Сюжеты

КНЯЗЬЯ И ОПРИЧНИКИ

Этот материал вышел в № 57 от 07 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Черная метка — эмблема печали Володя Бубнов, каким я помню его еще по политеху, всегда был с гонором, который сам он называл чувством собственного достоинства. Резал правду-матку. Мог за нее постоять против декана или даже проректора по...


       

       
       Черная метка — эмблема печали
       Володя Бубнов, каким я помню его еще по политеху, всегда был с гонором, который сам он называл чувством собственного достоинства. Резал правду-матку. Мог за нее постоять против декана или даже проректора по научной работе.
       К Миллениуму Володя вырос до солидного предпринимателя. Упертого, как ни странно. Это тот самый Бубнов, который в 2000-м возглавил почти крестьянский бунт, когда в его агрофирму «Заря» нагрянули приставы арестовать урожай за долги прежнего колхоза. Крестьяне готовили бутылки с зажигательной смесью и копали рвы, а приставы приехали с автоматчиками, но вынуждены были отступить. Тогда на бруствере со стороны крестьян стоял, как Че Гевара, бородатый Володя Бубнов. И даже глава района был, хоть и поодаль, на его стороне: нельзя лишать крестьян последнего хлеба.
       Дружба с главой района и прочей властью — дело зыбкое. Сегодня — вы по одну сторону баррикад, а завтра — на разных. Так оно вскоре и случилось.
       Володя Бубнов — инженер-механик, из многодетной семьи. После политеха 25 лет трудился в промышленности, от инженера до директора комбината строительных деталей (КСД). Типичный трудоголик. На олигарха не похож: до сих пор в джинсах и на старенькой «семерке». Считает себя не бизнесменом, а хозяйственником.
       Лет семь назад взялся еще и за спецгормолзавод в Лисках. Это предприятие лежало на одре: в месяц там получали 8 тонн молока при мощности 100 — 120 тонн. Пришлось многое менять. И увольнять рабочий класс за пьянку и прогулы.
       Уже через год туда возили молоко все 28 хозяйств района. И даже из соседних. За пять лет объемы выросли до 150 тонн. Поставили новую немецкую котельную за 1,5 миллиона долларов. Купили новое оборудование, транспорт.
       В последнее время власть областная спасала сельское хозяйство старым способом: чтобы предприятия крепкие брали на буксир отстающих. То есть берите, ребята, по колхозику в нагрузку, а мы вас тоже уважим какими-нибудь льготами.
       Так и получилось: лискинский ГМЗ объединился с сельхозартелью «Заря», которая к тому времени имела долгов 15 миллионов рублей, а активов — меньше 10. И зарплату уже два года не платили. Фактически банкрот, хотя покойник считался как бы живым и добро его с молотка не продавали. Артель «Заря» внесла в уставной капитал новой агрофирмы «Заря» все что могла: 400 коров, «издыхающую» технику и коровники, которые легче было снести и построить заново. Среди коров были еще те рекордистки — с надоем в 200 — 300 граммов.
       Оба акционера дружно избрали гендиректором агрофирмы «Заря» Володю Бубнова. Который до того поднял два таких предприятия, как КСД и ОАО «Гормолзавод». Которого знают в Воронеже и дадут под него кредиты. Который в качестве менеджера стал первым лауреатом «Золотого фонда Воронежской области».
       Бубнов взял в Сбербанке около 15 миллионов рублей и вложил их в агрофирму. Полы, крыши, окна, электрика, газ, отопление, вода, новое родильное отделение… Капремонт. Технику починили. Новую подкупили. Посеяли озимые — 950 га, прежде засевали 550. Пшеница дала хороший урожай. На четвертый месяц погасили все долги по зарплате за два года. «Гормолзавод» помогал людьми и техникой. На зиму вспахали 1200 га зяби.
       Но тут между главой района и гендиректором «Зари» пробежали сразу две черные кошки. Во-первых, Бубнов пошел на выборы в областную Думу. И громко критиковал районную власть, доказывая цифрами, что многие «успехи» района — липа элементарная. Что нельзя продавать по дешевке лучшие предприятия. Что надо многое менять.
       Была и вторая черная кошка. В виде свиньи.
       Когда-то в колхозе «Заря» откармливали до трех тысяч свиней. Через 10 лет осталось триста. Реформы сделали откорм свиней убыточным. И Бубнов решил отправить их под нож. А до этого он уже ухудшил статистику района, отправив под нож 50 коров-рекордисток, от которых надаивали те самые 300 г молока. Хотя глава ему говорил: не уменьшай поголовье!
       Глава района опять настоятельно попросил: не режь свиней! Хорошо, не зарежу; вот убытки — вы нам их компенсируете? Смотри, Бубнов, тебе жить; 300 штук поголовья — это серьезно! А Бубнов уперся: кто нам оплатит убытки? Пушкин?
       Вот после этого на него и рухнул пуще всех печалей барский гнев. Хотя свиней так и не порезали. Потому что началась совсем другая история — не хозяйственная, а правоохранительная. И стал Бубнов не «золотым фондом», а тяжущейся стороной. Уже несколько лет. Другой давно бы запросил пощады, а этот — нет. Наоборот: или мы с Законом, или Ресурс с рэкетом!
       
       Год длинных ножей
       Налоговая полиция предъявила Бубнову обвинение в мошенничестве (ст. 159 ч. 3, б.): «Бубнов… с целью последующего хищения имущества СХА «Заря» Лискинского района в крупном размере путем обмана и злоупотребления доверием руководства СХА «Заря» выступил инициатором создания ОАО «Агрофирма «Заря».
       То есть он вкладывал и вкладывал средства в черную дыру «Зари» с одной целью — похитить у нее коров. Иного ликвидного имущества у «Зари» не видно. При этом сам Бубнов не имел акций ни ГМЗ, ни «Зари». Всего лишь наемный менеджер на зарплате.
       Дальше в постановлении о возбуждении уголовного дела сказано: «В результате действия Бубнова В.А. СХА «Заря» причинен ущерб в размере 12 139 000 рублей».
       Правда, у СХА «Заря» всех активов было 10 миллионов, часть из которых легче было снести, чем починить; при этом коровы и свиньи у «Зари» и остались. Спрашивается, какое имущество смог утащить Бубнов из артели, если весь ее вклад в агрофирму «Заря» составлял меньше 5 миллионов? Налоговые майоры должны уметь складывать цифры хотя бы на пальцах! А то ведь смешно от такой арифметики!
       Из документов выглядывают главные исполнители Ресурса: лискинский прокурор, с которым у Бубнова дружбы нет еще с тех времен, когда крестьяне готовились к войне с опричниками. Тут «фас» явно совпал с личным душевным порывом прокурора.
       Очевидна роль налоговой полиции, которая искала налоговые нарушения Бубнова во всех мыслимых и немыслимых местах. Теперь уж и полиции нет, но дело ее живет.
       10 судебных решений с тех пор вынесены в пользу Бубнова, а метка по-прежнему на спине его, как мишень. То есть одно дело выигрывает — тут же возбуждается другое, третье. Суды — от районного до окружного арбитражного.
       Адвокат говорит: дела Бубнова показательны, в чистом виде «ресурс против бизнеса». Стопка судебных решений в законную силу вступила, а в реальность — нет. При этом закон — дело десятое. А одно из первых — «маски-шоу».
       Прокуратура копает во все стороны. Вплоть до истории с брянским «Теплосервисом», который на Лискинский ГМЗ котельную поставил. На пальцах история выглядит так: стоят два партнера и обсуждают дела. Тут подбегает милиционер: ага, я все слышал, ты ему десятку должен и не отдал — все, уголовное дело о хищении! Милиционеру говорят: слушай, да мы и без тебя тут все решим. Но у того другая цель: поздно! Ты, Бубнов, партнера надул, котельную не оплатил, и я теперь ее арестовываю. Район останется без отопления, и если тебя в подъезде люди поймают и морду набьют, то сам виноват!
       Потом сама же прокуратура фактически признала: погорячились, мол. Бывает.
       Арестовали урожай в качестве вещественного доказательства уголовного преступления. Суд отменил эту фантастику, но никто не вернул урожай владельцу — это к вопросу о том, как в провинции исполняют закон. Все имущество агрофирмы «Заря» передано на хранение СХА «Заря» — банкроту.
       Документы агрофирмы изъяты обысками. Два раза арестовывали Бубнова. Пять раз — имущество агрофирмы «Заря» вместе с урожаем. И это тоже отменялось судами. На все решения суда районный прокурор приносил протесты. Даже областной суд вынужден был высказать лискинской прокуратуре свое юридическое «фэ!». Но десятки сотрудников правоохранительных структур продолжали раскручивать уголовное дело на Бубнова. С активным привлечением труппы «Маски-шоу».
       Цифры говорят, что преступность в районе растет. Особенно тяжкие преступления. А где же наш славный ОМОН? А он поехал на «Гормолзавод» обыск делать, потом на КСД, потом к бывшей жене Бубнова и его дочери. С полным боекомплектом. Может, ОМОНу боевики противостоят? Нет, нигде не сопротивляются, народ все больше женского полу.
       Это вообще анекдот: приехали к бывшей жене обыск делать. Выломали двери, перевернули все, ничего не нашли и уехали, даже не извинившись. Ребята, а дверь?..
       Последним возник иск нескольких работников артели о причинении им пару лет назад имущественного ущерба. Сумма в иске даже не указана, однако районный судья (сын, кстати, главы района) немедленно наложил еще один арест на имущество «Зари».
       
       Инвестиционный климакс
       Один из любимых терминов хозяев области — «инвестиционный климат». С экранов можно часто услышать, как хорош стал у нас этот климат. Например: «Сегодня у нас есть все условия для успешного развития предпринимательства: наличие крупных индустриальных структур, высокий научно-производственный и кадровый потенциал, широкие возможности АПК, а также готовность органов власти и местного самоуправления к сотрудничеству с малым бизнесом с целью его дальнейшего развития и всесторонней поддержки».
       Это ж просто райский уголок! Плодитесь и процветайте, дорогие инвесторы! Нет, не плодятся. «Уж лучше вы к нам…».
       И тут надо определиться: или климат, или ресурс. Заметьте: глава Лискинского района Виктор Шевцов считается одним из лучших в области. Что же творится у худших?
       Партнеры советуют Бубнову проявлять гибкость, но не уточняют — ума или позвоночника. Другие утверждают, что когда Володи Бубновы в стране закончатся, тогда придет конец и светлому будущему.
       А Бубнова жизнь ничему не научила. В июле именно он организовал бучу в Воронежском союзе строителей, когда семь цементных заводов, принадлежащих московским капиталам, но копающих сырье свое в Черноземье, вдруг объявили, что цена цемента вырастает на 64%. На раз.
       А значит, ждут Володю Бубнова новые гражданские, арбитражные и уголовные дела.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera