Сюжеты

УГОЛ БЕЗ МЕДВЕДЕЙ

Этот материал вышел в № 55 от 31 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Йошкар-Ола — это восточнее Йоркшира, сэр Известный английский меценат Френсис Грин, десять лет спонсировавший литературную премию «Малый Букер» и ряд проектов в России, немало путешествовал по нашим просторам. На этот раз Френсис Грин...


Йошкар-Ола — это восточнее Йоркшира, сэр
       

    
       Известный английский меценат Френсис Грин, десять лет спонсировавший литературную премию «Малый Букер» и ряд проектов в России, немало путешествовал по нашим просторам.
       На этот раз Френсис Грин откликнулся на одну из публикаций «Новой газеты» и попросил показать ему Марийскую Республику, где он (кто бы мог подумать!) еще ни разу не был. Заявка была проста: Грина интересуют природа и люди.
       С природой в лесном марийском краю все в порядке. 67-летнего путешественника хорошо протрясли в «уазике» по ухабам заповедника «Большая Кокшага». Медведи о визите гостя из Англии, видимо, были предупреждены, а вот комаров предупредить забыли. Грин с удовольствием спустился на байдарке по реке и за 10 минут набрал полную шляпу грибов.
       Впечатления от людей, однако, превзошли впечатления англичанина от роскошной природы. Оказалось, тут есть с кем поговорить как по-английски, так и по-русски (русским языком Френсис владеет уже вполне прилично, а вот марийский, будем правдивы, выучить за три дня не сумел).
       
       Первым делом — самолет
       Ну и воздух в деревне Люльпаны! Он замечательно обтекает крыло и создает надежную подъемную силу. Тем, кто не разбирается в самолетах, этого не понять. Френсис Грин разбирается. Летчик-любитель, он немало полетал на различных самолетах, но такого аэроплана, который стоит среди сараев деревни Люльпаны, конечно, не видел. Воздушное судно величиной с односпальную кровать смастерил из подручных материалов местный житель Аркадий Козлов. Мотор у самолета — от «Волги» (на ранних моделях использовались двигатели и от моторной лодки, и от старого «Опеля»), колеса — от «Жигулей» и от мотороллера, все остальное — то ли от швейной машины, то ли от стиральной.
       Время от времени умелец Козлов взлетает на своем лайнере над деревней и, стараясь не волновать силы противовоздушной обороны, кружит на высоте 50—100 метров. Частые вылеты — не по карману его кожаной куртке: оператору очистных сооружений Аркадию Козлову платят лишь 1600 рублей в месяц.
       Френсис Грин был восхищен и изумлен. Разумно, когда практичный деревенский человек ладит какой-нибудь культиватор или сепаратор. Но самолет-то зачем? Огород же на нем не вспашешь. Впрочем, вспахать огород Козлову тоже есть на чем. Самодельный трактор, чем-то похожий на броневик, с которого провозглашал свои тезисы Ленин, стоит в сарае, где, понятно, есть и самодельная пила, работающая как на бензине, так и от розетки, и даже самодельный велосипед, изобретенный, видимо, в нелетную погоду.
       Самолет в этом сарае не помещается, а соорудить для него ангар Козлову пока не по силам. А может, он задумал построить на берегу местной речушки авианосец и переместить самолет на палубу?
       
       Из ряда — в ООН
       В поездку в Люльпаны мы взяли с собой 22-летнего жителя Йошкар-Олы Алексея Морова, чтобы в дороге уставший от русского языка Грин мог поболтать с ним по-английски и познакомиться с немыслимой биографией юноши.
       У Алеши было трудное детство. Достаточно сказать, что в 13 лет он был официально приглашен из Йошкар-Олы в Нью-Йорк на традиционный ежегодный бал Организации Объединенных Наций. Тут надо сделать паузу и повторить сказанное. Да, в 13 лет, да, в Нью-Йорк, в ООН. Выпадало ли такое на долю какого-нибудь мальчишки?
       Удостоился этого приглашения Алеша за то, что победил во всероссийском конкурсе для молодых дипломатов, написав блестящий доклад на тему «Если бы генеральным секретарем ООН был я». Верхний возрастной предел для участников конкурса организаторы ввести догадались, а о нижнем как-то не подумали. И вот маме победителя Наталье Сергеевне, простому профессору Марийского пединститута, пришлось изыскивать средства на подобающий костюм для сына-дипломата. А тогдашний президент Марий Эл Владислав Зотин, которого в ООН что-то не приглашали, передал с Алешей письмо для тогдашнего генерального секретаря Бутроса Гали. Мол, обратите внимание, господин генеральный секретарь, есть такая республика — Марий Эл.
       Уделить особое внимание Алеше Бутрос Гали не смог. С мальчиком (как видно на снимках из домашнего альбома) общался один из его заместителей, которого тогда в мире знали не очень, — Кофи Аннан. Общение обоим пошло на пользу: Аннан стал генсеком, а Алеша — берите выше! — уже ассистент кафедры английской филологии с окладом более тысячи рублей!
       За прошедшие с той детской поры годы Алексей Моров накопил с полкубометра различных дипломов и грамот, побеждая во всевозможных конкурсах. Френсису Грину было приятно узнать, что в одном из конкурсов Алексей завоевал право на учебу в Манчестерском университете. За полгода юноша из Йошкар-Олы прошел там программу полутора лет, а между делом победил англичан в двух конкурсах бальных танцев. Что ж, хорошему танцору лишний диплом не мешает.
       
       Взлетная полоса неудач
       Туда же, в деревню Люльпаны, воспользовавшись случаем, подъехал пообщаться еще один любитель самолетов — бывший военный летчик Иса Амалиев. Свой первый самостоятельный вылет курсант Амалиев совершил в апреле 1973 года. Его летная часть дислоцировалась тогда в Азербайджане, а родной дом был в Грозном. Тридцать лет прошло — и нет СССР, нет тех военно-воздушных сил, нет дома в Грозном…
       Еще до крушения всех этих устоев Иса оставил военную службу и в 1989 году переехал в Марийскую Республику. Здесь он женился на русской женщине и открыл швейное производство. Кооператив «Менеджер» шил халаты, сорочки, рабочую и детскую одежду. Бизнес был удачен, связи наладились даже с дальним зарубежьем. Но вскоре началась война в Чечне, и, по его словам, он вынужден был свернуть дело, опасаясь провокаций.
       Нечто подобное все же случалось. Так, год назад официальные органы распространили сообщение о том, что на одном из строящихся загородных объектов было найдено более килограмма тротила, а участок принадлежит Исе Амалиеву, чеченцу по национальности. Нетрудно представить реакцию общественности на такое сообщение! Иса созвал пресс-конференцию и заявил, что у него нет в том районе никаких участков. Скандал вроде бы затух, но напряжение осталось.
       Сейчас Амалиев энергично возвращается в бизнес, в частности туристический. Однако какая-то часть его имущества в ходе конфликта с администрацией бывшего президента республики была отчуждена, как он считает, с нарушением закона. Коли так, Исе остается добиваться справедливости судебным путем. Все бросать и уезжать из республики ему не хочется, да и некуда.
       При знакомстве Иса вручает визитную карточку, на которой значится: «Амалиевы Иса Газимагомедович, Маргарита Александровна. Родители ООО «Айзан», «Амли». Амли — это сын, а Айзан — дочь. Иса носит с собой не только фотографии детей, но даже табель успеваемости третьеклассницы Айзан, в котором только пятерки. В том числе по русскому и английскому. Поговорить по-английски с Френсисом Грином девочка, правда, постеснялась.
       
       Музыкальная пауза
       Чем дальше в марийский лес, тем больше дров, и на дрова вместе с другими деревьями, к сожалению, идет так называемая резонансная ель. Известно, что не из всякого дерева можно делать музыкальные инструменты. Есть деревья, на которые, видимо, медведь наступил, а есть звучащие стволы, дефицитные во всем мире. В Волжско-Камском регионе пять—семь процентов елей годятся для скрипок и прочих гуслей, но чаще всего они отправляются в печь или на тарные доски.
       Еще недавно, чтобы определить, является ли ель резонансной, ее надо было спилить. Но вот профессор Марийского технического университета Владимир Федюков разработал способ определения акустических свойств дерева на корню. Он создал единственную в России квалиметрическую лабораторию, где дерево исследуется на предмет колебания и звука. Казалось бы, без колебаний и звука Владимира Ильича должны были поддержать местные власти. Ведь цена резонансной древесины за рубежом доходит до 2000 долларов за кубометр. Республика могла бы зарабатывать хорошие деньги, но здешние экономисты все еще блуждают в трех соснах, уцелевших на лесосеке.
       Уже не надеясь найти отклик у современников, Федюков заложил плантацию музыкальных елей для потомков. Отбирать черенки у резонансных деревьев ему помогали альпинисты, взбиравшиеся по стволу метров на 25 со своими крючками, веревками и, надо полагать, гитарами. Высаженные на пяти гектарах ели станут пригодными для дела лет через 150. Как говорится, поживем — увидим.
       Физик по образованию, Френсис Грин долго рассматривал приборы в лаборатории Федюкова, вникал вместе с ним в формулы и синусоиды. Похоже, он лишний раз убедился, что наряду с деловой древесиной есть в Марий Эл и деловые люди.
       
       * * *
       Люди у нас действительно есть — и в столице, и в провинции. Люди есть, а страны как таковой нет. Есть обширное пространство, где проходит «уазик», но не проходит никакая идея. И коммунизм у нас не пройдет, и капитализм увязнет. На всякое достижение — десяток провалов, и еще неизвестно, что прочнее войдет в историю: «Поехали!» Гагарина или «Приехали!» Горбачева.
       Френсис Грин говорит, что не любит Россию как несвободную и жестокую к своим людям страну, но восхищен россиянами, яркими и неповторимыми.
       Жаль, но что-то не складываются наши граждане в гражданское общество. Похоже, дело — в тонкостях арифметики. Умный плюс умный почему-то меньше, чем два умных. А дурак плюс дурак — гораздо больше, чем два дурака.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera