Сюжеты

ЕСЛИ В СПОРТЕ ЧЕСТНО ПЛАТИТЬ НАЛОГИ, ВЫЛЕТИШЬ В ТРУБУ

Этот материал вышел в № 55 от 31 Июля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ЕСЛИ В СПОРТЕ ЧЕСТНО ПЛАТИТЬ НАЛОГИ, ВЫЛЕТИШЬ В ТРУБУ Мы продолжаем рубрику «Скамейка основных», где нашими собеседниками становятся политики и бизнесмены, которые помимо прямых обязанностей еще и занимаются спортом, возглавляя различные...


ЕСЛИ В СПОРТЕ ЧЕСТНО ПЛАТИТЬ НАЛОГИ, ВЫЛЕТИШЬ В ТРУБУ
       
       Мы продолжаем рубрику «Скамейка основных», где нашими собеседниками становятся политики и бизнесмены, которые помимо прямых обязанностей еще и занимаются спортом, возглавляя различные федерации и попечительские советы. Сегодня в гостях у «Новой газеты» — бывший первый замглавы Администрации президента РФ, президент «Фонда поддержки народной хоккейной команды «Спартак» Игорь ШАБДУРАСУЛОВ.
       
       – Спорт для меня — не пустой звук: когда-то, занимаясь футболом, я дошел до уровня молодежной команды одного из столичных клубов, — говорит Игорь Владимирович. — А начинал играть в «Спартаке». К тому же я давний болельщик красно-белых. История фонда началась, когда я еще был первым замом главы Администрации президента. Ко мне обратились спартаковские ветераны с просьбой помочь организовать шестидесятилетний юбилей Старшинова. Потом мы договорились устроить встречу ветеранов с президентом. После того, как я ушел из администрации, среди единомышленников возник вопрос: как бы перевести эту помощь «Спартаку» на некие юридические рельсы? Пришла в голову идея создать фонд. Среди учредителей Фонда поддержки «Спартака» и Виктор Черномырдин (он возглавляет попечительский совет), и Александр Жуков, и Леонид Тягачев, и Олег Сысуев, и Борис Грызлов — люди, не равнодушные к спорту и «Спартаку». Плюс спартаковские ветераны.
       — Сейчас в руководстве различных спортивных федераций очень много политиков. От Хакамады в женском гольфе до Ястржембского в гимнастике. С чем, по-вашему, связано это явление?
       — Если говорить о действующих чиновниках, то они находятся под влиянием некоей «кампании». Президент — человек спортивный, поддерживает это направление. В этом ничего плохого нет. Можно предположить, что ряд чиновников пришли в спорт не по велению души, а просто потому, что положение обязывает. Есть вводная — пошли в спорт. Потом будет вводная, например, поднимать сельское хозяйство — пойдут овес сеять. Но даже в этом есть свой положительный момент. Поскольку лучше уж будет кампанейщина в спорте, нежели кампанейщина, например, в поисках «оборотней» или потерянных денег.
       А кто-то относится к этому абсолютно искренне. Скажем, тот же Александр Жуков — мой хороший приятель — фанатично предан спорту. Он возглавляет шахматную федерацию, но его никак нельзя упрекнуть в «велении момента». Валера Драганов всегда был близок спорту. Борис Грызлов сам играет в футбол. Так же, как и Сергей Шойгу. С другой стороны, надо улавливать разницу между профессиональным спортом и спортом как отдыхом, развлечением. К сожалению, в России сегодня нет объективных условий для роста профессионального спорта. В первую очередь это связано с тем, как мы живем. Каков уровень экономики, таковы и культура, и здравоохранение, и спорт. А во-вторых… Для спорторганизаций нет никаких льгот, никаких послаблений.
       — Таким образом, высокие налоги и низкий уровень жизни в стране — главные препятствия для развития спорта в России?
       — Давайте проведем параллель с Национальной хоккейной лигой. Общеизвестно, что в НХЛ — четыре основных источника доходов. Первый — продажа прав на телетрансляции. В НХЛ она приносит миллионы долларов, у нас — в лучшем случае десятки тысяч. Иногда вообще самим платить приходится, чтобы показали. Второй — продажа билетов и сопутствующей продукции: сувениров, напитков. В НХЛ минимальная цена за вход на хоккей не может опускаться ниже 17,5 доллара. У нас она — 50—70 рублей. Третий источник — трансферы игроков. Здесь мы получаем просто смешные деньги. И, наконец, налоги. Постоянно идут разговоры про «деньги в конвертах», про непрозрачность финансовых потоков в России. Но это из-за того, что если вы все будете делать как рядовой хозяйствующий субъект, то в трубу вылетите примерно через два сезона.
       Там, где добывают нефть и газ, производят телевизоры или станки, по крайней мере есть продукт, который продается. У нас же продавать нечего — только тратим. Весь российский хоккей убыточен, и все это знают. Нет ни одного клуба, который бы покрывал свой бюджет хотя бы на четверть. А в НХЛ налоговое законодательство — основной источник доходов. Потому что президенты команд имеют иные виды бизнеса, доходы от которых тратятся на содержание клубов и не подпадают под налогообложение.
       — Зато даже в России есть такое понятие, как «имидж». Владеть футбольным или хоккейным клубом — это престиж, реклама.
       — Согласен. Что такое омский «Авангард»? Визитная карточка не только города, но и области, а значит, и губернатора. В Ярославле — то же самое. Это здорово, что Лисицын, Полежаев — «губернаторы-фанаты». Они возглавляют попечительские советы клубов, помогают им. Но тем не менее это не бизнес. Вторая категория собственников — это крупные предприятия. Благодаря хоккейным клубам всем известны заводы в Череповце, Магнитогорске, Нижнекамске. Но это опять же не бизнес. Рано или поздно такая поддержка может надоесть и закончиться.
       — Получается, что разговоры о возрождении российского хоккея сильно преувеличены?
       — Они преждевременны. Я не вижу на данный момент основы для последовательного развития. Определенные сдвиги есть. Ведь был же период, когда хоккей у нас просто рухнул. Сейчас снова появились талантливые ребята, начали работать школы. Да, многие из молодых уезжают. Но уже есть хотя бы договор с НХЛ, пусть и кабальный. За Илью Ковальчука «Спартаку» заплатили порядка 170 тысяч долларов. Копейки по сравнению с его контрактом. Но хотя бы что-то. А вообще, надо заключать соглашение, по которому клубы будут договариваться между собой без вмешательства федераций.
       — Все это похоже на то, что происходит в обычной, «неспортивной» жизни. Придя из политики в хоккей, вы что-то новое для себя узнали?
       — Может быть, только какие-то детали, нюансы. Хоккейный рынок сегодня перегрет. Из года в год из-за чьих-то амбиций и неумения корпоративно договориться идет подъем заработных плат игрокам. Нельзя упрекнуть хоккеиста в том, что он желает работать там, где больше платят. Но уровень мастерства чаще всего неадекватен уровню заработной платы. Это признают все. И тем не менее зарплаты растут. Мы обсуждаем грядущий локаут в НХЛ, но рано или поздно он обязательно случится и у нас.
       — В последнее время не блещет не только хоккейный «Спартак», но и футбольный. Почему, на ваш взгляд, на смену победам пришли скандалы и неудачи?
       — К сожалению, Николай Николаевич Озеров ушел из жизни, не успев восстановить единое общество «Спартак». В результате сегодня те, кто носит красно-белый бренд в разных видах спорта, — это совершенно разные организации. Однако жизнь все равно подталкивает к объединению. Сейчас у нас намечаются переговоры между футбольным и хоккейным «Спартаком» на предмет более плотного сотрудничества. Необязательно финансового — это может быть взаимодействие на уровне совместных мероприятий. А что касается скандалов… В хоккейном «Спартаке» никто не может сказать, что за последние два сезона не было выполнено хоть одно обязательство. У команды есть свой самолет, свой Дворец спорта, тренировочная база. Да, у нас нет денег, сопоставимых с бюджетом «Ак Барса» или омского «Авангарда». Но деньги в спорте — еще не все, есть мастерство игроков, тренеров, психологический климат…
       — И все же хочу вернуться к «Спартаку» футбольному. Уход Олега Романцева спровоцировал слухи о появлении альтернативного клуба.
       — Чушь собачья.
       — Вы говорили об этом с Олегом Ивановичем?
       — С ним — нет. Зато беседовал с теми людьми, которых молва выставляла в качестве инициаторов организации второго «Спартака». Такими вещами никто не занимается. Посмотрите на печальный пример двух футбольных «Торпедо». Был клуб с традициями, символами, болельщиками. Теперь — две команды. И ни про одну нельзя сказать, что это лидер российского футбола.
       — В спорте перед каждым сезоном команды делают громкие заявления, чтобы поднять интерес болельщиков, привлечь спонсоров…
       — У нас действительно реальные шансы пробиться в Суперлигу. После окончания прошлого сезона мы собрали тренерский состав и сказали: «Вам дается карт-бланш на формирование команды в рамках согласованного бюджета. Чтобы потом никто не говорил, что его чем-то не обеспечили». Лично я никогда не вмешивался в работу тренеров — это не моя компетенция. С другой стороны, не могу не вмешиваться в деятельность клуба, касающуюся привлечения средств и их расходов. Я обязан это контролировать.
       — Подводя итог нашей беседе: что для вас работа в «Спартаке»?
       — Судя по тому, как сейчас она происходит, — хобби. Душевный порыв. Пока ни славы, ни денег.
       — Пока?
       — А почему нет? Я не возражаю ни против денег, ни против славы.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera