Сюжеты

ГАРИК СУКАЧЕВ ПЛАКАЛ, НО ТЕЛЕЗРИТЕЛИ ЭТОГО НЕ УВИДЕЛИ

Этот материал вышел в № 50 от 14 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Цензоры Первого канала превратили трагедию на фестивале «Крылья» в веселенький концертик Трагедия на пивном рок-фестивале в Тушине унесла восемнадцать жизней, более тридцати человек еще находятся в больницах. Можно спорить, все ли...


Цензоры Первого канала превратили трагедию на фестивале «Крылья» в веселенький концертик
       

  
       Трагедия на пивном рок-фестивале в Тушине унесла восемнадцать жизней, более тридцати человек еще находятся в больницах.
       Можно спорить, все ли возможное сделали городские власти, милиция и спецслужбы, с какой степенью профессионализма проводилась эвакуация. Можно говорить о моральном аспекте выступлений музыкантов, выходивших на сцену, уже зная, что случилось, и продолжавших концерт. Неоспоримо одно: количество жертв могло быть многократно больше. Попробуй успокоить разогретую пивом и музыкой толпу, заплатившую деньги и жаждущую зрелищ, если бы концерт прервали «по техническим причинам». Каждый из выступавших музыкантов пошел на компромисс – кто с организаторами, кто с собственной совестью… Как бы то ни было, но музыканты и спецслужбы — вместе — не допустили новых жертв.
       Но самое кощунственное, циничное, оскорбляющее всех пострадавших и сочувствующих продолжение трагедии в Тушине случилось на следующий день — воскресным вечером на Первом телеканале.
       Канал, который всю субботу 5 июля прерывал вещание для экстренных выпусков новостей, ставит в эфир запланированную телеверсию тушинского фестиваля, абсолютно «очищенную» от трагедии, версию, совершенно дико смонтированную, в которой под жарким июльским солнцем счастливая пьяная толпа отрывается под заводную музыку любимых рок-исполнителей. Ни одного слова, ни одного намека на то, что случилось днем ранее!
       Такого позора давно не было на нашем ТВ. Вырезали малейшие намеки на происшедшее в словах артистов, выступавших после взрывов, вырезали все грустные песни, хоть как-то напоминавшие о трагедии.
       Конечно, артисты, уже знавшие о трагедии, не рвали на себе рубашки. Но почему не показали плачущего Гарика Сукачева? Почему не вышли в эфир слова, которыми он завершил свое выступление: «В этот печальный день хочу вспомнить о том, что, когда в Брестской крепости погибал последний защитник, он написал на стене: «Я умираю, но не сдаюсь». Будем жить, победит любовь»?
       «Ночные снайперы» полностью изменили список песен, которые должны были исполнить, и начали с траурной композиции «Звучи». Не оказалось ее в телеварианте.
       В итоге получился этакий гладенький (хочется сказать: гаденький), веселенький концертик.
       Да дело, в конце концов, не в том, что повырезали печальные песни и искренние слова. Вопрос: зачем вообще надо было показывать эти пляски на крови? Потому что трансляция фестиваля была заявлена заранее – и как же можно отойти от запланированной сетки, когда «уплочено»?
       Один из телеменеджеров сказал: «Но жизнь-то продолжается…». Да, жизнь продолжается; но разве это повод плевать в душу родственникам погибших, музыкантам, чье участие в продолжении концерта было поступком, на который решился бы далеко не каждый из тех, кто гнал горькую правду с экрана.
       Цинизм? Да. Но мало ли нас потчуют этим блюдом с экрана?
       Равнодушие, тупосердие? И этим вряд ли кого удивишь сегодня.
       Поздравим себя, господа, с тем, что на российское телевидение пришла – уже не крадучись, не таясь и не маскируясь, а вполне официально, твердой походкой надсмотрщика — Ее Величество Цензура.
       Не так уж неожиданно это произошло. Сначала — легкое закручивание гаек на одном канале. Потом избавление от неугодного (ну, скажем, несимпатичного власти) менеджмента – на другом. Закрытие последнего независимого… Все это еще рядилось в какие-то приличные слова, оправдывалось причинами финансово-хозяйственного свойства, ни понять, ни оценить которые простой смертный телезритель не в состоянии.
       Но цензорские ножницы, как и шило, в мешке не утаишь.
       Когда телезрителей из якобы гуманных соображений ограждают от правды, то и дураку ясно: дело тут не в споре хозяйствующих субъектов. И если на всех каналах новости уже до тошноты одинаковые (первый сюжет — о протокольной встрече Путина с премьером, второй – о плановой поездке министра Грызлова по регионам), то это не потому, что хозяйствующие субъекты так договорились.
       Нам просто говорят: все хорошо, спи спокойно – Большой Брат видит тебя.
       
       Надежда ПРУСЕНКОВА
      
       
       ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
       Армен ГРИГОРЯН (лидер группы «Крематорий»):
       — Я стоял за сценой и слушал группу «Король и шут». В финале их выступления раздался хлопок, который я посчитал пиротехническим завершением программы. Сразу после этого мы вышли на сцену, отыграли семь песен, и только потом, на последующей пресс-конференции, узнали о взрывах.
       Мое мнение тогда было такое: надо срочно эвакуировать народ. Ведь могли быть повторные взрывы на поле, а с такой большой территории можно было постараться грамотно и оперативно всех эвакуировать. Большинство музыкантов, которые должны были выступить позже, думали так же. Это нормальная реакция – кощунственно устраивать танцы на гробах. И далеко не все хотели петь с осознанием того, что произошло. Организаторы звонили артистам домой и уговаривали приехать. Артисты выходили на сцену буквально под давлением, я знаю многих из них и потому могу говорить об этом. Хотя сейчас уже понимаешь, что раз больше ничего страшного не произошло, значит, милицейское руководство было на правильном пути, принимая решение продолжать фестиваль.
       О том, хотим ли мы, чтобы телетрансляция состоялась, музыкантов никто не спрашивал. Телевизионщики вообще вели себя странно. После концерта мы пытались добиться от них того, чтобы в случае, если трансляция все-таки состоится, они поставили бы те песни, которые мы выберем сами. Более медленные и соответствующие трагическому моменту. Но сделать этого нам не дали.
       Существует бумага для Российского авторского общества, которую после концерта заполняют музыканты. Туда вносятся названия песен, которые будут звучать в эфире. Заполнить бланк самим нам не дали, завалили своей словесной эквилибристикой и терминами, говорили, что не знают, как будет «лепиться» картинка, и так далее. В итоге мы просто сдавали пустые бланки. И в эфире появились совсем не те песни, о которых просили мы.
       Заместитель Капника, директора «Сайленс-про», подтвердил лично мне, что по договору между каналом и организаторами фестиваля «Крылья» телевидение оставляет за собой право выбирать песни самостоятельно. И музыканты влиять на это решение не могут.
       И вообще я считаю, что телеверсию показывать не стоило. Это было неэтично не только по отношению к родственникам погибших, но и ко всей стране. Теракт был спланирован исключительно против граждан России, иностранцев на фестивале не было. Смерть и музыкальный телеконцерт – несовместимые вещи, даже если перед началом трансляции была сказана пара слов.
       Для чего это было сделано? Если бы деньги за эту трансляцию или за рекламу во время нее были перечислены в благотворительный фонд, тогда еще можно понять. Но, видимо, все дело в том, что никто не хотел терять денег. В любом случае во время трансляции должно было быть хотя бы упоминание о теракте и выражение соболезнований.
       

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera