Сюжеты

ГОСУДАРСТВО — ЭТО ТОВАР, КОТОРЫЙ МОЖНО ПРОДАТЬ НЕСКОЛЬКО РАЗ

Этот материал вышел в № 58 от 11 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Самые большие перемены в России случаются в августе. 19 августа 1991 года был путч; рубль обрушился 17 августа 1998 года, а 9 августа 1999 года глава ФСБ Владимир Путин был назначен премьером и преемником. Происходит это потому, что в...


       
       Самые большие перемены в России случаются в августе. 19 августа 1991 года был путч; рубль обрушился 17 августа 1998 года, а 9 августа 1999 года глава ФСБ Владимир Путин был назначен премьером и преемником.
       Происходит это потому, что в августе слишком многие из тех, кто мог бы помешать событиям или нажиться на них, уезжают в отпуск.
       На прошлой неделе по Москве поползли слухи, что премьера Михаила Касьянова и главу администрации президента Александра Волошина уже уволили. Все перезванивались с самым возбужденным видом. «Мне звонили из Кремля, да, самые что ни на есть питерские звонили». «День в день, как Путин стал премьером. Четыре года он обещал не трогать «семью» и уволил их ровно через четыре года».
       Рынок поверил. «Слух до нас дошел к семи вечера, — сказал мне один из руководителей крупной брокерской фирмы, — и мы продали немножко акций на нью-йоркской бирже. Правда ли? Рынок не задумывается — он реагирует на слухи». На следующий день многие решили, что это была не политика, а чистая игра на понижение.
       Но это, конечно, вряд ли. Слухи начались, когда президент был в заграничном вояже, а Касьянов и Волошин — в отпуске. На хозяйстве оставался Виктор Иванов — глава силового крыла в администрации президента, противостоящего крылу «семейному», которое, как принято считать, и представляют Касьянов и Волошин.
       И вот это-то самое интересное. В современной политической машине России два крыла — силовики и олигархи. И президент явно хотел бы летать на двух крыльях. А силовики столь же явно — если судить по намеренным слухам об отставке Волошина, да и по всей ситуации вокруг «ЮКОСа», — идут на обострение конфликта.
       То есть возникает вопрос: а насколько президент управляет ситуацией? И может ли вообще кто-то уже управлять российскими силовиками?
       Для иллюстрации позвольте сослаться еще на одну историю, куда менее значимую и имевшую место быть на прошлой неделе в Санкт-Петербурге. Я имею в виду обыск в компании «Илим-Палп».
       «Илим-Палп» в отличие от «ЮКОСа» никогда не конфликтовал с силовиками. Его противником в деловых кругах считается «Базовый элемент». Олег Дерипаска через ряд своих менеджеров не оставляет попыток поглотить заводы, принадлежащие «Илим-Палпу», — Котласский и Братский ЦБК. По этому случаю весной на Братском ЦБК прошло собрание акционеров, одобрившее переход холдинга на единую акцию. И этот переход должен был поставить крест на попытках захвата.
       Поэтому противники «Илим-Палпа» вовремя вспомнили о том, что государство обладает в Братске «золотой акцией». И Мингосимущества получило распоряжение голосовать против перехода на единую акцию.
       Но государство в России — это не просто товар. Это уникальный товар, который можно продать два раза. Поэтому Мингосимущества, повелевшее голосовать «против», спустя время поменяло свое решение.
       И план перехода на единую акцию был утвержден.
       Но, согласитесь, если один и тот же товар можно продать дважды, кто сказал, что его нельзя продать трижды?
       И поэтому Мингосимущества еще раз поменяло решение и обратилось в прокуратуру с жалобой на то, что его предыдущее распоряжение — поддельное. Вот доказательства этой-то подделки и искали в «Илим-Палпе» прокурорские в сопровождении пятидесяти омоновцев.
       А теперь самое интересное. Легче всего подумать, что инициатором печального происшествия был Олег Дерипаска.
       Но есть веские основания полагать, что Дерипаска уже устал от всей этой истории, которая сильно подмочила его репутацию корпоративного Бонапарта. Он, конечно, нуждается в окончательной, как при Аустерлице, победе над Смушкиным. Но зачем ему мелкий пакостный наезд, который противная сторона может легко потушить сотней-другой тысяч долларов?
       А теперь поставьте себя на место прокуратуры. Люди смотрят, как в Москве потрошат «ЮКОС». Знатно потрошат. А вот у нас тоже уголовное дело есть? Есть. С обыском прийти можно? Можно. Обыск — это ж такое дело: не те заплатят, так другие. Или сразу оба заплатят.
       Ведь свойства государства, что в прокуратуре, что в Мингосимущества, совершенно одинаковы. Государство — это неразменный пятак. За него платят, а он снова у тебя в кармане.
       Силовиков, как джинна, выпустили из бутылки. Сначала — олигархи, потом — президент. Все пытались воспользоваться энергией джинна в своих целях, а теперь с удивлением наблюдают за неконтролируемой цепной реакцией.
       Впрочем, джинн, как наступающая армия, состоит из разных частей. Из кремлевских тяжелых танков, которые никогда не удовольствуются частью, поскольку хотят все. И из пехоты с продранными рукавами, которая, придя в офис с обыском, порой сама называет сумму, за которую она уйдет, ничего не нашед. Это войско нельзя победить как единое целое. Но всегда можно отсечь пехоту от танков.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera