Сюжеты

НЕ БОГАЧ, НЕ БЕДНЯК — КТО?

Этот материал вышел в № 51 от 17 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Прощелыга, мошенник, нравственный урод», — говорят одни. «Суперпрфессионал своего дела, светлая голова, личность прежде всего», — утверждают другие Около трехсот страниц мнений, сомнений, откровений, подробностей и анализов – это все наши...


«Прощелыга, мошенник, нравственный урод», — говорят одни. «Суперпрфессионал своего дела, светлая голова, личность прежде всего», — утверждают другие
       
       Около трехсот страниц мнений, сомнений, откровений, подробностей и анализов – это все наши с вами первые попытки исследования жизни российского среднего класса. На двенадцать вопросов анкеты уже ответили 123 человека – письма шли через интернет, обычную почту и даже со спецдоставкой курьером.
       Самое смешное и короткое пришло последним – некая Лена, заглянув в интернетный вариант обсуждения предыдущих статей, прониклась темой и вопросила: «А кто мне может назвать профессии-должности этого нашего мидл?». Это было и смешно, и грустно, потому что четкой формулировки, что такое средний класс России, не смог дать никто. Зато прояснились какие-то аспекты и еще стало ясно, что мы с вами попали во что-то болезненно важное, задели базовый вопрос самоидентификации. Здесь пульсирует открытый нерв: «стыдно быть бедным в стране, где правит закон, и стыдно быть богатым в стране, где властвует беззаконие» — вот эту цитату древнего китайского мудреца прислали мне, явно не сговариваясь, сразу три человека.
       Еще один нерв: «Человек выше сытости». Но сытый человек — он что, непременно бездуховен? Ладно бы так считали люди бедные, но стыдятся чего-то и представители среднего класса, вот Юрий Анатольевич (e-mail есть в редакции) на вопрос анкеты «Относите ли вы себя к среднему классу?» говорит: «С чисто материальных позиций — да. В то же время многие его представители в плане духовном мне чужды…».
       Все вопросы в этой теме несвободны от упрощений. И все ответы также несвободны: границы не выставлены, рамки не заданы — искусственная тема? Но тогда почему ее сегодня так важно обсудить таким разным людям? Почему они это делают так эмоционально? Почему так рьяно спорят? Кого ненавидят — средний класс? себя в среднем классе или себя вне его? страну? обстоятельства?
       Часть самых типичных и ярких писем публикуется сегодня в рубрике «Мидл-клуб». Как и было обещано, позже мы опубликуем все интересные письма и ответы на анкету. Напомню: авторы публикаций механически становятся VIP-персонами нашего клуба.
       А пока вот вам небольшой фрагмент беседы с абсолютно явным представителем российского среднего класса, знакомьтесь: доктор психологических наук профессор Алексей Ситников. Он руководитель крупнейшей политконсалтинговой фирмы «Имидж-контакт» и совладелец крупной сети клубных ресторанов, в числе которых полюбившиеся многим москвичам «Петрович», «Огород» и другие.
       Если перечислять дальше все регалии – не хватит места на разговор, ограничусь двумя: лауреат национальной премии «Персона года-2001» в номинации «Бизнес-политические технологии» – за разработку и активное введение теоретических основ концепции взаимоотношений власти и бизнеса. Первый в России сертифицированный практик, а затем и мастер НЛП (нейролингвистическое программирование. Учился непосредственно у создателя этой техники Дж. Гриндера в Калифорнии)
       
       — Алексей, а стыдно быть богатым в стране, где властвует беззаконие?
       — Должно быть стыдно тем, кто наворовал. Тем, кто смог подняться не благодаря обстоятельствам, а вопреки им, в силу упорства, напряженнейшего труда, почему должно быть им стыдно?
       — Почему в России все время горе от ума? Может же быть когда-нибудь пусть не счастье, но успех от ума?
       — Может. Но повторюсь: не благодаря обстоятельствам, а вопреки им.
       — К моей приятельнице недавно в магазине подошла женщина с просьбой: «Деточка, подай бабушке сто рублей». Это — чисто московское попрошайничество, в провинции сто рублей все-таки пока еще деньги. И средний класс — может быть, это тоже не общероссийское, а в основном московское явление?
       — В Москве сконцентрировалось огромное количество людей, которые не знают, что такое деньги. Человек с нуля сразу получил сто миллионов долларов США…
       — Как это?
       — Да вот так — не заработал, а именно получил, перераспределил. Пользуясь служебным положением, приватизировал, залоговый аукцион позволил ему получить даже не миллионы, а миллиард в собственность. Он не знает, как эти деньги зарабатываются, у него психологически нет внутреннего ощущения стоимости денег. А раз нет, то, когда к нему пришел парикмахер сделать прическу, он ему платит тысячу долларов. Потому что не знает он, сколько стоит этот труд и что такое тысяча долларов по поту и крови. Парикмахер, получив тысячу за то, что стоит двадцать, ошалел, вышел на улицу и поехал на такси. Он тоже не знает, как должны зарабатываться деньги, и он платит таксисту сто долларов.
       — Инфекция?
       — Инфекция, да, все в результате заражаются сверху этим вирусом нечувствования стоимости денег, стоимости труда. Москва — это больной город. Здесь деньги не зарабатываются, они перераспределяются.
       — Но когда-то же этот процесс должен остановиться?
       — С чего? Сейчас идет использование этого перераспределенного… Так в истории России было всегда. Олигархи назывались фаворитами — это были графы Юсуповы, графы Орловы, — им тоже отдавали целые территории, регионы, индустрии, и они тоже не знали, как зарабатываются деньги. То есть перераспределение было и тогда, и ничего не изменилось, — Россия так была устроена, так она сегодня и существует
       — А что средний класс?
       — Если предложить очень простой критерий, помогающий понять, чем средний класс отличается от «верхнего» и «нижнего», то я бы сказал так: он более всех нуждается в социальной инфраструктуре. «Нижний» класс с этой точки зрения менее интегрирован в социальную среду; вспоминая Маркса, можно сказать, что «нижнему» классу если и есть что терять, то меньше, чем среднему. «Верхний» же класс обладает достаточными возможностями, чтобы не быть зависимым от социальной инфраструктуры. Простым, конечно, грубым, но наглядным примером может послужить крах российской банковской системы в 1998 году. Непосредственно более всех пострадали от этого люди, потерявшие свои сбережения на пластиковых карточках и депозитных счетах. Менее социально успешные граждане, у которых к тому времени не было ни возможности, ни смысла иметь дело с банками, не ощутили на себе такого удара. «Верхняя» группа смогла в этот период защитить свои интересы и в результате как минимум не проиграть: вовремя вывести деньги из ГКО, конвертировать их в твердую валюту, воспользовавшись кредитами МВФ, а то и обанкротить, пользуясь случаем, собственные банковские структуры, предварительно переведя средства в более надежные места. Этот всем нам памятный пример показывает, почему именно средний класс считается агентом и гарантом стабильности общества.
       — И надежный у нас сегодня агент и гарант?
       — У нас среднего и мелкого бизнеса в том виде, в каком он должен быть, пока еще практически нет. В Америке до 70 процентов валового продукта производит именно мелкий и средний бизнес… Почему Америка и не зависит от цен на нефть — там весь приход государства зависит не от продажи ресурсов, а от тех же налогов мелкого и среднего бизнеса. Это все еще предстоит создавать. Должно быть не десять, двадцать или пусть даже тысяча рекламодателей, а миллионы — маленькие для маленьких газет в маленьких городках. Там ресторанчик, кафе, турагентство, еще что-то — вот когда их будет достаточное количество, они сделают СМИ по-настоящему независимыми. Потому что если у тебя есть тысяча рекламодателей — тебе уже не нужен олигарх. А если олигарх не финансирует газету — она от выборов не зависит, но… Если говорить очень грубо — среднего класса в провинциальной России пока практически нет.
       — А в Москве он есть, но болен?
       — Я бы не стал так говорить. Я сказал, что Москва — больной город… Но перспективы у сегодняшнего среднего класса огромны…
       
       Вопрос к читателям:
       Хотите ли вы, чтобы разговор с Алексеем Ситниковым продолжился? Интересна ли вам его собственная история? Задайте ему свой вопрос — и продолжение последует.
       

       обозреватель «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera