна Лимонова, у нас есть и рыжий клоун. Анатолий Быков стал живой иллюстрацией давнего анекдота про дружбу народов. Армянское радио определяло это понятие следующим образом: когда все народы мира объединяются и бьют какой-то один. Трудно заподозрить никелированных бизнесменов Потанина и Дерипаску, только что «мочивших» друг друга на выборах в Красноярском крае, в том, что они дружат семьями. Однако ничто так не объединяет, как общие враги.
       В ходе предыдущего процесса, итогом которого стали несколько лет условно за подготовку убийства, у Быкова выудили все ресурсы. Кроме одного — его самого. Быков — человек настырный, он добился всего сам, распихав конкурентов. (Как — это другой вопрос, который должен волновать прокуроров и адвокатов.) Хотя сейчас, услышав о годе условно, меня посетили сомнения: может быть, все-таки у него есть какая-нибудь нефтяная скважина на даче под Красноярском…
       В любом случае попытки посадить Быкова не завершатся этим конфузом. Его присутствие на свободе — потенциальная опасность, кактус в нежной ж... его противников. Ведь Быков не потерял популярности в народе, при этом загнан в угол и неразборчив в средствах. Этого достаточно, чтобы от страха страдать по ночам энурезом. Поэтому многим хотелось в следующий раз услышать о Быкове лет эдак через девять.
       Мы никогда не узнаем, что произошло на самом деле, но факт один — результатом предыдущего процесса оказались недовольны все. (Результатом этого, думаю, — тоже.) Конечно, шесть лет (плюс один) жить под дамокловым мечом условного срока, когда даже дорогу надо переходить на зеленый свет и бегом, чтобы нога не оказалась случайно на проезжей части, когда загорится желтый, неприятно. Но, с другой стороны, Быков не общается с соснами, а сидит в обществе депутатов краевого парламента... Так что нынешний процесс — продолжение прошлого. И потому Быкову можно придумать новую кличку — Толя Карфаген, который обязательно должен быть посажен.
       Он теперь достоин Книги рекордов Гиннесса: я не помню другого человека, который был бы дважды условно осужден по тягчайшим статьям УК. Он – феномен мирового масштаба. Его теперь надо оберегать. Все думали, что наша юриспруденция устроена так: украл раз соседскую козу – получи условный срок, украл второй – садись. Оказалось иначе, оказалось, что дважды два не четыре, а сколько вам надо.
       Cуд у нас выступает в странной роли: он не столько учитывает обстоятельства реальных преступлений, сколько участвует в чужих разборках. Слушаю недавно радио: выступает журналист, рассказывающий о последних шумных арестах сотрудников милиции, и сообщает, что судью застать не смог, потому что тот уехал в прокуратуру. Вы вообще понимаете, о чем идет речь? Судью вызвали в прокуратуру или он сам поехал отчитываться?
       Я не выступаю ни за Быкова, ни против. Но если человек виновен в покушении на убийство, он должен сидеть, а не может быть осужден условно. Если невиновен, должен быть безусловно освобожден. Нельзя быть чуть-чуть убийцей, как немножко беременной.
       Но в нашем правосудии на самом деле присутствуют несколько вещей, которые всеми воспринимаются как должное, хотя должны вызывать онемение. Судья поехал к прокурору... Или, например, объявление в «Матросской Тишине»: «Находящиеся под следствием заключенные, у которых истек срок заключения, без продления срока выдаваться следователям не будут» (?!). И ведь, глядя на этот символ демократии, никому не приходит в голову, что человек-то должен быть уже на свободе и есть шашлык, — у него ЗАКОНЧИЛСЯ срок заключения...
       Так что даже справедливое решение у нас может оказаться незаконным просто потому, что понятия диктуют свои правила игры, согласно которым суд — силовая структура или разводящий, как вам будет угодно.
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera