Сюжеты

«КЛЕН» ТЫ МОЙ ОПАВШИЙ…

Этот материал вышел в № 57 от 07 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Основной закон конкурентной борьбы теперь можно сформулировать так: если нужно «замочить» соперника, то совсем не обязательно обращаться к преступным авторитетам — дорого, да и боязно. Для этих целей существуют правоохранительные или же...


       
       Основной закон конкурентной борьбы теперь можно сформулировать так: если нужно «замочить» соперника, то совсем не обязательно обращаться к преступным авторитетам — дорого, да и боязно. Для этих целей существуют правоохранительные или же другие государственные органы, чьи покладистые представители с удовольствием выполнят всю грязную работу.
       Однажды, в начале нового тысячелетия, директор частной типографии «Клен» Дмитрий Зуевич, решив расширить производство, взял в Псковском филиале «ЭКСИ-Банка» кредит в размере 800 тысяч рублей под 36% годовых. Деньги сразу же пошли на закупку нового оборудования, но в обеспечение возврата кредита он вынужден был заложить 3 печатные машины, другое типографское оборудование, а также автотранспорт.
       Идея оказалась ценной: буквально сразу же пошли новые заказы и — как следствие — появились новые рабочие места. Тем не менее ряд клиентов не расплатились за полиграфические услуги, поэтому «Клен» не смог погасить долг к положенному сроку. Таким образом, на 1 августа 2001 года задолженность составляла 480 тысяч рублей. Сначала руководство банка пошло навстречу г-ну Зуевичу, пролонгировав договор на месяц, но потом подало в арбитражный суд. Дело было без труда выиграно, а дальше начались ну очень странные вещи.
       Судебный пристав Алексей Яхин решил выполнить предписание суда и погасить долг за счет продажи части имущества типографии «Клен». Сделать это можно было, к слову, очень просто. Во-первых, снять со счета фирмы имевшиеся там 220 тысяч. Во-вторых, предложить на реализацию уже готовую продукцию со склада ЗАО «Типография «Клен» на сумму около 270 тысяч рублей. И, наконец, продать новый полугрузовичок фирмы, оцененный в 120 тысяч.
       Но оказалось, что нормальные герои действительно всегда идут в обход. Поэтому, для того чтобы максимально ускорить процесс, пристав привлекает к оценке оборудования «Клена» агентство экспертной оценки собственности (ЗАО «АЭКСИП»), не имеющее лицензии. Вследствие этого странного, если не сказать больше, действия три печатные машины за бесценок ушли конкурентам — издательскому дому «Стерх». И еще одно удивительное совпадение: в качестве понятых судебный исполнитель приглашает работников его же, «Стерха», типографии, которые в одночасье разбирают машины. И совсем уже пикантная подробность: транспортировку оборудования осуществляла фирма («Авелла»), которая находилась в розыске как злостный неплательщик налогов.
       Понятно, что Зуевич не стал мириться с беззаконием, которое творил г-н пристав, и изложил все свои претензии в жалобе, которая была направлена в областную прокуратуру и Псковский арбитражный суд. По словам ограбленного, накануне того злосчастного заседалища некое третье лицо предложило ему взятку в размере 20 тысяч долларов с единственной просьбой забрать исковое заявление. Тем не менее суд все-таки состоялся, и вердикт его был таков: признать действия судебного пристава Алексея Яхина по отношению к ЗАО «Типография «Клен» незаконными.
       Оптимист в этой ситуации воскликнул бы: ура! справедливость восторжествовала! Но пессимист сразу же обратит внимание на тот факт, что, пока шло разбирательство, все три типографские машины были благополучно проданы, а благополучное прежде предприятие благополучно разорилось.
       Технический персонал «Клена», посидев без работы, отправился искать другую, более денежную долю. Уволился, что немаловажно — «по собственному желанию», из органов судебный пристав Яхин, из-за которого, собственно, и разгорелся весь этот сыр-бор. А начальник управления юстиции Николай Филипчик весной этого года даже прислал г-ну Зуевичу извинительное письмо: дескать, прости, друг, погорячились наши орлы.
       Казалось бы, все. Но один самый неприятный вопрос все-таки остается: кто ответит за убытки, размер которых, по мнению разоренного бизнесмена, равен 5 миллионам рублей? Во всяком случае, сам Дмитрий Зуевич все еще тешит себя надеждой, что, подав в суд на областной отдел юстиции, в состав которого входит региональный институт судебных приставов, он сумеет возместить потерю своего личного имущества. Хотя бы частично!
       …Весной этого года в Пскове состоялась областная выставка полиграфической продукции. В качестве рядового посетителя туда заглянул и герой моего повествования. Прежние знакомые по бизнесу встретили его дружелюбно: «Ну как, Димка (человек он не такой уж и пожилой, чтобы обходиться без отчества), чем занимаешься? Давно вышел? Как на зоне? Наверное, и там свою газету выпускал?». Оказывается, пока Зуевич доказывал, что он не верблюд, по городу пошли и такие слухи. Что мог ответить человек, потерявший из-за преступной халатности (сговора, подкупа — нужное подчеркнуть) практически все? Промолчал и пошел… в прокуратуру. Там его теперь встречают, почти как родного.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera