Сюжеты

БЕЗ ТОРМОЗОВ

Этот материал вышел в № 53 от 24 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С криком: «Жена рожает!» ночной гонщик проскочит любой пост ГИБДД На парковке перед ЦДХ — несколько десятков машин. Участвовать будут не все, многие приезжают просто поболтать. Разговоры об одном — гонки: как прошли гонки на прошлой...


С криком: «Жена рожает!» ночной гонщик проскочит любой пост ГИБДД
       

   
       На парковке перед ЦДХ — несколько десятков машин. Участвовать будут не все, многие приезжают просто поболтать. Разговоры об одном — гонки: как прошли гонки на прошлой неделе, кто победил, что будет сегодня. Заезды проводятся каждую неделю: по вторникам, четвергам, пятницам и субботам. Встречаются в 21.30. Часа полтора ребята просто тусуются. Приезжают со своими девушками. Оставляют их волноваться на парковке, а сами едут гоняться. Хотя здесь есть две девушки — Тигра и Каренина, которые побеждают на гонках не реже парней.
       — Вы не знаете, где Уомо?
       — Он еще не подъехал, но вы его сразу заметите. Он очень высокий, с темными волосами. Когда он подъедет, все забегают. Пойдут регистрироваться.
       Уомо — один из организаторов, устраивает гонки не первый год, а иногда и сам гоняется. Это его хобби.
       За участие в гонке каждый водитель должен заплатить по 10 долларов. Так складывается призовой фонд. Победитель получает около 2000 рублей. Но приезжают сюда совсем не ради денег. Хоть раз в жизни погоняв по столице, отказаться от этого уже невозможно.
       Иногда на месте сбора появляются гаишники. Но разогнать никого не могут. Гонщики говорят, что «просто тусуются» — тусоваться не запрещено. Гаишники делают вид, что верят, и уезжают.
       Машины стоят лицом к бордюру. Внешне — обычные иномарки среднего класса, некоторые украшены спортивными аксессуарами. А под капотом — глубоко тюненый стандартный мотор или двигатель от другой модели. У некоторых не номера, а имена: «Moroz», «Murzilla», «Neon», «Niko», «JET», «Olegarh», «GP»… По городу так и ездят. Если гаишники догонят, отделается небольшим штрафом.
       Перед стартом машины выстраиваются. Стартуют с разрывом в минуту, чтобы не было путаницы. Первая машина выехала в начале двенадцатого. В час ночи старт закрывается. Сегодня — примерно двадцать машин. Уомо пристроил меня к Майку, водителю скромного снаружи «Мерседеса» с двигателем объемом пять литров. Его штурман, Шумахер, поинтересовался, как я переношу самолеты.
       — Вроде нормально переношу. А что?
       — Ощущения схожие. Скорость…
       Шумахер предупредил, чтобы я пристегнулась покрепче, потому что будет сильно мотать. Я бы пристегнулась. Но ремень безопасности не работал.
       — Не боишься?
       — Нет, не боюсь, — это я, конечно, соврала.
       После разговоров про самолеты было страшно. Хотя Уомо сказал, что во время гонок еще никто не погиб. Так, случаются небольшие аварии. На парковке я заметила всего две побитые машины: у одной была царапина, а у другой — разбита задняя фара.
       Майк посоветовал держаться руками. И вперед смотреть, чтобы не тошнило.
       На старте Уомо выдал «легенду» — задание и карту.
       Порядок проезда чек-пойнтов — произвольный (это места, обозначенные на карте, где стоит машина с включенной аварийкой и где выдают чеки — бумажки с номерами). Сегодня по легенде ночные гонщики объезжают школы, вроде бы как подыскивая лучшую для своих любимых детей. Поэтому все чек-пойнты установлены возле школ. И сегодняшнее событие Уомо громко называет «Тяга к знаниям-2» (видимо, недавно уже ездили по подобному маршруту). Уомо, как мне объясняют, вообще стремится придать хоть какой-то познавательный смысл любому мероприятию. В следующий раз может объявить автопробег по театрам, бензоколонкам и т.д.
       За заезд надо пройти весь маршрут, собрать семь бумажек и привезти их на старт как можно быстрее. Участнику, который привозит на чек-пойнт «хвост» из ментов, лист не выдается.
       На «легенде» есть еще предупреждение: «Соблюдение ПДД и штрафы за их несоблюдение лежат на совести и кошельках участников. Пожалуйста, будьте бдительны и аккуратны».
       Ясно, правила дорожного движения вряд ли будут соблюдаться. Главное — приехать первым. Нет ни правил, ни страха за свою жизнь. Есть гонка.
       Едем на первый чек-пойнт. За рулем Майк. С нами два штурмана. «В жизни» Шумахер работает водителем. Возит по городу своего начальника, а потому знает город как свои пять пальцев.
       Тихий переулок, на обочине стоит машина с включенной аварийкой. Подъезжаем, почти не притормаживая, хватаем листок с номером и летим дальше. На повороте машину заносит, у меня на ноге появляется первый синяк. За поворотом стоят гаишники:
       — Куда торопимся? Ваши документы. Вы нарушили…
       — Слушай, сотка нормально?
       — Покажите ваши права…
       У Майка от напряжения дрожат руки, голос такой, будто он только что бежал марафон:
       — Командир, понимаешь, жена рожает, торопимся в роддом, отпусти, на сотку!
       — У тебя же руки дрожат, дыхни.
       Майк со всей силы дышит гаишнику в лицо и одновременно сует ему деньги. Уже отъезжая, кричит:
       — Вот у тебя будет жена рожать, посмотришь, как руки задрожат!
       Проносились дома, улицы, машины… Разбирать названия я не успевала.
       Перед последним чек-пойнтом Майк попросил меня пересчитать листочки. Удалось с четвертой попытки. Руки дрожали — от страха и от холода: все окна были открыты, чтобы лучше были видны номера домов (машина сильно тонирована). Шумахер тихо и внятно руководит, корректирует маршрут.
       — Здесь налево!
       Вот уж не думала, что на такой скорости можно вписаться в поворот, но мы вписались, чуть не сбив мусорные баки.
       — Нет, не туда, направо!
       Заблудились в переулках. Майк начал нервничать, последний чек-пойнт — и такая заминка.
       После него нас снова тормознули гаишники. Подходить не торопились. Майк нервничал и порывался выбежать из машины:
       — Иди скорей, умоляю, поторопись!
       — Вы превысили скорость…
       — Сто рублей, сто рублей, жена рожает, отпусти, жена рожает!
       Впереди — финиш. Через две сплошные, на красный. Сигналим, отдаем свои листочки.
       На финише Майк и штурманы выбежали из машины — и сразу к Уомо:
       — Ну что, какие мы?!
       — Вы не первые, гонка еще не кончилась, но вы уже не первые…
       — Чертов последний чек-пойнт!!!
       — А мы собаку сбили, — у водителя-соперника сильно дрожат руки и горят глаза.
       С машиной я осталась одна, как будто она уже и не нужна никому. Минут через пятнадцать к нам подошел Майк:
       — Водички, сигарету, на травке поваляться?
       — Еще!!! Сегодня будут еще гонки?!
       — Что, понравилось? Не тошнит? — а у самого еще голос срывается...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera