Сюжеты

АЛЬТЕРНАТИВА ДЕМОКРАТИИ ЕСТЬ. ЭТО ТЮРЬМА

Этот материал вышел в № 50 от 14 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Предмет моих размышлений — Платон Лебедев. Тот самый олигарх, директор группы «Менатеп» и четвертый человек в «ЮКОСе», который сидит сейчас в Лефортове по делу девятилетней давности. Думаю я о нем не только потому, что он — в тюрьме и,...


       
       Предмет моих размышлений — Платон Лебедев. Тот самый олигарх, директор группы «Менатеп» и четвертый человек в «ЮКОСе», который сидит сейчас в Лефортове по делу девятилетней давности.
       Думаю я о нем не только потому, что он — в тюрьме и, следовательно, уже вовсе и не олигарх, а один из нас — из тех, кто по заведенному советской властью закону в любую секунду может оказаться там же, за решеткой.
       Думаю я о нем потому, что пытаюсь понять, как олигархи — люди, очевидно, вполне здравомыслящие — не предвидели такого поворота событий? Почему они три года назад стали апологетами и финансистами авторитарного режима, к тому же замешенного на системе советского КГБ? Почему и бывшие реформаторы, превратившиеся в чиновников, академиков или олигархов — не суть, почему и они тоже предпочли режим, в котором мы все уже жили, с той лишь разницей, что нынешний разрешает частную собственность, а прежний — нет?
       Политическая наука, которая занимается элитами, утверждает: большие бизнесы — настолько большие, что практически являются монополистами в своем секторе рынка (ну как, например, РУСАЛ в алюминии, или «Газпром» — в газе, или «Кока-Кола» — на рынке неалкогольных напитков), — в принципе предпочитают авторитарные режимы.
       Логика их проста: в условиях демократии всяких бандитов, которые собирают с них дань, — пруд пруди, а в условиях автократии их число стремится к единицам. То есть суммы и в первом, и во втором случае надо платить примерно одинаковые, однако отдача на вложенный рубль выше тогда, когда имеешь дело с ограниченным кругом начальников: одно дело — добиваться исполнения договоренностей от ста человек (как при демократии), другое — от десяти.
       Вторая причина заключается в том, что при демократии начальники потенциально слишком часто меняются: то вотум недоверия правительству, то импичмент, то выборы. Получается: старым — платил, новые пришли — и им давай, да еще с процентом за соблюдение прежних контрактов.
       Короче, демократия — это возведенная в закон неопределенность. А она олигарху, который свое поле уже застолбил и забором обнес, ну совсем ни к чему.
       Что касается свобод и прочего, то эту радость для себя лично олигархи всегда могут купить.
       Если, конечно, успеют.
       История Платона Лебедева, а до него Березовского и Гусинского, свидетельствует: можно и не успеть.
       Обыски с пристрастием, идущие в «Менатепе» и «Сибнефти», — живой пример: денег, даже очень больших, бывает недостаточно, потому что на любые деньги есть сила, которая дарована только государству. Эта сила — право на одностороннее и безнаказанное насилие: Кремль с Устиновым Платона Лебедева посадить могут, а Ходорковский, будучи самым богатым человеком в стране, — нет, не может, даже если бы ну очень захотел. И следователя, у которого зарплата чуть выше прожиточной корзины, не пустить в свой офис тоже не может. Потому как деньги правят жадными, а авторитарное государство — всеми.
       Пошли дальше. Олигархи от имени своего профсоюза, РСПП, написали письмо президенту: то есть какие там запорожцы с их письмом к турецкому султану, они российскому императору-самодержцу и то смелее писали. По тем утечкам, которые просачивались в прессу, имя олигархическому письму — страх.
       Безусловно, кто-то из них, возможно, и доволен событиями вокруг «ЮКОСа» — государство убирает с поля сильного конкурента; кем-то, возможно, движет и утилитарный интерес: непротивление приносит дивиденды — президент приедет кнопку нажать (Бурейской ГЭС) или ленточку перерезать. Соответственно, не только материальный капитал, но и административный больше.
       Однако они же, олигархи, умные, должны понимать: то, что творится сейчас вокруг «ЮКОСа», — уже даже не прецедент. Прецедент, когда государство отбирало готовый и работающий бизнес, был создан в истории с Гусинским и его «Медиа-Мостом». Ныне отнимание налаженного хозяйства уже становится методом наказания нелояльных и удовлетворения полезных. Права частной собственности могут быть нарушены в любую секунду — только повод найти. А поводов, как известно, в отношении любого олигарха — пруд пруди.
       Следовательно? Следовательно, авторитарная система при всем ее, казалось бы, удобстве для крупных бизнесов на самом деле жизнь им не упрощает, страховки от неопределенности не дает. Издержки при демократии — да, большие, но издержки при авторитаризме — тюрьма. При демократии денег чуть-чуть меньше, расходы на бюрократов и социальные нужды чуть-чуть больше, но при авторитаризме — денег много, да в тюрьме они ни к чему. Не говоря уже о том, что демократические институты как минимум способны сделать ситуацию и ее подноготную гласной: когда у Гусинского в Бутырской тюрьме отбирали бизнес в обмен на свободу — об этом узнали все, а вот как будет происходить отъем собственности у Платона Лебедева — о том будем знать значительно меньше, если вообще будем знать.
       Спрашивается, в чем же просчитались олигархи, ставя на автократию? Тем паче, что политическая теория действительно говорит: жить с одноруким бандитом легче, чем с тем, у кого много рук и каждая требует: дай.
       А просчитались они в том, что полагали, что в стране есть государство — ну что-то вроде ЦК КПСС, то есть вертикальная иерархическая структура, в которой подчиненный не смеет ослушаться начальника, поскольку цена тому — благополучие, а то и жизнь.
       В России нет государства. То, что мы все, и я в том числе, в этой заметке называем государством, таковым не является. У нас это кланы, группы интересов, которые именуют себя министерствами, администрациями, секретными службами. Они выглядят ну почти как настоящие, а по сути — сплошная фикция, сборище бюрократов в погонах и без, бизнес которых — торговать правами государства, включая право на насилие.
       Среди этих бюрократов есть, конечно, уже и те, кто вполне себя и своих внуков обеспечил и на том успокоился. Однако большинство чувствуют себя обделенными, особенно когда читают в журнале «Фобс» про российских миллиардеров. Эти бюрократы — главным образом в погонах со щитом и мечом — когда-то стояли охранителями у государственного пирога, а когда дело пришло к раздаче, оказались в хвосте очереди.
       Олигархи полагали, что господа в погонах, придя к власти, удовлетворятся дачами и виллами, на худой конец — процентами с прибыли. А оказалось: они хотят все, весь бизнес или половину его. Потому как зачем довольствоваться малым, когда можно — многим. Тем более что олигархи сами им показали: деньги — это власть, а большие деньги плюс власть — это безграничная власть.
       В общем, со страховкой олигархи, как видим, пролетели.
       Дает ли страховку демократия? Смотря на что: на незыблемость прав собственности — да, дает. Но важнее другое: демократия по своей сути, по тому, что в ней присутствуют другие, нежели бюрократические, институты власти, ограничивает права государства на безнаказанное насилие. Альтернатива, как мы видим, демократии — тюрьма.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera