Сюжеты

МУЖЧИНЫ НЕОХОТНО ПИШУТ ЗАВЕЩАНИЯ

Этот материал вышел в № 53 от 24 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

МУЖЧИНЫ НЕОХОТНО ПИШУТ ЗАВЕЩАНИЯ АНКЕТА Любимый фильм: «Москва слезам не верит» Последняя с удовольствием прочитанная книга: Прочла вместе с дочерью «Тихий Дон» (правда, войну, как и когда-то в школе, пролистывала) и православный...


МУЖЧИНЫ НЕОХОТНО ПИШУТ ЗАВЕЩАНИЯ
       

        
       АНКЕТА
       Любимый фильм: «Москва слезам не верит»
       Последняя с удовольствием прочитанная книга: Прочла вместе с дочерью «Тихий Дон» (правда, войну, как и когда-то в школе, пролистывала) и православный календарь.
       Последняя причина слез: Я редко плачу. Лет пять не плакала.
       Последнее, над чем хохотали: Бабулька заглянула в кабинет и спрашивает: «У вас тут написано «нотариус для богатых». А где же принимает тот, что для бедных?»
       Последняя крупная покупка: Костюм к 200-летию юстиции, за три тысячи рублей.
       Удовольствие: Баня…чтобы посидеть, подумать, чайку попить.
       Нелюбимая телепрограмма: Отечественные сериалы вроде «Бригады»… Я их смотрю, потому что их смотрят дети, чтобы быть в курсе. Хорошего мало. Сплошные пособия по совершению преступлений: как убить, как своровать, как ограбить квартиру…
       Политическая симпатия: Не знаю… все одинаковые… Иногда Жириновский забавляет…
       Элемент комфорта: Я могу обойтись без всего, кроме тепла. У меня в кабинете калорифер включен даже летом.
       Мечта: Закончить ремонт в квартире.
       Надежда: На Бога. А больше не на кого. Даже на саму себя нельзя надеяться, потому что любой человек — песчинка. Дунули — и улетел.
       Идеал женщины: Нет.
       Любимый вид отдыха: Тихо, спокойно, на берегу моря.
       Самая старая вещь в доме, которую не получается выбросить: Деревянный дровосек с пилой и топором. На пиле написано: «Пили, да знай меру», а на топоре — «Не руби сплеча». Это подарок крестной. Я его никогда не выброшу... Есть театральная программка двадцатилетней давности, школьная тетрадка по вязанию, открытки столетней давности, записная книжка еще с техникума с адресами однокурсников. По тем адресам, скорее всего, давным-давно живут другие люди, но мне жалко с этой книжкой расставаться, это часть моей жизни... Есть свадебное платье, детские пинетки, куклы… Есть брючный костюм с моих пятнадцати лет, драповый, старомодный, ярко-зеленого цвета. Чего он лежит? Я не знаю.
       
       8.40. Вечно в маршрутке что-нибудь да расстроит. Кондукторша выталкивала старика:
       — Нету мест… здесь не богадельня… куда вас всех несет… сидели бы дома.
       А ему, может, надо в поликлинику, или в собес, или в сберкассу. Да мало ли мест, в которые пожилые люди вынуждены добираться. И почему у нас все вот так? Вроде бы сделали для пенсионеров благое дело — бесплатный проезд. А в реальности это оборачивается сплошными унижениями. Одна моя пожилая клиентка, если ей надо куда-нибудь ехать на общественном транспорте, не берет с собой бадик, потому что иначе ни одна маршрутка не остановится. Ни пустая, ни полная.
       
       8.42. Не выдержала, заплатила.
       
       8.55. Возле кабинета уже сидит народ. С папками наверняка юридические лица. С барсетками и торчащими из кармана бумагами — доверенности на машину и всякое такое. С пакетами, сумками, кошелками — наследники.
       
       9.02. На столе — листок из православного календаря с изречением: «Господи, дай мне силы, чтобы справиться с тем, что я могу сделать, дай мне мужество, чтобы смириться с тем, что я не могу сделать, и дай мне мудрость, чтобы отличить одно от другого». Прочла и села работать.
       Первым ворвался профессиональный сутяжник. Ему надо заверить кипу копий документов, которые он прикладывает к своим жалобам. Сто штампов, сто печатей, сто записей — возни на полдня. Больше половины из его бумаг никому не нужны, и их заверение оплачивается не госпошлиной, а по соглашению сторон. То есть нотариус может назначить и по десять рублей за каждый листок, и по сто. Предлагаю по десять. Гражданина это не устраивает. Он желает все вместе и за рубль… Не договорились.
       
       9.30. То ли партнеры, то ли любовники. Она хочет оформить на его имя генеральную доверенность на управление собственностью. Объясняю, что генеральная доверенность — это документ, по которому ваше имущество могут продать, наделать на ваше имя долгов, оставить ни с чем. Предлагаю более щадящий вариант: отдельную доверенность — на одно действие, отдельную — на другое. Вижу, женщина замялась. Мужчина взвился:
       — Вы меня считаете вором и обманщиком? Да как вы смеете!
       — Никем я вас, гражданин, не считаю. Я рассказываю суть гражданского акта клиенту. И предупреждаю о последствиях. Это моя профессиональная обязанность.
       Он выскочил в коридор. Она — за ним. Через полчаса вернулись, оформили генеральную…
       
       12.30. Заверила копии документов бабушке тысяча девятьсот пятого года рождения. Пришла своими ногами, даже без палочки! Чистенько одета. С новым паспортом. Сама пишет, без очков и без ошибок, и светлая память, и все соображает. До сих пор видно, что женщина волевая, сильная. И видно, что все могла, что все умела, что сворачивала горы. Вспомнила одного судью, который считает, что после семидесяти любого человека, вне зависимости от состояния здоровья, следует считать недееспособным.
       …Жены военных кажутся клонированными, как овечка Долли. Они привыкли жить за каменной спиной; они все такие нездешние, такие неприспособленные: ах, я ничего не могу, ах, я ничего не умею, ах, он все решал. Впечатление, что без мужа она не сегодня завтра обязательно пропадет. А начинаешь общаться — танк на марше.
       …Не люблю спешащих клиентов: все бросьте, занимайтесь только мной и немедленно — поезд уходит, теплоход отплывает, ГАИ закрывается. И тех, кто думает, что деньги решают все. Да я сама дам тебе сто рублей, только бы ты ушел и больше ко мне не обращался.
       …Почему-то считается, что нотариусы — хорошо оплачиваемые бездельники. Всех-то забот: поставил печать и получил деньги. В чужой руке кусок всегда кажется и больше, и слаще. Пока сам не попробуешь…
       
       13.00. Пообедали у машинисток. Нам две женщины постоянно носят домашнюю еду. Дешево и вкусно: селедка под шубой, котлеты, салаты — 15 рублей порция. Подискутировали с одной из машинисток, филологом по образованию, как писать в доверенности: «даю согласие гражданину Н. продать за цену по своему усмотрению» или «продать за цену по его усмотрению»? Консенсуса не достигли. Решили спросить еще у кого-то. Юридический слог отличается от обычного. Любая двусмысленность может потом, в случае возникновения спора, привести к печальным последствиям.
       
       15.00. Редкий случай — еще вполне молодой мужчина пришел составить завещание. У нас мужчины завещания пишут неохотно: то ли слишком суеверные и боятся накликать, то ли слишком самоуверенные и никто не собирается умирать; то ли это инерция с советских времен, когда большинству и завещать-то особо было нечего, а если что и было, государству об этом не сообщали. Типичная ситуация: гражданин восьмидесяти лет не оставил завещания. Спрашиваю наследников: почему? Потому что умер внезапно. Я не понимаю. Внезапно — это до сорока, до пятидесяти, до шестидесяти. А как можно внезапно умереть в восемьдесят? В лучшем случае вызывают на дом, когда человек действительно уже на последнем дыхании и ему ни до чего, ни до кого.
       Женщины более предусмотрительны. Особенно если у них женатые сыновья. Все почему-то боятся именно невесток. Уверены, что они стравят братьев, что каждая будет пытаться получить все. Про зятьев не разговаривают. Ни разу не слышала, чтобы тревожились из-за зятя. Или женщина второй раз замужем, а дети — от первого брака. Ни одна женщина за всю мою практику не оставила имущество на второго супруга в обход детей. А мужчины — наоборот. Они в основном все пишут на последних жен, забывая про детей.
       Этот — такой же. Причем наследница ему официально не доводится вообще никем. Спрашиваю:
       — А у вас есть дети, жена, родители?
       — Да, есть, ну и что?
       Ничего, конечно…
       
       16.30. Оформление дарственной на дому. В квартире — шкаф, стол, матрас на полу и больше ничего. На столе — грязная тарелка и стакан с желтой водой. На матрасе — старушка. Без белья, без одеяла, в каком-то рванье. Ужасная картина. Меня поражает ненужность старых людей в нашей действительности. Смотрю и думаю: лучше умереть сейчас.
       Опекунша настаивала на дарственной и ни о каком договоре о пожизненном содержании с иждивением, где опекаемого обязаны кормить, одевать, хоронить, не желала и слышать. А дарственная — это что? Подарил — и свободен. Ты уже никто, ничто и звать никак. Хорошо, если после сдадут в дом престарелых. Все-таки крыша над головой, все-таки пусть плохонькая, но еда, пусть плохонький, но уход. Так поступают с ненужными стариками родственники. Чужой не станет заниматься бумажной волокитой… А у одинокого, больного, не слишком адекватного старого человека, выброшенного на улицу, не найдется ни сил, чтобы искать защиты, ни понимания, куда за этой защитой надо обращаться.
       Я ушла, ничего не оформив. Слишком все откровенно и понятно: нужна квартира, а человек не нужен.
       
       18.30. На обратном пути заглянула к подруге. Мы с ней из одной деревни, дружим почти тридцать лет, с седьмого класса. Она рассказала, что в соседнем селе молодые ребята зарубили двух стареньких сестер за пару тысяч рублей пенсии. В нашем детстве и дверей-то никто не запирал, только на ночь. А сейчас замки сбивают, кур уносят, медь снимают. Телят среди белого дня воруют, режут, сдают. И не пришлые, а свои. Какая страшная жизнь! Сразу разволновалась за маму. Она живет одна, переезжать, сколько ни уговариваю, не хочет. У нее хозяйство. Я звоню ей почти каждый день. Дети не понимают: зачем? А я без нее скучаю. Она у меня — уважаемый человек, свинарка, орденоноска. Я надеюсь, что ее не тронут.
       
       20.00. В маршрутке молодая девчонка, ровесница моей дочери, устроилась на коленях у парня, прижалась к нему, как будто так и надо. Нет, лучше ходить пешком.
       
       20.10. С мамой, слава богу, все в порядке. В деревне тянут газ, и она сама разобрала четыре печки.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera