Сюжеты

СЕМЬ ДНЕЙ В ИСТОРИИ. ЧЕМ ОНИ ПОТРЯСЛИ МИР?

Этот материал вышел в № 49 от 10 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

14 июля 1941 года все было почти как в песне Блантера на слова Исаковского: имя, крутой берег, правда, груши и яблони давно отцвели. На берегу Днепра под Оршей батарея капитана Флерова дала первый залп из БМ-13 – боевых машин реактивной...


       
       14 июля 1941 года все было почти как в песне Блантера на слова Исаковского: имя, крутой берег, правда, груши и яблони давно отцвели. На берегу Днепра под Оршей батарея капитана Флерова дала первый залп из БМ-13 – боевых машин реактивной артиллерии. Соблюдая секретность, марку машин тогда не называли, но на пусковых установках стояла большая буква «К» – знак Воронежского завода имени Коминтерна. Оттого и пошло – «Катюша». Немцам, однако, было не до ласковых девичьих имен: страшное убивающее оружие они прозвали «сталинским оргАном». Прямо в точку попали: перед войной Сталин так и сказал: «Артиллерия – бог войны». Про реактивную он умолчал из соображений секретности.
       
       15 июля 1240 года 20-летний новгородский князь Александр Ярославич с небольшой дружиной скрытно, аки тать в нощи, подошел к месту впадения в Неву Ижоры и внезапно как гром небесный обрушился на войско ярла Биргера — будущего шведского короля и основателя Стокгольма. Так князь ответил на хамское и самоуверенное послание ярла: «Если можешь, сопротивляйся, но знай, что я уже здесь и пленю твою землю». Смог, смог Ярославич дать суровый отпор врагу и даже сам лично «взъложи печать» на лицо Биргера «острымъ своимъ копиемъ». Шведы бежали, не останавливаясь, до самого моря, а Александра именно за эту победу прозовут позднее Невским.
       
       16 июля 1548 года в Андах на высоте 3700 метров над уровнем моря испанский завоеватель Алонсо де Мендоса основал город и назвал его Ла-Пас, что означает «мир». Надо сказать, этот южноамериканский Миргород возник не просто так, а в честь примирения испанских Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича – конкистадоров Диего Альмагро и Франсиско Писарро, не поладивших при разделе награбленного. Теперь высокогорный «Миргород» фактически исполняет роль столицы: там квартирует парламент и дислоцируется президент. А есть ли там лужа – извините, не выяснили.
       
       17 июля 1955 года в калифорнийском городе Анахайме открылся Диснейленд – сказочная страна имени знаменитого художника и режиссера, населенная его героями. Открывал парк развлечений сам Уолт Дисней, который замечательно сказал: «Мы посвящаем это сотворившим Америку идеалам, мечтаниям и жестоким фактам в надежде, что Диснейленд явится источником радости и вдохновения для всего человечества». Диснейленд совершенно изменил жизнь Анахайма, известного дотоле лишь аэрокосмической, радиотехнической и химической промышленностью, и сделал его крупным центром туризма. Даже хоккейная команда Анахайма (наделавшая так много шума в нынешнем розыгрыше Кубка Стэнли) получила название в честь диснеевских героев – «Могучие утки из Анахайма».
       
       18 июля 1936 года радиостанция Сеуты (тогдашнее испанское Марокко) передала в эфир внешне безобидную фразу: «Над всей Испанией — безоблачное небо». Но те, кому эта фраза предназначалась, поняли. Правые военные начали мятеж против собственного народа, выбравшего республику. Уже 23 июля в Бургосе они сформировали правительство во главе с Франсиско Франко. Интербригады и военная помощь СССР не помогли. Гражданская война в марте 1939-го завершилась установлением диктатуры Франко. Пообвыкнув, испанцы в 1978 году приняли новую конституцию, провозгласив страну монархией. Где республиканские идеалы, камарадос? А может, так и надо?
       
       19 июля 1908 года во время службы в лондонском соборе святого Павла епископ Пенсильванский вспомнил о трагической истории марафонца Дорандо Пиетри, который упал перед самой финишной ленточкой. Утешая неудачливого итальянца, а вместе с ним всех проигравших на Олимпиаде, епископ произнес исторические слова, которые позже безосновательно приписали Пьеру де Кубертену. «Главное – не победа, – сказал мудрый священник, – главное – участие». Фраза с тех пор стала одиннадцатой заповедью спортсменов-олимпийцев – тех, кто не поднялся на пьедестал почета.
       
       20 июля 1952 года участие – в опровержение епископских слов – оказалось не главным. Главной стала победа: в Хельсинки на пьедестал почета поднялись три советские девушки – Нина Ромашкова, Елизавета Багрянцева и Нина Думбадзе. Здорово, конечно, но такое бывало на Олимпиадах и позже. А вот раньше не бывало – для советских это была совсем даже не XV Олимпиада, а первая, в которой участвовали наши спортсмены. И потому золотая олимпийская медаль, которую получила в первый день Игр метательница диска Нина Ромашкова, стала единственной в своем роде – самой первой советской олимпийской наградой.
       
       "Новая газета" № 49

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera