Сюжеты

Карен ШАХНАЗАРОВ: ХОЧУ ПОНЯТЬ, ОТКУДА БЕРУТСЯ БОМБИСТЫ

Этот материал вышел в № 57 от 07 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ХОЧУ ПОНЯТЬ, ОТКУДА БЕРУТСЯ БОМБИСТЫ Знаменитый режиссер взялся за фильм об истоках терроризма …Июль. Рыжий котенок в траве. Шестилетний мальчик играет на подмосковной даче: взял пузатую пластмассовую кеглю, натянул посередке резинку,...


ХОЧУ ПОНЯТЬ, ОТКУДА БЕРУТСЯ БОМБИСТЫ
Знаменитый режиссер взялся за фильм об истоках терроризма
       

     
       …Июль. Рыжий котенок в траве. Шестилетний мальчик играет на подмосковной даче: взял пузатую пластмассовую кеглю, натянул посередке резинку, затолкал за нее цветные карандаши. Подбежал к бабушке: «Смотри — это шахид!»
       Бабушка онемела. Как только он узнал? Ведь телевизор в доме — под запретом. Слушали только погоду по вечерам. А внук по-взрослому переживает трагедию, которую от ребенка пытались скрыть!
       Эту историю кинорежиссер, директор киностудии «Мосфильм» Карен Шахназаров слушает очень внимательно.
       
       – Вот видите — не время сейчас только комедии снимать. Когда взрослые закрывают глаза, не хотят задумываться, видеть чужую боль и многолетние страдания своих сограждан, детям приходится решать их проблемы. Грехи отцов, как предупреждали древние, уже пали на головы наших детей.
       Если не задумываться над проблемой терроризма, наша судьба снова будет взрываться в Тушине. Я пытаюсь в этом разобраться.
       Снимаю новый фильм по повести Бориса Савинкова «Конь бледный». Эта книга — уникальная исповедь одного из организаторов революционного террора в России начала ХХ века. Савинков очень точно показывает типы людей, идущих в террор, их мотивы.
       В то время страна была поставлена на колени: совершалось 600 терактов в год — два-три теракта в день. Борис Савинков был одним из столпов террора.
       — Столетие разделяет героев фильма и сегодняшнего зрителя. Ваших героев поймут?
       — Террор является в периоды исторических разломов, когда мирные политические средства не дают результата. Это политика загнанных в угол, бесправных. У них нет другого способа быть услышанными. Такие люди есть и сейчас.
       И в начале ХХ, и в начале XXI века Россия и человечество пережили и переживают глубокий идейный и духовный кризис. Сто лет назад революционный террор предварял мировую войну и серию потрясений — революций, которые прокатились по всему миру.
       Во время кризисов общество и сегодня, и сто лет назад теряет точки опоры — появляются волевые личности, готовые к террору.
       Кроме того, типы людей, их характеры за сто лет не очень изменились.
       — Какой кризис переживает человечество сегодня?
       — Прежде всего социальный. Противоречия между богатством и бедностью — как внутри стран, так и между странами. В России, например, соотношение доходов противоположных социальных слоев на рекордной отметке в мире — 1:14. А ведь все революции в Латинской Америке начинались после соотношения 1:10. Значит, наша страна перешла критическую грань?
       Но и в Западной Европе, и в США хватает кричащих социальных проблем. По всему миру проблема бедных-богатых стоит не менее остро, чем в России. Поверьте, я много путешествую по миру.
       Кроме того, по всем странам — нерешенные национальные конфликты. Баски — в Испании, Северная Ирландия — в Англии. Эти проблемы в третьем тысячелетии только обострились. Посмотрите на Францию. Еще недавно ситуация на Корсике была спокойной. Сегодня взорвалась серией терактов.
       — Неужели всемирная история опять пойдет по спирали — закрутится «красное колесо»?
       — Просто говорить: «Террор плох!» — пустое занятие. Террор не возникает из ниоткуда. Не бывает такого: человек просто идет по улице — и вдруг бросает бомбу. За этим стоит какая-то мощная идея, в которую он верит. За деньги этим не занимаются.
       И если мы не попытаемся исследовать причины террора, отсечь его корни, решив проблемы, порождающие насилие, у мира не будет будущего. Потому что в террор идет прежде всего молодежь. Наиболее романтичная, эмоциональная, идейная. Поэтому я сегодня пытаюсь разобраться: что порождает это зло?
       — Есть и безусловная разница между бомбистами начала ХХ века и сегодняшними ультра. Савинков и его товарищи казнили высших сановников империи. Наше время отличилось взрывами жилых домов в не самых богатых районах Москвы, Волгодонска, Каспийска. Расправой с роженицами и сотнями больных в Буденновске.
       — Система охраны высших сановников империи во времена Савинкова была на редкость слабой. Жили довольно благодушно. Сегодняшний чиновник великолепно охраняется государством. Поэтому террор направлен на слабозащищенные слои общества, которые, как считают преступники, несут ответственность за действия правительства, которое они выбирали.
       Конечно, террор — занятие подлое. Но сегодняшний — отличается особым цинизмом. Хотя и время стало намного циничнее.
       — Карен Георгиевич, вспоминаю ваш фильм «Цареубийца». Его главные герои — последний царь Николай Романов и его невинно убиенные жена и дети. В 1918 году была замучена семья российского самодержца. Сегодня в героях вашего фильма — террорист, ничем, по сути, не отличавшийся от «цареубийцы». Вы хотите посмотреть на российскую историю с другой стороны?
       — Мне просто интересен сюжет новой картины. Я не политик. Создаю художественное произведение. Там будет и история любви, и история революции.
       Если связывать оба фильма, «Цареубийца» — это то, чем закончился террор рубежа XIX—XX веков. Мне хочется задуматься вместе со зрителем: почему умные, талантливые, волевые люди не нашли себе места в тогдашней России? Какое отчаяние и безысходность взорвались террором второго тысячелетия?
       Ведь после организованного Борисом Савинковым убийства московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича жена жертвы попросила свидания в тюрьме с террористом Иваном Каляевым — тем, кто бросил бомбу, разорвавшую ее мужа. Великая княгиня Елизавета Федоровна была до слез растрогана разговором и просила о помиловании Каляева.
       Поэт и террорист Каляев помилования не получил. А в 1918 году сама Елизавета Федоровна была расстреляна на Урале среди других Романовых. На смену романтическому террору Савинкова — Каляева шел «красный террор», а за ним — Большой террор 1930-х.
       …По-моему, чтобы история не повторилась, общество должно знать, что толкает нынешнюю молодежь на террор. Как писал Иван Тургенев: «Исправьте общество — и болезней не будет».
       — Карен Георгиевич, вы сегодня у руля «Мосфильма». По коридорам студии ходит много легенд о ваших предшественниках на этом посту. Больше всех, по-моему, историй об Иване Александровиче Пырьеве. Например, «как Пырьев уговаривал Эльдара Рязанова комедии снимать». Вы пытаетесь формировать творческую политику российской «фабрики грез»?
       — Иван Александрович не только за комедии душой болел. Упрашивал молодого тогда Григория Чухрая снимать «Балладу о солдате» — для нас это «золотой фонд» российского кино.
       Сегодня ситуация совсем другая. В прошлом остались времена, когда единственным продюсером было государство. Моя задача — создать мощную базу, обеспечить качественную работу этого громадного производства — кинофабрики «Мосфильм». Творческие задачи каждый художник ставит и решает сам.
       Другое дело — когда сам продюсируешь новый фильм. Например, «Звезда» по повести Эммануила Казакевича. Я подобрал команду, участвовал в работе над картиной.
       Что касается «Звезды», ее прокатная судьба уникальна. Фильм собирает полные залы. Приходят мешки писем — благодарность от самых разных людей. Картина получила «Приз зрительских симпатий». Две тысячи детей на открытых площадках Артека пятнадцать минут стоя аплодировали героям фильма.
       — Карен Георгиевич, в конце 80-х годов ваш фильм «Курьер» назвали манифестом молодого поколения. А что вы сегодня думаете о поколении next?
       — Они очень разные. Хотя объединяет, к сожалению, одно — плохое образование. Вот свежий пример. Приходят ко мне на пробы молодые артисты. Никто из них не знает, кто такой Борис Савинков. Хотя это мощная фигура российской истории!
       У меня была мастерская во ВГИКе. Я был поражен низким уровнем интеллекта. Молодежь не читает книг: Толстого осилил — уже подарок! Это, между прочим, серьезная проблема. Потому что в жизни побеждает тот, кто больше знает, кто лучше образован. Значит, наша молодежь будет по жизни проигрывать? Ведь образование — всегда выигрыш. А жизнь сегодня — достаточно жесткая штука. И чтобы не сломаться, надо иметь преимущество — хорошее образование.
       Но многое не изменилось со времен «Курьера». Наверное, потому эту картину с интересом смотрят до сих пор.
       
       Этим летом во Франции прошел фестиваль фильмов Карена Шахназарова. Хозяева кинопраздника приехали в Россию. Отобрали для показа несколько фильмов. Залы были полны и на музыкальных комедиях, и на исторических трагедиях. Может, потому, что Шахназаров каждый раз снимает истории о любви — своей любви к зрителю.
       
       Наша справка:
       САВИНКОВ Борис Викторович (1879—1925, литературный псевдоним — В. Ропшин) вступил в «Боевую организацию» партии социалистов-революционеров в 1903 году. В 1906 г., после разоблачения Азефа, возглавил «Боевую организацию».
       В своих «Воспоминаниях террориста» (1909) он подробно описывает теракты, в которых играл решающую роль руководителя группы и аналитика, — убийство министра внутренних дел В.К. Плеве в 1903 году и генерал-губернатора Москвы, Великого князя Сергея Александровича в 1905 году; создает психологические портреты своих сотоварищей-террористов — Ивана Каляева, Егора Сазонова, Доры Бриллиант, Евно Азефа и многих других.
       «Мы во всеуслышание порицаем… террор как тактическую систему в свободных странах. Но в России, <…> где нет спасения от безответственной власти, самодержавной на всех ступенях бюрократической лестницы, — мы вынуждены противопоставить насилию тирании силу революционного права», — писал ЦК партии социалистов-революционеров в обращении «Ко всем гражданам цивилизованного мира» (1905). У товарищей Савинкова, впрочем, этот документ вызвал возмущение — некорректностью по отношению к европейским террористам.
       Роман «Конь бледный» (1909) — талантливое беллетризированное обобщение подлинного опыта автора. Проницательный Савинков показывает, как право высшего суда, присвоенное его героем, пронизывает все сферы жизни и перерождает душу: «Пусть Эрну все-таки взорвет. Пусть повесят Ваню и Федора. Губернатор все-таки будет убит. Я так хочу.
       …Внизу на площади под окном копошатся люди — черные муравьи. Каждый занят своей заботой, мелкою злобой дня. Я презираю их». В финале романа герой вызывает на дуэль мужа женщины, соблазненной им, — и убивает его в упор, нарушая все мыслимые пункты дуэльного кодекса.
       Личность Савинкова вызывала острый интерес у художественной элиты модернизма 1910-х гг. Нелегально возвращаясь в Россию из эмиграции, он появлялся в литературных салонах Петербурга, был другом З.Н. Гиппиус. После Февраля 1917 года вернулся в Россию в качестве товарища военного министра Временного правительства, сыграл странную и драматичную роль в подготовке и крушении Корниловского мятежа в августе 1917-го.
       После Октября 1917-го становится одним из организаторов Добровольческой армии и неудавшихся восстаний против большевиков в Ярославле, Рыбинске, Муроме. Продолжением романа «Конь бледный» стал «Конь вороной» (1923) — жестокая хроника реальной русской революции и Гражданской.
       В 1924 году Б.В. Савинков был арестован при нелегальном переходе границы СССР. В заключении сделал заявление о признании Советской власти. Покончил с собой во внутренней тюрьме Лубянки.
       



Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera