Сюжеты

ПАРТИЗАНСКИЙ ОТРЯД В МАНТИЯХ

Этот материал вышел в № 51 от 17 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ДВА С ЛИШНИМ ГОДА ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧЕЧНИ ПРИНИМАЛ АНТИЗАКОННЫЕ РЕШЕНИЯ Накануне выборов в Чечне сложилась чрезвычайная ситуация – оказывается, два с лишним года подряд (2001-й, 2002-й и первые месяцы 2003-го) президиум Верховного суда...


ДВА С ЛИШНИМ ГОДА ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧЕЧНИ ПРИНИМАЛ АНТИЗАКОННЫЕ РЕШЕНИЯ
       

  
       Накануне выборов в Чечне сложилась чрезвычайная ситуация – оказывается, два с лишним года подряд (2001-й, 2002-й и первые месяцы 2003-го) президиум Верховного суда республики в составе Зиявди Заурбекова (председатель ВС), Исы Эдилова и Мусы Сатаева (заместителя председателя) действовал как абсолютно незаконное формирование. То есть, не имея на то никаких полномочий, эти трое выносили протесты на приговоры районных судов с последующим принятием решений по этим протестам. В результате ВСЕ так называемые НАДЗОРНЫЕ ДЕЛА, прошедшие через ВС Чечни за этот период, ВСЕ ПРОТЕСТЫ, им вынесенные, незаконны и НЕ ИМЕЮТ ЮРИДИЧЕСКОЙ СИЛЫ. Особую остроту этой коллизии придает то обстоятельство, что прокуратура и исполнительная власть республики, Генеральная прокуратура и Верховный суд России делают все возможное, чтобы пока — до президентских выборов 5 октября — правда о самозваном чеченском «президиуме» не вышла наружу.
       
       Как это все случилось? И почему? И что, собственно, дает право утверждать: Верховный суд Чечни действовал незаконно?
       В ноябре 2000 года Верховный суд (ВС) России получил поручение президента Путина, родившееся под сильным давлением международных организаций, требующих в ту пору налаживания гражданской жизни в Чечне. Оно состояло в том, что в кратчайшие сроки необходимо обеспечить доступ людей, живущих в Чечне, к правосудию — то есть воссоздать суды. Их решили формировать по так называемой временной схеме, чтобы получилось быстро. И подобное предусмотрено законом — при экстраординарных обстоятельствах к работе в них могут быть привлечены судьи и без указа президента. Как известно, в нашей стране все судьи утверждаются таким указом.
       Однако судебная система — вещь многопрофильная. Кто-то пишет приговоры, а кто-то выносит протесты по ним, тем самым надзирая над первыми внутри самой корпорации. Это требование Конституции России и действующего законодательства в защиту прав людей от несправедливых или неблаговидных действий судей, работающих в более низком судейском звене. Исключительным правом надзирать и опротестовывать может быть наделен председатель президиума ВС, в данном случае — председатель ВС Чечни. А судебная инстанция, которая может рассматривать такие протесты, — президиум ВС Чечни, членами которого являются заместители председателя ВС. Право участвовать в надзорном рассмотрении дел они получают только указом президента страны. Никаких временных схем тут не предусмотрено, и это строго и потому совершенно правильно. Чтобы такой порядок изменить, даже учитывая тяжелую чеченскую ситуацию, надо менять Конституцию России. И только так.
       Что же получилось на деле? Зиявди Заурбеков стал и.о. председателя ВС ЧР по временной схеме, как и его заместители Муса Сатаев и Иса Эдилов, — и эта временность тянулась и в 2001-м, и в 2002-м, и в начале 2003 года. Без соответствующего указа президента о полноценном назначении. Надзорную же деятельность и Заурбеков, и его заместители тем не менее на себя взяли, без всякого положенного указа. Это значит сами себя назначили в президиум и в надзор. Получился не ВС Чечни, а судебно-надзорный партизанский отряд.
       
       Может, они не знали?
       А если они все-таки не нарочно? И просто потому, что хотели помочь людям? В Чечне ведь действительно накопилось огромное количество судебных решений дурного качества, и кто-то должен был взять на себя их опротестование? К тому же все трое — Заурбеков, Эдилов и Сатаев — в 1995—1996 годах были членами президиума ВС Чечни с полными, ничем не урезанными полномочиями, и, значит, кому карты в руки, как не им?
       Наше законодательство в судейской области очень даже неплохое и консервативное, соблюдали бы — горя не знали. Так вот: закон настаивает на особо осторожном отношении к полномочиям даже тех судей, которые когда-то имели право выносить протесты и надзирать над коллегами, а потом ушли в отставку.
       — Как только судья уходит в отставку, — пояснил «Новой газете» Висхан Макаев, видный юрист, почетный судья в отставке, государственный советник РФ третьего класса и бывший председатель ВС Чечни (до момента введения шариатских судов), — он лишается надзорных полномочий, даже если ими обладал. Заурбеков, Эдилов и Сатаев утратили их, уйдя в отставку в 97-м, как и я. А вот право выносить протесты по возвращении из отставки надо получать всякий раз заново. Опять указом президента — потому что это очень серьезное право.
       — Но могли ли Заурбеков, Эдилов и Сатаев просто заблуждаться? Не знать? И раз стали членами ВС республики, понять, что надзорные функции им возвращены автоматически?
       — Исключаю такой вариант. Все трое — очень знающие люди. Вот выдержки из их характеристик при назначении: «высокий профессионализм», «хороший организатор», «большой опыт работы в качестве судьи». Они, без сомнения, знали, что действуют незаконно. А вот люди, обращавшиеся в ВС Чечни в надежде на восстановление справедливости, об этом не ведали. И оказались обмануты.
       В результате сегодня уже сотни дел опротестованы незаконно, решения по ним не имеют никакой юридической силы, и жертв, попавших под это колесо, можно только пожалеть — многие до поры будут в неведении, что намеренно обмануты высшей судебной властью республики. А дела ведь у всех серьезные... Вот некоторые примеры.
       ...В 2002 году гражданка Асабиева решила вернуть себе дом в Грозном, самовольно занятый гражданином Джамбулатовым. Ленинский районный суд Грозного вынес решение о выселении Джамбулатова. И тут же последовал протест за подписью Заурбекова — Джамбулатова не выселять. Почему?..
       ...В 1997 году гражданин Адаев по договору поставил некоей организации ПУЖКХ в Грозном 18 тонн картофеля на сумму 299 328 рублей по ныне действующим ценам, ПУЖКХ ему не заплатила. В октябре 2002 года Октябрьский райсуд Грозного поддержал иск Адаева к ПУЖКХ, но ПУЖКХ все равно платить не захотела и пришла к Заурбекову — и тот быстренько опротестовал решение Октябрьского суда, а гражданин Адаев все так же без денег...
       ...18 апреля 2002 года Заурбеков, Эдилов и Сатаев, именуя себя «президиумом ВС ЧР», отменяют решение Надтеречного регионального суда от 26 января 1994 года по иску Бурханова к Исламову о выселении последнего из квартиры № 12 в селе Знаменском по ул. Шоссейной, 19а. Когда-то по суду, который был также незаконен, потому что был назначен указом президента Дудаева (а тогда судей следовало избирать), Исламова в пользу Бурханова выселили из квартиры без предоставления иной жилплощади. «Президиум» 2002 года, также не утвержденный по закону, потребовал, чтобы все вернулось обратно.
       — Любопытно, — говорит Висхан Макаев, — что Заурбеков, «председательствующий» на «президиуме» 2002 года, в 94-м, когда было первое решение по этой квартире в Знаменском, являлся заместителем председателя ВС Чеченской Республики Ичкерия, назначенным на эту должность постановлением тогдашнего парламента ЧРИ, что тоже незаконно. А другой член «президиума» 2002 года Сатаев как раз руководил тем самым Надтеречным региональным судом, решение которого теперь «отменено» с его участием, причем Сатаев назначался на должность регионального судьи указом президента Дудаева, что тоже было незаконно, так как судей тогда положено было избирать...
       Стоит добавить, что, например, именно Заурбеков и еще один член «президиума» Эдилов, будучи членами «президиума Верховного суда Чеченской Республики Ичкерия» образца 1996—1997 годов (еще одна ипостась тех же фигурантов) и являясь ими опять же незаконно, поскольку их назначал и.о. президента ЧРИ Зелимхан Яндарбиев, — так вот, эти двое тогда занимались ревизией дел, рассмотренных при предыдущей власти, образца 1995—1996 годов, при которой они сами и принимали те решения, которые впоследствии ревизовали в соответствии с изменившимся политическим моментом...
       Выходит цепь беззаконий длиною в девять лет. Беззаконий, творимых служителями закона. Когда закон меняется, а служители нет. Как прикажете жить человеку в обстановке постоянного «восстановления справедливости путем попрания закона» и верить хоть кому-то и во что-то? Перед ним мелькают власти, режимы, президенты — а справедливости все нет... До сих пор. Есть ли сегодня шанс заявлять о том, что в Чечне существует честный и непредвзятый независимый суд? Нет, конечно.
       
       Кому нужен такой суд?
       Тем, кто этим процессом управляет, но не тем, конечно, кто его потребляет.
       Итак, вот она, картинка сегодняшнего дня: ВС Чечни скомпрометирован. Последствия для судей — самые печальные. Ведь они намеренно дискредитировали судебную власть и совершили сотни проступков (опротестованы сотни дел, обмануты сотни людей), умалявших авторитет судебной власти. Закон требует одного в подобных случаях — ухода в отставку и прекращения полномочий.
       Однако разве все это происходило в пустыне, где суд и народ наедине? А не там, где есть прокуратура, ВС России, масса правоохранителей, проверяющих, президентская власть, наконец?.. Почему все они все видели, отлично знали и помалкивали?..
       Сдается, что скомпрометированность становится у нас той меткой, по которой зачисляют во власть и в ее обслуживание, а наш суд упорно дрейфует в сторону именно обслуживающего власть персонала. Скомпрометирован — значит, управляем. Есть чем прижучить — будешь в касте допущенных. Честен и неподкупен — а вот такие не требуются, потому что непредсказуемы.
       То есть компромат как двигатель той самой управляемой демократии, которая возведена ныне в главный лозунг жизни. В которой мы всех, сверху донизу, вроде бы выбираем, то есть это демократия, но как-то так выходит, что постоянно выбираем, «кого надо», то есть это управляемая демократия.
       В последние годы залогом таких «правильно» проведенных выборов в нашей стране все больше становится суд. Население уже не раз с удивлением наблюдало, что в дамки постоянно проходит «кто надо». А кого «не надо», с забега просто снимают. Реже — решением избирательных комиссий. Все чаще — судебными манипуляциями управляемых судов. В этом наша страна — просто супердержава черных предвыборных схем с участием законников. И теперь очевидно, что новейшая российская традиция не обошла стороной даже такой пылающий регион, как Чечня. Война войной, а и тут судебная «власть» вполне на гребне — скомпрометирована и потому управляема. Значит, Чечня может считаться полноправным участником уже отработанных в других регионах выборных технологий.
       Напомним, выборы президента Чечни Кадырова назначены на 5 октября, а гонка за главный приз тут начинается уже 20 июля, и очень скоро мы станем свидетелями, каким путем начнут выщелкивать с гонки «кого не надо». Так что именно предвыборная версия того, что случилось с незаконной, но дозволенной (всеми, кто должен был это прекратить) деятельностью Верховного суда ЧР, кажется сегодня наиболее вероятной.
       Но как быть с людьми? Что это такое — общество, в котором судебная власть оказалась совершенно скомпрометированной, тем более если это Чечня? Можно ли именно тут в который раз лишь играть в законность с людьми, остро нуждающимися в судебной защите? И все более принимающими самосуд как единственно эффективный метод?.. Ответ очевиден: продолжающийся цинизм имеет в Чечне только один привкус — смерти.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera