Сюжеты

ВОТ ТАКАЯ НЕЛЕПАЯ ХУНТА

Этот материал вышел в № 50 от 14 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Когда два правящих класса — силовики и бизнес — потрошат друг друга, к власти приходят коммунисты Силовики продолжают экспроприировать экспроприаторов. Вслед за «ЮКОСом» люди в погонах появились в «Сибнефти». Есть несколько версий...


Когда два правящих класса — силовики и бизнес — потрошат друг друга, к власти приходят коммунисты
       

     
       Силовики продолжают экспроприировать экспроприаторов. Вслед за «ЮКОСом» люди в погонах появились в «Сибнефти». Есть несколько версий происходящего.
       Версия первая:
       «Это решение президента. Оно касается предвыборной кампании, которая будет строиться на борьбе с олигархами. Это тактически выгодное решение, оно обеспечит громадный рейтинг и победу в первом туре. Стратегические проблемы, которые возникнут из-за этого, президента не трогают».
       Версия вторая:
       «Это мелкая вспышка предвыборного заболевания. Питерская часть президентской администрации, Иванов и Сечин, недовольны тем, что финансирование «Единой России» ведется олигархами через Волошина и Суркова. Они хотели бы тоже поучаствовать в разделе пирога. Но президент никогда не допустит победы одной партии над другой. Силовики и олигархи — как два крыла одного самолета. Понятно, что они грызутся, кто главней, но президент очень хорошо знает, что самолет с одним крылом лететь не будет».
       Версия третья:
       «Несколько лет назад силовики наехали на Потанина. Обвинили его в недоплате 140 млн долл. за «Норильский никель». Говорят, негласно попросили деньги. Говорят, он согласился. А если бы не согласился — кто-нибудь из его людей сел бы. На «ЮКОС» тоже наехали. И тоже попросили. Ходорковский не согласился. Вот Лебедев и сел».
       Версия четвертая:
       «А собственно, откуда известно, что начали именно силовики? Может, кто-то прибежал к «питерским» с жалобой на «ЮКОС». Тот же Вячеслав Кантор. «Питерские» наехали на «ЮКОС», тот в ответ попытался их снять — и понеслось. Нельзя же снять друзей президента».
       Все это более или менее разные версии событий. Но у них одно общее. Они воспринимают как данность идею вмешательства силовиков в хозяйственный процесс.
       
       В Америке ФБР или ЦРУ не являются игроками на рынке. От них зависит, поймают или нет маньяка или убийцу. От них не зависят котировки.
       Силовики, в принципе, — это иммунная система общества. Это антитела, которые уничтожают чужеродный белок. Если антитела становятся сами носителем вируса, это значит, что организм заболел СПИДом.
       Силовые органы участвуют в политической и экономической жизни современного государства только в одном случае — когда государством правит хунта.
       Причем участие это выражается совершенно одинаковым образом — что в Парагвае при Стресснере, что на Гаити при Дювалье, что на Филиппинах при Маркосе.
       Под громкие крики о защите интересов народа и борьбе против богатых богатства нации оказываются либо в руках членов хунты и их родных, либо за гроши в руках иностранцев. Иностранцы возникают потому, что бизнесмены из силовиков никудышные, а бизнесом таки надо управлять. А крупный национальный бизнес члены хунты воспринимают как угрозу своему влиянию.
       Наши силовики стали очень похожи на нашу армию.
       Наша армия не умеет побеждать, но умеет грабить, как это показывает опыт Чечни.
       Наши силовики тоже плохо выполняют свою основную задачу. Они плохо предотвращают теракты и плохо раскрывают преступления. Зато они хорошо потрошат хозяйствующие субъекты.
       То, что армия делает с мирными жителями на территории Чечни, наши силовики делают с хозяйствующими субъектами на территории России.
       По сути, в стране вместо предвыборной кампании идет гражданская война в ослабленной форме. Вряд ли такая страна удвоит ВВП к 2008 году.
       Но самое главное другое.
       Даже если происходящее было задумано всего лишь как предвыборная стратегия — при такой стратегии силовики не смогут выиграть выборы.
       Во-первых, бизнес не будет ждать, пока его выпотрошат, а убежит с деньгами на Запад. Россия станет нищей, а в нищей России голосуют не за силовиков, а за коммунистов.
       Во-вторых, если силовики припомнят олигархам приватизацию, то у олигархов тоже найдется что припомнить силовикам — от «Трех китов» до 340 млн долл., пошедших на реставрацию Константиновского дворца в нищей России. Когда два правящих класса изобличают друг друга в коррупции, побеждает не один из правящих классов, а коммунисты.
       В-третьих, кампания, разворачивающаяся под лозунгом экспроприации экспроприаторов, — это экстремистская кампания. А когда вы ведете экстремистскую кампанию, в ней побеждают не чиновники, а экстремисты.
       В-четвертых, потому что в стране, где генералы потрошат олигархов, лейтенанты начнут потрошить каждого. А в стране, которая ненавидит ментов, народ не голосует за силовиков. Народ голосует за коммунистов.
       Это значит, что силовики не смогут выиграть выборы.
       И власть им придется сохранять другим способом.
       Как и было сказано — Хунта.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera