Сюжеты

СТОИТ ЛИ ЛИЗАТЬ МАРКИ, ОТПРАВЛЯЯ КОНВЕРТЫ ПРЕЗИДЕНТУ?

Этот материал вышел в № 54 от 28 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Статистики открытых обращений нет, но результат их предсказуем Я не знаю, существует ли статистика, фиксирующая количество открытых писем президенту России, обращений к нему «деятелей культуры», бизнесменов, представителей разного рода...


Статистики открытых обращений нет, но результат их предсказуем
       
       Я не знаю, существует ли статистика, фиксирующая количество открытых писем президенту России, обращений к нему «деятелей культуры», бизнесменов, представителей разного рода учреждений. И почти наверняка не существует статистики, которая отражала бы эффективность этих обращений: «вы нам писали — что сделано». Поэтому в разговоре на эту тему приходится оперировать в основном собственными впечатлениями.
       И даже если окажется, что сложившееся впечатление статистически не совсем верно, это не отменяет того факта, что возникло оно, видимо, неслучайно: в последнее время открытые письма президенту снова стали «востребованным» жанром, они на виду, о них говорят.
       Президенту пишут: актеры — о судьбе московского Дома актера; крупные бизнесмены — о судьбе арестованного олигарха и о более широких последствиях действий Генпрокуратуры; сотрудники Российского государственного архива — с протестом против передачи зданий бывших сената и синода Управлению делами президента (в последнем случае письмо имеет и второго адресата — Законодательное собрание Российской Федерации).
       Пишут спортсмены, врачи, литераторы. Кто-то — как журналисты НТВ в начале телевизионной эпопеи или совсем недавно руководители «профсоюза олигархов» — добивается встречи с президентом и излагает свои претензии напрямую. Большинству это, естественно, не удается. Но, судя по всему, личный контакт с адресатом — отнюдь не гарантия благоприятного рассмотрения дела, взволновавшего просителей. Может быть, даже наоборот.
       На мой взгляд, этот снова ставший актуальным феномен не связан ни с гласностью, ни со свободой слова. Лидеры нашей интеллигенции писали коллективные письма руководству и при Хрущеве, и при Брежневе. Среди авторов письма Л.И. Брежневу с просьбой положить конец тенденции ресталинизации в 1967 году были Корней Чуковский, Майя Плисецкая, Вениамин Каверин. И было бы неверным утверждать, что письмо было совершенно бесполезным. Апеллируя к «общечеловеческим» струнам в характере генсека, к его воспоминаниям о репрессиях, в числе жертв которых мог в свое время оказаться и он сам, подписанты, наверное, чего-то добились.
       Во всяком случае, они способствовали тому, что нам не пришлось заниматься изучением трудов вождя, что его имя не было восстановлено в советском пантеоне на полно-правных основаниях.
       Но общей тенденции они переломить не смогли. Опасения о возможности возврата к режиму абсолютной, единоличной власти и массовых политических репрессий были, скорее всего, преувеличенными. Этого не произошло бы в любом случае.
       А «ползучая» ресталинизация продолжалась — в том числе и потому, что правящая элита и сам Брежнев были по своей сути людьми сталинской эпохи, обязанными ей всем или почти всем, чего они достигли и что имели в жизни. И образ мудрого вождя, «выигравшего войну», закрепившийся в сознании большинства наших граждан, идет именно из эпохи 70-х — начала 80-х годов, из кинофильмов, которые смотрели миллионы. Любил эти фильмы и Брежнев.
       Вполне возможно, что обращения к президенту Путину по самым жгучим сегодняшним сюжетам — и прежде всего по делам, связанным с «ЮКОСом», и аналогичным начинаниям Генпрокуратуры — дадут некоторый эффект.
       У президента — масса возможностей повлиять на меру рвения, с которой силовые структуры реализуют обозначившийся курс, и на исход каких-то конкретных дел. Для этого не обязательно делать публичные заявления (таких заявлений, кстати, не делали по самым острым вопросам и советские руководители догорбачевского времени). Вполне достаточно того, что наши чиновники умеют «слушать песню ветра». И они поймут, когда надо нажать на тормоза.
       Но ведь и нынешнюю кампанию эти люди начали не просто так, а потому, что они умеют слушать и слышать. И поэтому снижение интенсивности набегов на большой бизнес, скорее всего, мало что изменит.
       Некоторая эффективность обращений нашего бизнеса и интеллигенции к президенту будет даже способствовать закреплению сложившейся у нас своеобразной «российской системы», которая очень далека от нормальной, то есть действительно либеральной демократии западного типа. И люди, подписывающие сегодня письма и в меру сил пытающиеся вернуть ситуацию в более разумное русло, окажутся в парадоксальном положении.
       По всем своим инстинктам, «по умолчанию», почти весь наш крупный бизнес и почти вся наша интеллигенция — правые, в отличие от Запада, где такого единодушия нет (бизнес там, конечно, «правый», а интеллигенция сильно тяготеет к левизне).
       В российском бизнесе и культуре приверженность к западным ценностям, отрицание советской системы (память о ней для большинства в этих слоях — не воспоминание о «прекрасной эпохе», а напоминание о «кошмаре») укоренились чрезвычайно прочно. Своими действиями в последние десять—пятнадцать лет они помогали формироваться системе, которая противоположна советской по формальным и некоторым сущностным признакам (частная собственность, выборы).
       Но культурный и психологический облик созданной ими (хотя, конечно, не только ими) системы эволюционирует в советском направлении, и изменить эту эволюцию в ближайшее время не удастся.
       Ведь для этого надо хотя бы в какой-то мере изменить саму систему, но ни бизнес, ни интеллигенция не будут даже пытаться это сделать. А значит, периодически возникающие унизительные ситуации, произвол властей и чиновников разных уровней и калибров, необходимость обращения к президенту с открытыми письмами — это всерьез и, вполне возможно, надолго.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera