Сюжеты

ЛЕВАДУ ЗАКРЫВАЮТ? НЕТ, ВСЕГО ЛИШЬ ОТРУБАЮТ ГОЛОВУ

Этот материал вышел в № 57 от 07 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Пресс-секретарь Маргарет Тэтчер сэр Бернард Ингам с неподражаемым лицом любит повторять: «Не забывайте: нельзя иметь свободное общество без свободной прессы», — говорила Маргарет Тэтчер, стиснув зубы». Именно так: скрипела зубами, но...


       
       Пресс-секретарь Маргарет Тэтчер сэр Бернард Ингам с неподражаемым лицом любит повторять: «Не забывайте: нельзя иметь свободное общество без свободной прессы», — говорила Маргарет Тэтчер, стиснув зубы». Именно так: скрипела зубами, но терпела журналистов, которых на самом деле — всех без исключения! — на дух не выносила. Никогда не сводила счеты со СМИ. Не обижалась на свою жуткую куклу в злой телевизионной передаче. Считала, что политики теряют лицо, если показывают, что их задевает, когда над ними смеются. И уж тем более госпоже Тэтчер не приходило в голову заняться вдруг зачисткой информационного поля, «построить» по вертикали общественное мнение. Хотя, может быть, ей и хотелось «отвязаться» по полной программе. Так как общественное мнение доставало ее очень, очень сильно: 50, 60, 70, 80, чуть ли не 90 процентов британцев, ненавидящих своего премьер-министра. С такими рейтингами великая Мэгги жила, и именно они (это «коллективное бессознательное») заставили ее уйти в отставку.
       Россия, увы, другое дерево. Общественное мнение у нас совсем не свято. И ничто не напоминает нам так объятие, как рукопашная схватка.
       
       Новость дня: закрывают Леваду. Юрия Александровича Леваду, директора ВЦИОМа (Всероссийского центра изучения общественного мнения).
       ВЦИОМ был открыт пятнадцать с половиной лет назад, в горбачевскую перестройку. И задумывали его как «Гэллап» — исследовательский центр по изучению общественного мнения с очень высокой репутацией. Таким ВЦИОМ и стал.
       
       Работа ВЦИОМа широко известна в России и за рубежом. Это высокопрофессиональная, высокоавторитетная, высококомпетентная фирма. Социальной информацией занимается очень серьезно и очень независимо. Настолько независимо, что это стало вдруг проблемой.
       Где-то полгода назад за спиной ВЦИОМа начали раздаваться странные звуки. Какие-то невнятные разговоры, мелкие интриги, сплетни, слухи и т.д. Левада не хотел беспокоить коллектив, решил выяснить, в чем дело, сам.
       Не тут-то было. Вот только что министр труда господин Починок поздравлял ВЦИОМ с 15-летием, сюсю-мусю и т.д. и вдруг: «Теперь всё надо менять». Что — «всё»? А вот все-все-все. То есть: Леваду.
       Я спросила: «Юрий Александрович! Это правда, что закрывают не ВЦИОМ, а лично вас?». Левада рассмеялся: «Всего лишь отрубают голову!».
       
       Итак, почему возникает то, что возникает? У ВЦИОМа — статус госучреждения. Когда-то центр создавали при Госкомтруде и ВЦСПС. ВЦСПС канул в Лету. А при Минтруде ВЦИОМ формально остался. Ну, очень, очень формально. Потому что уже лет десять как ВЦИОМ не получает от государства ни рубля, ни копейки. На все про все зарабатывает деньги сам. На исследования, на технику, себе на зарплату и т.д.
       Не жили хорошо — не надо и начинать. Поэтому было решено ВЦИОМ преобразовать из государственного учреждения в акционерное, частное. И таким странным образом, чтоб все акции были у государства. Всю законодательную процедуру власть взяла на себя и, как говорит Левада, «всё решили без нас, за нас и против нас».
       Короче, говорят, что Минтруда, Минимущества и Администрацией президента уже созван совет директоров и недельки эдак через две-три он будет утвержден правительством. Вот, собственно, и все. ВЦИОМ перестанет быть ВЦИОМом. Название (буквы), может быть, и останется. Главное (для власти), чтобы не было Левады.
       На позавчерашней пресс-конференции в «Известиях» Юрий Александрович Левада наотрез отказался называть имена своих гонителей. Не потому, что боится. А потому, что они вообще не стоят разговора. Заказчики, как всегда, постарались остаться неизвестными, укрывшись «где-то около царя». А исполнители…
       За все свои 72 года Юрий Левада не общался с начальниками страны столько, сколько в последние пять-шесть месяцев. «Я прошел по всем трем лестницам власти, говорил со всеми подряд — от лейтенантов до генералов. Ну что вам сказать о них? Это просто исполнители. Очень жалкие исполнители… Я спрашивал: «Какие у вас претензии к ВЦИОМу?» — «Никаких». — «Какие претензии ко мне?» — «Никаких». А дальше — доверительным шепотом, дрожащими голосами: «Нам велено «отрубить» вам голову…»
       Левада рассказывает это спокойно, с мягкой усмешкой. Никакого пафоса, надрыва. Говорит: «Какая разница, кто что кому приказал… Ну, Акакий Акакиевич Полиграф Полиграфычу, или наоборот… Это потом все для патолого-анатомического исследования пригодится… Власть у нас нынче причудливо-странно-плюралистическая. Много-лика, много-головна, много-подъездна… Меня не раз в социологических коллективах «закрывали». Но то было много-много лет назад. И столько комиссий-перекомиссий «решало вопрос», столько разговоров переговорили, столько бумаг-резолюций исписали… А нынешнее время отличается от того, кому собирается подражать, вот чем: кто-то где-то отчего-то как-то вдруг, как бы невзначай, бровью пошевелил — и все, полный обрыв, конец связи, дальше — тишина…»
       
       У нас происходит ежегодная инфляция политиков. Но политикам кажется: в действительности все не так, как на самом деле. И в их собственной инфляции виноваты не они сами, а Левада. Что-то мешает нашим политикам увидеть жизненную картинку такой, какая она есть, и всю целиком, а потом — себя, любимых, в этой картинке…
       Грозятся всё утроить вдвое, удвоить втрое, но слова политиков уносит ветер… А спокойный, мудрый, бесстрашный Юрий Александрович Левада честно и скромно пытается выяснить: имеет ли наше общество свое мнение и где и когда случается в обществе Гражданин?
       Левада — великий социолог. Он работает с цифрами. Но видит дальше и больше.
       Левада знает, что разные способы измерения общественного мнения — это как разные способы измерения времени. Есть положение часовой стрелки — и есть подлинная идея времени. Есть просто интерпретация цифр — перевод их в словесный язык. А есть опыт переживания, опыт обдумывания. Собственный и других людей.
       Не голова — место мышления. Думает сознание. И не рука пишет. Рука — агент письма. Вот Левада и ищет то место, где находится сама мысль, место для мысли, понимаете? Он воспринимает любое мышление как часть индивидуального опыта. И наряду со стремлением к обобщению сохраняет «соблазнительную склонность к частному случаю». То есть к человеку.
       А те, кто «закрывает» Леваду, испытывают презрение ко всему, что является «меньшим», чем «общий случай». По их логике меньшее — это неполное. (Платоновский герой, помните, говорил: «Без меня народ — неполный». И для Левады без каждого «я» народ неполный.)
       Индивидуальные восприятия — это тот материал, из которого и состоит реальность. Левада очень бережно и очень уважительно работает с реальностью. Раскручивая, распутывая наши загадки «общей смутности переживаний», он противопоставляет смутность — ясности, движение — стабильности, неточность — точности.
       
       Мне показалось странным настойчивое стремление журналистов (наших и иностранных) во что бы то ни стало выпытать у Левады имена его гонителей. Зачем нам знать, «тенью чего является тень»?
       А вот что нам действительно надо знать — так это «левадовские цифры». И то, что стоит за ними.
       Например, в одной из последних своих лекций Левада подробно остановился на «проблемах терроризма и ВЕЧНОЙ Чечни». И привел такие данные: 80 процентов опрошенных россиян не считают себя защищенными, не верят, что власть и спецслужбы хотят — и могут! — обеспечить им безопасность. Всего 20 процентов верят, что в Чечне заключается примирение. И, напротив, 60 процентов думают, что в Чечне идет война. В самой тяжелой форме. Партизанская война. Та война, которую ни одна армия в мире выиграть не может. «Можно ли изобразить умиротворение без примирения?» — спрашивал в той лекции Левада. И отвечал: «Нельзя». И далее: «Идею немедленного прекращения войны в Чечне готовы поддержать 70 процентов опрошенных. Среди них и те, кто был «за вторую ЧЕЧЕНСКУЮ войну», когда она только начиналась… А сегодня «против мира в Чечне» — только 18 процентов. Общество устало от этой войны и готово на все, лишь бы она закончилась…»
       Ну, конечно, тем, кому на выборах-2003 и выборах-2004 нужна не просто победа, а очень убедительная, оглушительная и предсказуемая победа, такая, чтоб аж зашкаливало, чтоб все вокруг только пело и ликовало, ни к чему называть вещи своими именами.
       Поэтому так ли уж важно, кто именно «где-то около царя» жаждет отрубить голову Леваде. Гораздо серьезнее, что на НЕВЫЧИТАННОМ можно также основываться, как на «песке зыбучем». И мы, общество, должны определиться, чего хотим. Сами — от себя… Репутации или имиджа? Правды или видимости? Или чтоб все в «чертог теней» вернулось?
       
       P.S. Да, кстати! Левада собрал пресс-конференцию не для того, чтобы жаловаться или просить защиты. Работать с социальной информацией он и впредь будет. В какой форме — сообщит чуть позже. А «реорганизуемый» ВЦИОМ (как бы он ни был оформлен) не будет иметь ничего общего с той организацией, которая известна сегодня под этим именем.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera