Сюжеты

«КАМАЗЫ» ВМЕСТО ПОЯСА ШАХИДА, А ОЛИГАРХИ ВМЕСТО ТЕРРОРИСТОВ В КАЧЕСТВЕ ПРЕДВЫБОРНОЙ НАЖИВКИ

Этот материал вышел в № 56 от 04 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В пятницу на рынке «Чайка» в Москве правоохранительные органы обнаружили очередной тайник со взрывчаткой. Герои еще не успели получить благодарности, а государственное телевидение еще не успело как следует воспеть их труды, как «КамАЗ»,...


       
       В пятницу на рынке «Чайка» в Москве правоохранительные органы обнаружили очередной тайник со взрывчаткой. Герои еще не успели получить благодарности, а государственное телевидение еще не успело как следует воспеть их труды, как «КамАЗ», груженный тонной взрывчатки, вырыл двадцатиметровую яму на месте военного госпиталя в Моздоке.
       Странно как-то, вы не находите?
       Россия находится под ударом террористов. Мы живем от Буденновска до Дубровки, от московских домов до госпиталя в Моздоке. Успехи властей в борьбе с настоящими террористами и в раскрытии настоящих терактов весьма скромны.
       Зато что ни день герои-милиционеры находят новые тайники со взрывчаткой. Почему-то, вопреки азам оперативной работы, нашедши тайник, не ждут хозяина, не устраивают засаду. Нет. Тайник изымают. Приезжает телевидение. Всей стране громко рапортуют об успехах. Получают благодарности и награды. Увеличивается процент раскрытых правонарушений, что тоже немаловажно.
       Количество изъятой в тайниках взрывчатки словно не сказывается на терактах.
       Странно, не правда ли? Такое впечатление, что милиция находит какую-то другую взрывчатку. У которой никогда не оказывается хозяев. И хозяев которой никто не ищет.
       Если бы милиция сама клала в тайники эту взрывчатку, результаты были бы примерно такие же.
       Палестинский пояс шахида не прижился в России. Взрывают — «КамАЗами». Берут в заложники — театральными залами.
       Почему в Израиле — пояс, а у нас — «КамАЗ»? Известно, почему. Потому что молоденький гаишник сопровождал грузовик с гексогеном за мешок сахара. Почему грузовик, снаряженный в Ингушетии, беспрепятственно доехал через блокпосты к зданию ФСБ в Знаменской? Потому что блокпосты — это не чтобы останавливать террористов. Это чтобы обирать население.
       Разница между жертвами пояса шахида и жертвами «КамАЗа», груженного тонной взрывчатки, — это чистая разница между израильскими полицейскими и российскими «оборотнями».
       И это не единственная странность.
       Не будем здесь выяснять, как страна оказалась в огне терроризма. Слишком многое придется вспоминать. Начинать придется с Верховного Совета России и с Руслана Хасбулатова, который в 1991 году, после победы демократии, потребовал для себя побольше преданной ему охраны.
       И охрана стала приезжать из Чечни.
       Не сотнями, а тысячами.
       И чеченцы приходили на заводы и в кооперативы и говорили: «Нас послала власть».
       Сейчас этих «крыш» стало меньше не потому, что милиция наша доблестна и крепка. А потому, что «подкрышные» чеченам коммерсанты вымерли, как узники Дахау. И еще потому, что обязанности милиции выполнили олигархи.
       А известно ли вам, сколько фирм, качавших на экспорт нефть из Юганска, Нижневартовска и Ноябрьска, «крышевались» чеченцами? Это уже история. Не осталось ни одной, после того как туда пришли большие нефтяные компании.
       Но бог с ним. Я не об этом. Я о том, что четыре года назад, после взрывов в Москве и вторжения в Дагестан, борьба с террористами была провозглашена основой государственной политики. «В сортире замочим».
       Террористы оказались очень кстати. На борьбе с террористами президент с триумфом выиграл выборы.
       И вот снова подходит избирательная кампания. Но на этот раз никто уже не строит ее на борьбе с чеченскими террористами. Невыгодно. Избиратель спросит: а что же вы делали четыре года? И для избирательной кампании нашли нового врага. Олигархов. И «оборотней» в погонах.
       Тоже понятно. У «оборотней» можно отнять «подкрышный» бизнес. У олигархов — разжиться деньгами. А с бородатого террориста что возьмешь? Он сам с тебя возьмет, вместе со шкурой.
       Словом, гораздо приятнее строить избирательную кампанию на борьбе с олигархами и «оборотнями», нежели с террористами.
       Еще удивительно, что олигархов не обвинили в организации теракта на Дубровке.
       И поэтому Тушино и Моздок — это не системообразующая новость. Системообразующая новость — это мирный процесс в Чечне. Референдум по конституции и выборы президента Чечни.
       И поэтому жить в России очень страшно. Мы живем в прифронтовой стране, а войска, которые должны нас защищать от террористов, занимаются мародерством в наших собственных домах.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera