Сюжеты

МЕЖДУ ТУРЦИЕЙ И ПОЛЬШЕЙ БЫЛА ЗАЛОЖЕНА БОМБА…

Этот материал вышел в № 54 от 28 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему в сельской больнице не испугались взрыва В маленькую больницу ярославского села Толбухино пришло распоряжение из областного управления здравоохранения: «В связи с проведением командно-объектовых учений по гражданской обороне МЧС...


Почему в сельской больнице не испугались взрыва
       

   
       В маленькую больницу ярославского села Толбухино пришло распоряжение из областного управления здравоохранения: «В связи с проведением командно-объектовых учений по гражданской обороне МЧС больница временно переходит с мирного на военное положение». Штаб ГО больницы должен был подготовить больных к срочной эвакуации по приказу, который доставит чиновник департамента.
       Из Толбухина отправили сообщение: «Личный состав штаба ГО больницы по схеме оповещения собран в полном составе. Документы получены. Задачи поставлены. Штаб готов. Начальник штаба Матвеева»...
       
       – Оперработник штаба Колчина, докладываю: респираторов — пять, ватно-марлевых повязок — двадцать две… для светомаскировки подготовлены четырнадцать одеял, гвозди, молоток… Из автономных источников питания: три фонарика, свечей десять штук…
       — Мало свечей… — Старшая медсестра Галина Анатольевна Матвеева, назначенная начальником штаба ГО больницы, проверила боеготовность вверенного ей объекта.
       В Толбухине сообщение об учениях восприняли спокойно. Больница только что пережила ремонт, строители в подвале обнаружили, что дом (купеческий, позапрошлого века) стоит на здоровенных валунах, засыпанных широченным слоем песка. «Никакая бомба не возьмет», — довольно решила начштаба, затягиваясь «примкой».
       Время «Ч» еще не наступило, ждали приказа. Из окошка видно, как главный врач, худой, в очках (самый молодой в больнице сотрудник), встречает проверяющих: главу администрации села, главу района, директора школы, коллег-врачей из соседних сел Курбы и Туношны. Чуть в сторонке во дворике дымится котел, над ним колдует фельдшер Сережа (беженец из Туркмении — специалист по плову).
       Больница тем временем ведет обычный прием. В коридоре подростков едва ли не силой смазывают зеленкой.
       В стационаре на излечении находятся пятнадцать человек, молодых нет. В мужской палате старичок с перевязанной головой твердит: «Она моей сестры сестра, сестра моей сестры… сестры сестра…».
       Интересуюсь у больного: давно ли он лежит? «Только сорок рублей», — неожиданно отвечает он. «А при закрытом переломе они все неадекватны», — разъяснила Галина Анатольевна.
       Мужиков привозят сюда с побитыми головами, с переломанными руками и ногами. Кто-то отморозил конечности, заснув в овраге, как дядя Ваня, потерявший стопы 45-го размера. Сорокалетний Леня ремонтировал крышу, сорвался, когда уже стал спускаться. «Хотел сократить путь», — говорит он, сидя в каталке. Вдовец — не так давно угорела жена, десятилетняя дочь Ксюша живет у сестры.
       А недавно лежал здесь дядя Коля, семидесяти трех лет. От давления случилось у него нарушение кровообращения. Двигаться и говорить не мог. Выходили его, движения восстановились, но речь «застряла». И запомнил дядя Коля только фразу «на-а ху-у…». Учили говорить заново, как дитя малое: «Скажи «ма-ма». А тот: «На-а ху-у…». Уж как ни занимались с ним — все твердил одно. Потом поднялся, еще сходил на огород, помидоры полил, а так ничего больше и не вспомнил. С этим словом и помер. Сказал и закрыл глаза.
       
       – Эх, дядя Ваня, и угораздило ж тебя… — говорит медсестра дяде Ване. — Давай-ка я лучше тебе укольчик сделаю.
       — Так дрова-то куда мне девать? — недоумевает тот.
       У дяди Вани — алкогольный дериллий, попросту «белка». Заклинило его на рыбалке. Однажды жена пришла домой, а ее мужик с удочкой сидит на табурете, рыбу ловит под столом: «Не мешай, дура, у меня клюет». А сам удочку дергает. «Щука-то какая там». Его в больницу обманом доставили, сказали, что в палате на кровати можно ловить сеткой…
       Дядя Ваня, повернувшись на живот, выяснял, какой укол ему делают. «Японский», — успокоила его сестра.
       Видно, японские уколы пользовались особой популярностью у больных.
       Как-то пытались спасти старушку Прасковью. Решение принимали три сестры и фельдшер. (Полгода вообще главного не было: предыдущие врачи частенько уходили в запой.) Ничего не помогало, сердце останавливалось. Адреналина нет, решили вколоть хоть что-нибудь — воду с анальгином. И старушке полегчало. Потом она очнулась, стала спрашивать, чем вылечили. Старшая сестра сказала, что уколы «японские». С тех пор по Толбухину гуляет слава импортного лекарства от сердечной боли.
       В подчинении у Матвеевой кроме оперработника еще дежурная Оля, она работает на «скорой», как сама говорит, «сестрой по вызову». Оля — травница, все болезни лечит иван-чаем, лопухами и клоповником. Запахи родины, полагает сестра, спасают при душевном расстройстве. «Смутно тебе, — говорит Оля, — поезжай туда, где родился, ляг на землю — отойдет». Оля больше всего любит запах липы и мокрого жасмина.
       — Опять с Турции тучи идут, — выглянув в окно, сказала Галина Анатольевна. — Не к добру.
       Слышно было, как во дворе кто-то выговаривал: «А крышу-то, братец, недоделал…».
       Село Толбухино местные жители поделили на районы: центральный — «Россия», молокозавод — «Польша», за ручьем — «Турция», а единственную улицу назвали «Чикаго».
       До войны село носило другое имя — Давыдково. Но здесь вырос маршал Толбухин, в честь которого переименовали село. Его каменный бюст стоит посередине, у остановки автобуса. После войны освободитель Болгарии завез сюда тяжеловозов. Правда, жеребцы-болгары не выдержали зимы, замерзли. Толбухин на родину так потом и не приезжал, но по его просьбе в Москву ездили братья, возили маршалу клубнику, рыжики.
       Сама Галина Анатольевна родилась неподалеку, в Рыбинске. Родилась уже дочерью «врага народа». «У меня две мамы, — говорит Галина Анатольевна. — Пока мама сидела по 58-й в Волголаге, меня прямо из роддома взяла мамина сестра, мама Шура, Царствие ей Небесное».
       Начштаба считает, что народ в Толбухине не то чтоб слабже стал телом — а все больше умом. Матвеева называет всеобщую болезнь — «астеорганический синдром», когда поражен до самой коры мозг.
       
       «Едут, едут!» — донеслось со двора. Главврач вытянулся по стойке «смирно», а высоченного роста мужчина не без труда вылез из машины. Это и был ожидаемый всеми чиновник департамента.
       Спустя мгновение по лестнице протопали башмаки — и появилась оперработник Колчина. Тяжело дыша, окая, она зачитала бумажку: «По телефону анонимным звонком получено сообщение: в больнице заложено взрывное устройство».
       Начштаба выпустила струйку дыма и выбросила окурок.
       Без суеты, спокойно Галина Анатольевна вошла в палату.
       …Медсестра Оля, безнадежно опустив руки, сидела на краю койки дяди Вани. Все попытки поднять его оказались тщетны. Услыхав о бомбе, об эвакуации, он тут же вцепился в одеяло, натянув его по самую макушку.
       — Да не увезем мы тебя, дядя Ваня, никуда, вернем на место, — вытаскивала его Оля.
       — А спиртику? — с ходу спросила Галина Анатольевна.
       Из-под одеяла показался лоб в пятнах зеленки, но сразу же и исчез. Похоже, насовсем.
       Никто не хотел покидать «взрывоопасный» объект. Больные сжимали казенные одеяла, крепкой хваткой держались за матрасы. Почему-то решили, что здесь кроется подвох: бомба — предлог, чтобы обманом увезти из больницы. Куда? В приют, в дом престарелых… Один только колясочник, очнувшись от дремоты, бормоча «бомба-бомба», направил свой транспорт в коридор.
       Меня поразило хладнокровие начальника штаба. Галина Анатольевна, отстав от больных, спустилась по лестнице на первый этаж. Там ее ждала тройка перевязанных подростков. Одного из них, со спадающими с тонкой лодыжки бинтами, медсестра уложила в специальные мягкие носилки. Подхватив мальчугана, сестры понесли его на выход, на обозрение притомившейся публики.
       Перевязанного на носилках комиссия приветствовала аплодисментами. Мальчугана быстренько запихнули в машину «скорой помощи», посадив туда же и парочку хромающих дружков. «Скорая» отправилась в школу, в медпункт, где эвакуируемых шумно встретили улюлюканьем одноклассники. Их привезли с трудовой практики, прерванной из-за учений.
       
       Учения завершились. Все, вплоть до начальства, довольны. Плов готов, и главврач ведет гостей к озеру. Тучи двинулись в другую сторону — к «Польше».
       Оставив на дежурстве сестру Ольгу успокаивать «сапера» в коляске (он все еще продолжал поиски бомбы), мы с начштаба пошли через «Чикаго» к месту отдыха комиссии.
       Мне не давал покоя один вопрос: а если бы по-настоящему заминировали больницу?
       — Если бы да кабы, — попыхивая сигареткой, отвечает она. — Я же говорю, у наших больных астеорганический синдром. Они — заложники своей слабой головы.
       Она еще до учений знала, что никто не сдвинется с места. Накануне со стороны «Турции» пришла гроза, а с нею полыхнул пожар в соседнем доме. Тогда попытались вытащить больных по тревоге. Безуспешно. Потому Галина Анатольевна подготовила запасной вариант эвакуации и мобилизовала собственных внуков.
       Кажется, чиновник департамента не заметил уловки начштаба. Под плов он выразил удовлетворение учениями, напомнив о международной обстановке и возросшей угрозе терроризма. Главврач рассматривал привезенный по случаю фонендоскоп, прикладывая инструмент к животу «курбского» коллеги. «Со склада списали», — кивнула на него Матвеева.
       Но главврач не слышал медсестру. Гости с удовольствием отмечали конец учений, расположившись на траве.
       Появился сельский гармонист, и оперработник Колчина затянула частушки:
       Меня главный провожал,
       Всю дорогу руку жал.
       И зачем же провожал,
       Если только руку жал?..
       На следующий день главврач получил телефонограмму из департамента: «В дополнение к приказу о переводе Толбухинской участковой больницы с мирного на военное положение. Принять к сведению: в субботу из города Ярославля эвакуируются автобусами 62 человека. Станция высадки: село Толбухино. Иметь план размещения эвакуируемых. Постоянно поддерживать связь».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera