Сюжеты

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА ВЫХОДИТ В ЭФИР

Этот материал вышел в № 49 от 10 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА ВЫХОДИТ В ЭФИР Приемная Бондарчука и Art pictures group располагаются на «Мосфильме». Когда-то в этой комнате работал знаменитый отец — Сергей Бондарчук. Стены увешаны всевозможными дипломами и грамотами. Возле дверей —...


ПОДВОДНАЯ ЛОДКА ВЫХОДИТ В ЭФИР
       
       Приемная Бондарчука и Art pictures group располагаются на «Мосфильме». Когда-то в этой комнате работал знаменитый отец — Сергей Бондарчук. Стены увешаны всевозможными дипломами и грамотами. Возле дверей — диплом, согласно которому, по мнению сотрудниц канала СТС, Федору Бондарчуку присуждено звание секс-символа канала.
       
       Биографическая справка:
       БОНДАРЧУК Федор Сергеевич. Родился 9 мая 1967 года.
       Родители — актриса Ирина Скобцева и режиссер Сергей Бондарчук. Окончил постановочный факультет ВГИКа (мастерская Юрия Озерова).
       Снялся в фильмах: «Сталинград» (1989), «Арбитр» (1992), «Бесы» (1992), «Стреляющие ангелы» (1993), «Кризис среднего возраста» (1998), «Восемь с половиной долларов» (1999), «Даун Хаус» (2001), «Мужская работа» (2001), «В движении» (2002). Режиссерская работа — «Люблю», в главной роли — Людмила Гурченко.
       Кроме того, известен как один из ведущих клипмейкеров.
       Является совладельцем ресторана «Ваниль».
       Примерный семьянин — восемнадцать лет женат на одной женщине, отец двоих детей.
       С 2002 года успешно ведет игровое шоу «Кресло» на канале СТС — канал-производитель выдвигает программу на «ТЭФИ».
       
       — Федор, вы телевизор смотрите?
       — Крайне редко. Иногда в машине удается поймать какие-то дециметры. Даже программу «Кресло» не смотрю — не успеваю. Видел только первую программу и еще парочку.
       — Но ощущаете себя телезвездой?
       — Это было бы слишком нескромно. Помните, как в том анекдоте про маску сварщика, — я ненастоящий сварщик. Так и я — ненастоящая звезда. Могу сказать, что внутри ничего не изменилось.
       — Почему вы приняли предложение СТС и согласились вести программу «Кресло»?
       — На самом деле мне давно уже предлагали какие-то телевизионные проекты, преимущественно связанные с кино. Но мне показалось не очень интересно сидеть в четырех стенах и рассуждать с собеседником о кино. К тому же, чтобы делать интересную программу, нужны большие экономические затраты. А потом Игорь Толстунов, один из продюсеров СТС, предложил мне «Кресло». Толстунова я знаю давно по его продюсерской деятельности. Он показал мне новозеландскую версию The chair. Я спросил: «У тебя будет так же?» — «Ноль в ноль». Я решил рискнуть — либо пан, либо пропал. Судя по рейтингам, пан. «Кресло» — это очень качественное игровое шоу, в котором невозможно предугадать результат. Ты можешь знать ответы на все вопросы, но не контролировать пульс. Даже у театральных артистов, не имеющих опыта общения с камерой, при виде включенной камеры начинает скакать пульс. Что уж говорить о простых людях! Их заводят в огромную студию, где горит огонь, на них смотрят люди, приветствуют аплодисментами, а потом еще пугают всякими крокодилами, выстрелами и прочими ужасами...
       — А сами не хотели бы оказаться в кресле?
       — Ни в коем случае. У меня есть много других способов испытать себя.
       — Вы болеете за игроков, которые садятся в кресло, или вы должны соблюдать нейтралитет?
       — Конечно, болею. Мне неблизко и непонятно, как можно унижать и обижать игрока. Ему и так в кресле нелегко.
       — А зачем люди идут к вам на программу?
       — Я задаю этот вопрос абсолютно всем участникам. Почти все говорят: чтобы испытать себя. И такие действительно есть, они реагируют живо, по-настоящему, свои эмоции выражают потоком гласных и шипяще-орущих звуков. Но многие откровенно врут — это сразу видно. На самом деле некоторые идут из-за денег. У них своя стратегия, после третьего вопроса фиксируют сумму — они поэтапно движутся к цели. А другим просто прикольно попасть в телевизор, себя показать, внучку, дочку...
       — Телевидение для вас — хобби, работа, статья дохода?
       — Понимаете, к сорока годам, хотя мне пока тридцать шесть, у меня сложилось ощущение, что моя жизнь — это такая мозаика из множества квадратиков. И вот телевидение — это один из таких квадратиков. Я никогда этого не пробовал, мне было интересно. Вообще телевидение — это такая подводная лодка, которая стоит себе тихо на дне океана, но зондирует пространство вокруг, налажены связи с теми, кто на земле. То есть, влияя на все вокруг, по сути телевидение — это замкнутая система со своими порядками, отношениями, которая существует сама по себе, и попасть туда очень сложно. И я не уверен, что хочу там оказаться. Но интересно, что, попав на телевидение, я изменил свое мнение о нем. У меня появились новые задумки, которые, возможно, будут связаны с телевидением.
       — У вас столько ипостасей — телеведущий, режиссер кино, режиссер музыкальных видеоклипов, актер, ресторатор. А кем вы себя ощущаете в большей степени?
       — Да черт его знает. Все, чем я занимаюсь, мне интересно. Интересно вести передачу на телевидении, сниматься в кино и снимать кино. Хотя полнометражной картины у меня еще нет, надеюсь, весной будущего года она появится. Снимаю клипы. В России даже появилось определение этой профессии — клипмейкер. Кстати, я понял, что режиссер на телевидении и режиссер кино — это две большие разницы.
       — В своих интервью вы говорили, что ваши герои, которых вы снимаете и которых играете, — это герои нашего времени. Какой он, этот герой?
       — Для меня это собирательный образ — это и Данила Багров, и майор Ребров из «Мужской работы», и герои «Бригады». Это мои ровесники, поколение тридцатилетних. Все вместе, их нельзя рассматривать отдельно друг от друга. Об этом будет мой фильм.
       Мы проиграли войну в Афганистане. Так же, как американцы проиграли войну во Вьетнаме. Но посмотрите, сколько у них фильмов про Вьетнам — их множество, а у нас про Афганистан только пара-тройка, не больше. Проиграть войну унизительно для страны, для армии, для мужчины, в конце концов. Но мы страна, не проигравшая войну, а страна политиков, проигравших эту войну. Каждый в отдельности из воевавших там ребят совершил подвиг, выиграл свою собственную войну.
       — Современное кино сегодня — это дети известных кинодеятелей, которые подхватили флаг родителей и довольно успешно его несут. Тодоровский, Евстигнеев, Ефремов, Лазарев, Янковский, Кончаловский, Михалков, Бондарчук... Как думаете, это передача генов по наследству или же сработала система связей?
       — Во-первых, о какой системе связей можно вообще говорить с фамилией Бондарчук? Я вернулся из армии и занялся кино после армии, в 1987 году, когда прошел тот самый Пятый съезд, на котором отца хотели просто уничтожить. Фамилия Бондарчук в это время вряд ли могла чем-то помочь, особенно в кино. А во-вторых, эти звездные, как вы говорите, дети делают действительно хорошее кино. И когда я вижу результат, мне в голову не приходит задумываться, почему получилось хорошо — потому что сам такой талантливый или потому что кто-то там помог.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera