Сюжеты

ОНИ СМОТРЯТ НА НАС ПРОНИЦАТЕЛЬНЕЕ, ЧЕМ МЫ НА НИХ

Этот материал вышел в № 54 от 28 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Жизнь замечательных зверей и их психологические портреты У этого художника — самые капризные модели. Наверное, самая большая студия. И способность делать прозрачными стены. Каменные, железные, ментальные — уж какие возникнут между камерой...


Жизнь замечательных зверей и их психологические портреты
       

    
       У этого художника — самые капризные модели. Наверное, самая большая студия. И способность делать прозрачными стены. Каменные, железные, ментальные — уж какие возникнут между камерой и ее добычей.
       Фотограф Московского зоопарка Александр Авалов очень обижается, когда его работы называют репортажем или фотодокументалистикой. Это камерные психологические портреты. Выставка в павильоне над входом в зоопарк так и называется — «Портреты», причем фоном для пернатых, лохматых и хвостатых служат фото томных красавиц вперемежку с букетами цветов...
       
       Все звери у него — в образе. Считается, что истинная красота идет изнутри. Внутренний мир (глубина которого равна пропасти между ними и нами) светится не только в желтых от луны и бирюзовых от неба глазах больших кошек, но и в застывшем аквамариновом оке хамелеона, похожего на антикварную драгоценность. Утка-мандаринка, коршун, мышки и грызуны — даже с их портретов человека цепляет взгляд.
       Уже потом начинаешь разглядывать линию жизни на перьях совы, отливающие блеском шерстинки на королевских плечах тигрицы, вычислять ломаную траекторию ног у фламинго. Малая египетская цапля — вылитая Эдит Пиаф с пушистым боа. Рыжий кролик на зеленой траве — как заводная мягкая игрушка. И как настоящий ирландец.
       Неповторимая секунда, на которую падает вспышка (вроде двух розовых шей фламинго, сомкнувшихся в контур сердца), — финал многомесячной фотоохоты.
       Как и копошащаяся на голове статуи Петра Первого макака, обернувшаяся на хруст вафли лошадь или поцелуй пары медведей.
       Семью красных рысей (мама, сын и дочка) Саша «высиживал» три месяца. Как-то утром приходит совсем отчаявшийся — а они вздохнули, поздоровались и, как цирковые обезьянки, послушно уселись перед ним в рядок. Спустя пару дней родственники царя зверей капитулировали окончательно, повторив перед семейным хроникером ту же позу, но с другим выражением морды лица.
       На одном из лучших снимков напряженно всматриваются вдаль гепарды — почуявшие дичь хищники. На самом деле это случай бытового соседского любопытства — у черной антилопы родился детеныш.
       Прекрасномудрые кошки иногда проявляют чудеса терпимости. Старожилы рассказывают: ягуар однажды отказался от живого цыпленка на обед, и птенец несколько дней спокойно жил в его клетке. А как-то раз хулиганистый индюк пролез к тигрице и клюнул ее в нос. Она могла бы снести ему голову легким движением когтя, но, видимо, сочла такую «разборку» недостойной и отпустила.
       Так же демонстративно кошки игнорируют посетителей зоопарка, устают от комплиментов и уходят спать после полудня. Медведи, наоборот, устраивают показательные выступления на публику: садятся на попу, хлопают себя по пузу. Не менее изобретательно борются за аудиторию моржи, выпускающие фонтанчики на «бис».
       Приматы так издеваются над посетителями, что впору задуматься, кто здесь за решеткой. Один самец-шимпанзе, воспитанный в цирке, почувствовал себя сверхчеловеком и регулярно поколачивал самку, демонстрируя собственную близость людям.
       Слоны прячут глаза под длинными ресницами и протягивают к лицу влажный хобот — целоваться. Однажды в слоновник случайно залез пьяный мужчина. Зная, как бесит животных спиртной дух, персонал готовился увидеть сцену а-ля Тарантино. Но слон только зажал мужика в угол и почему-то засунул хобот в его хмельной рот.
       По вторникам у зверей пик общительности — скучают по вниманию после выходного дня. Вообще, скука — одна из насущных проблем зоопарка. Зоологи развлекают подопечных, как аниматоры на турецких курортах. Для ленивого медведя-кубача, похожего на лакомку Балу из «Маугли», в деревянном ящике насверлили дырочек и просунули в каждую по червяку. Полдня выковыривая лакомство, мишка «заморил червячка» с минимумом калорий и массой удовольствия.
       Про длинношеего обозревателя «Новой газеты» Самсона рассказывают, будто он готов съесть любой гнилой листик, если из рук посетителей. А в кормушке пропадает отборный виноград. Еще любит детей на шее катать. Начальник жирафа (помимо главного редактора нашей газеты), заведующий сектором млекопитающих Евгений Степанович Давыдов, говорит: «Внутри у меня все трясется, но он такой осторожный и внимательный — ни разу никого не обидел. Но если приходится отсаживать на время — сразу худеет и грустнеет». Посмотришь, как Самсон с грацией океанского лайнера плывет по вольеру в солнечный день, лишний раз убеждаешься: журналист — профессия публичная.
       Авалов гордится тем, что звери его узнают и подпускают к своим детям. Однако после экстремальной съемки в Ереванском зоопарке избегает «неуставных отношений». Тогда он зашел в вольер к зебре и, видимо, перешел какую-то одной ей известную границу. Спасаться пришлось бегом с препятствиями — через ров со штативом наперевес. Кстати, охотился он в тот раз не за выражением глаз, а за фоном. Задний план всех его портретов заставляет усомниться в их подлинности. Кудрявая полянка, густые заросли, окутанные туманом скалистые горы — и ни одного кусочка проволоки, ни сантиметра ограждений.
       В жанре художественного портрета всегда есть место автобиографии. Авалов признается, что задумчивая макака с длинным носом и скошенным вбок проницательным взглядом двух близко посаженных глаз оказалась на рекламном плакате выставки не случайно.
       «Правда, мы похожи?» — Александр наклоняет голову вбок. И заговорщицким шепотом продолжает: «И еще, знаете, многие считают, что он похож на… ну понимаете?» Понимаю. Узнаю пристальный взгляд из телевизора. Теперь такой плакат висит у нас в редакции в отделе политики — чтобы были под присмотром.
       

      
       P.S. Благодарим за помощь в подготовке материала заведующего сектором млекопитающих Московского зоопарка Евгения Степановича Давыдова.
       P.P.S. Всем, кто беспокоится о здоровье нашей Любы, сообщаем, что она уверенно стоит на ногах. Лечение продолжается. Обозреватель «Новой газеты» жираф Самсон по-соседски приглядывает за ней.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera