Сюжеты

РЕПУТАЦИЯ ИЛИ СМЕРТЬ

Этот материал вышел в № 53 от 24 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Европе эти понятия уже связаны. У нас не придают значения ни тому, ни другому Европу потрясла смерть микробиолога Дэвида Келли, бывшего эксперта ООН и британского минобороны по оружию массового уничтожения. Здешняя политическая практика...


В Европе эти понятия уже связаны. У нас не придают значения ни тому, ни другому
       
       Европу потрясла смерть микробиолога Дэвида Келли, бывшего эксперта ООН и британского минобороны по оружию массового уничтожения. Здешняя политическая практика давно не знала такого триллера. Вот хронология.
       24 сентября 2002 года британское правительство публикует доклад об иракской военной программе, согласно которому Саддам может пустить в ход ОМУ через 45 минут после приказа. На этом строится пропаганда. Но 29 мая 2003 года Би-би-си со ссылкой на анонимный источник утверждает, что строчка о 45-минутной готовности включена в доклад по настоянию помощников премьера «для большей убедительности». То есть доклад был «подредактирован».
       Теперь война разгорается между правительством и Би-би-си. Вопреки расхожему мнению это не государственное СМИ. Его независимость обеспечивается Королевской хартией и внебюджетным источником финансирования — налогом с телезрителей. Глава пресс-службы правительства Алистер Кэмпбелл требует публичного извинения от Би-би-си, но не получает. Компания, пользуясь законным правом, отказывается раскрыть источник. Но его вычисляет минобороны. 15 июля Дэвида Келли вызывают в парламентский комитет и подвергают неприятному и порой унизительному допросу. Он не отрицал контакта с журналистом, но сказал, что материал Би-би-си не мог быть построен только на его данных.
       
       17 июля парламентарии допрашивают автора передачи Эндрю Гилигана, обвиняя его в журналистской недобросовестности. На следующий день полиция находит труп Келли близ его загородного дома. Вены на запястье левой руки перерезаны ножом, анализ крови показывает присутствие транквилизаторов и анальгетиков. Предварительная, но достаточно уверенная версия — самоубийство. Признаков насилия не обнаружено. 19 июля родственники Келли заявляют, что в последние дни на него оказывалось «невыносимое давление». 20 июля директор службы новостей Би-би-си Ричард Самбрук официально признает, что Келли был тем самым анонимным источником.
       Премьер Тони Блэр, которого события застали в азиатской поездке, чувствует себя некомфортно и на пресс-конференциях с заморскими лидерами вынужден отвечать на вопросы о своей возможной отставке. Отвечает отрицательно и лишь обещает помочь следствию наравне с другими свидетелями. Европейская пресса заполнена комментариями. Но все они сводятся к политическому будущему Блэра, конфликту между правительством и Би-би-си и расследованию. Расследованию чего? Что Келли сам порезал себе вены, а его не убили? Или что поводы для иракской войны были сфальсифицированы? Или что журналист Би-би-си передернул слова профессора?
       Дело следствия — определить, действительно ли 59-летний ученый убил себя сам или пал жертвой заговора. Опять же, если заговора, то с какой целью: отомстить, ликвидировать свидетеля? Версия самоубийства пока более убедительна.
       Мало кто пытается раскрыть личную трагедию Келли. А это, наверное, главное: нравственный выбор человека, сделавшего доклад правительству, на основе которого принималось решение о войне, или раскрывшего нечистоплотную кухню составления доклада под давлением правительства, или ужаснувшегося последствиями войны, решение о которой принималось на основе вписанной им фальшивой строчки, или оглушенного политическим взрывом, вызванным его откровениями журналисту...
       Ну и что? Подумаешь, кто-то в экспертном докладе по просьбе властей, погрешив перед правдой, приписал что-то очень им нужное, потом анонимно покаялся. Мало кто режет вены по такому поводу. Профессор оказался настоящим британским интеллигентом, пропитанным выходящими из моды моральными предрассудками. В старину за честь, достоинство, репутацию стрелялись на дуэли, пускали пулю в висок, делали харакири... Что, это безнадежно устарело, уступив прагматичному цинизму? Наверное, еще нет. Вспомним трагедию французского премьера Пьера Береговуа или более свежую и близкую мне историю бывшего бельгийского министра Алена Ван дер Биста, который после шести лет под следствием по обвинению в убийстве принял смертельную дозу снотворного.
       Случаи физических самоубийств в современной Европе нечасты. Жизнь человека священна. Но много политических. Это тоже умение нести ответственность. Генсек НАТО Вилли Клас в 1995 году, через семь лет после событий, был уличен в пассивной коррупции, причем не в личный карман, а в пользу партийной кассы. Он жив, и дай ему Бог здоровья, но к политике с тех пор и близко не подходит, управляя судоходным каналом во фламандской глубинке.
       И совершенно отдельно от поступка Келли, о подлинных мотивах которого мы сможем теперь только догадываться. Смерть человека в связи с общественно значимой проблемой, даже не депутата и не министра, подвела к черте правительственного кризиса...
      
       Александр МИНЕЕВ, наш соб. корр., Брюссель
       
       
Наш комментарий
       
       БИРЖА ОТКАЗАЛА В ДОВЕРИИ ГОСУДАРСТВУ
       То, что произошло в Лондоне, для политической практики современной России выглядит несколько диковато. Смогут ли россияне понять мотивы, подвигнувшие Келли на самоубийство? Наши эксперты, помнится, собственные истребители называли грузинскими и на основании этих данных готовили документы к встрече Путина и Шеварднадзе — о том даже журналисты писать ленились, не то что публика — читать.
       Между тем почти в то же самое время России было послано испытание того же свойства, что и Англии. В Москве — обвал биржевого рынка из-за заказной политической атаки на нефтяную компанию «ЮКОС». Парадоксальным образом в подоплеке обоих событий лежат два слова: «доверие» и «репутация».
       Не поторопился ли Путин, указывая нам путь к западному миру? В том мире министры и депутаты не считают зазорным ездить на работу на велосипедах, а рукопожатие, бывает, рассматривается как подпись. Мир давно привык, что деньги (а вместе с ними — люди, товары и технологии) приходят в страну или бегут из нее сломя голову из-за репутации государства. Нам это еще в новинку.
       Британские избиратели мгновенно отказали Блэру в доверии и своих голосах: в первые же два дня он потерял более трети своих сторонников. Из них чуть меньше половины отказали в доверии не только ему лично, но и всей партии лейбористов.
       Но повод для исторического оптимизма у нас все же есть. Впервые в России биржа резко отказала в доверии всей системе государственного устройства после фактического покушения государства на частную собственность. По мере развития рынка и наши люди научатся разговаривать с властью, когда та станет морочить им голову. Но пока они еще позволяют обманывать себя три выборных цикла подряд. Смысл слова репутация нам темен, а доверием мы можем одарить любого проходимца.
       И все же каждому придется понять: если проголосовать за того, кто тебя уже один раз надул, горячей воды не будет еще четыре года. Жителям Приморья на это понадобилось два раза по четыре года. Сколько времени понадобится, чтобы понять трагедию Келли, — неизвестно. Но процесс не остановить.
      


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera