Сюжеты

ПОХОРОННАЯ КОМАНДА В ПРОКУРОРСКИХ МУНДИРАХ

Этот материал вышел в № 58 от 11 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Генпрокуратура РФ дожидается, когда в деле «Трех китов» перебьют всех свидетелей и подозреваемых. Это облегчит расследование Из преступников и прокуроров получилась отличная похоронная команда. В многолетнем «трехкитовом» скандале,...


Генпрокуратура РФ дожидается, когда в деле «Трех китов» перебьют всех свидетелей и подозреваемых. Это облегчит расследование
       
       Из преступников и прокуроров получилась отличная похоронная команда. В многолетнем «трехкитовом» скандале, связанном с контрабандой мебели и с отмыванием денег через «Бэнк оф Нью-Йорк», они, похоже, выполняют одну задачу. Закапывают с двух сторон.
       Генпрокуратура пыталась похоронить дело целиком: «потеряла» сотни документов, вернула изъятые материалы подозреваемым и до сих пор обвиняет следователя МВД, который вел разбирательство.
       Преступники, в свою очередь, хоронят свидетелей, запугивают судей и тех, кто имел отношение к расследованию. А теперь успешно обрубают хвосты, устраняя недавних своих помощников…
       
       Наша справка:
       САЕНКО Андрей Юрьевич. Родился 12.07.1973 в селе Осташево Волоколамского района Московской области. С 11.05.1990 зарегистрирован в поселке Селятино Наро-Фоминского района. Он не просто «черный таможенный брокер» (специалист по теневой растаможке), как его называют в СМИ.
       Саенко — один из учредителей (был также руководителем) фирмы «Сэфтранс». Эта организация имеет непосредственное отношение к фиктивной фирме «Лига-Марс», через которую из Германии проходила контрабандная мебель. Его допрашивали в качестве свидетеля по делу о контрабанде в адрес этой фирмы.
       Саенко также заместитель гендиректора ДГУП «Рособоронэкспорт-ТБ» («дочки» федерального государственного предприятия «Рособоронэкспорт»). Основная деятельность «дочки» — таможенное оформление и экспедирование военно-технической продукции, которая идет за рубеж.
       Наконец, Саенко хорошо знаком с Евгением Жуковым — подполковником ФСБ РФ, недавним помощником замдиректора ФСБ РФ Юрия Заостровцева. В письме, которое пришло в марте прошлого года в адрес главы МВД Грызлова по каналам его же министерства, о Саенко было сказано, что он любит упоминать в разговорах о руководстве ФСБ и первом зампреде государственного таможенного комитета Мещерякове (об этом мы уже сообщали, «Новая газета» № 66 за прошлый год).
       
       «Мерседес» Андрея Саенко — потенциального обвиняемого в деле «Трех китов» — обстреляли из автомата. Водитель убит. Саенко тяжело ранен, что, безусловно, не продвинет и без того вялое следствие.
       Впрочем, он не первая жертва в этой давней истории и, судя по всему, не последняя.
       27.02.2002: В госпитале оказался начальник Центральной оперативной таможни Воробьев, который возбуждал уголовное дело по недостоверному декларированию мебели. На него напали и избили.
       15.03.2002: В Риге напали на П. Полякова — организатора перевозок итальянской мебели для «Гранда» и «Трех китов». Он оказался в реанимации.
       16.03.2002: Черепно-мозговую травму получил сотрудник оперативно-поискового управления Государственного таможенного комитета капитан Юхименко. Он наблюдал за объектом, имеющим отношение к контрабанде.
       В ночь с 16-го на 17.03.2002: Взорвали милицейский автомобиль, который привез домой следователя ГУВД Московской области Ненахову. Она участвовала в следствии на начальном его этапе.
       27.05.2003: В госпитале Бурденко убит свидетель — Сергей Переверзев, президент ассоциации «Мебельный бизнес», который открыто заявлял, что опасается расправы со стороны основного героя «трехкитового дела» — предпринимателя Сергея Зуева.
       В то же время судья, который вел дело таможенников, обвиняемых Генпрокуратурой и Зуевым, получил записку с угрозами в адрес сына: «…Сидеть ему на цепи в чеченском подвале… не принимайте ненужных и неуместных решений…».
       
       Юрий Щекочихин и дело «Трех китов»
       Несколько лет мы следим за судьбой дела «Трех китов». Им занимался Юрий Щекочихин. Как журналист и как депутат он предпринимал все для того, чтобы уголовное разбирательство не спустили на тормозах. Благодаря ему Комиссия Госдумы по борьбе с коррупцией и Комитет Госдумы по безопасности задавали неприятные вопросы Генпрокуратуре. И она была вынуждена отвечать.
       Благодаря Щекочихину мы узнали о результатах германского и итальянского расследований. Поняли, что западные коллеги продвинулись намного дальше наших прокуроров, несмотря на то что российский президент Путин взял это дело под свой личный контроль, о чем заявил почти два года назад на коллегии в Генпрокуратуре.
       Юрий Щекочихин получал анонимные звонки с угрозами. Двое неизвестных напали на него у подъезда его дома и скрылись на светлой «Волге», что необычно для хулиганов. О том, что опасность реальна, его серьезно предупреждали друзья из спецслужб. Охраны Щекочихин не хотел, и ему выделили пистолет Макарова…
       В то же время с ним беседовали замы генпрокурора, уговаривали, убеждали быть помягче. А когда речь зашла о недоверии к этим замам (Щекочихин поднимал вопрос об их отставке на Комиссии по борьбе с коррупцией), с ним лично встретился генпрокурор Устинов, уверяя, что его заместители — самые ценные люди.
       Накануне своей гибели Юрий Щекочихин собирался в США. Он считал необходимым запросить ФБР о расследовании американской части дела «Трех китов», связанного с отмыванием денег через «Бэнк оф Нью-Йорк». У нас есть все документы на этот счет с подписями, печатями и конкретными фамилиями…
       
       Слуга трех господ?
       Список жертв довольно внушительный. Но то, что его пополнил Андрей Саенко, о многом говорит. Ведь он связывает несколько важнейших фрагментов этой давней истории.
       Андрей Саенко, которому в июле исполнилось тридцать, своим выдающимся знанием секретов «черной» растаможки объединял дело о контрабанде, оружейный экспорт и сотрудников ФСБ РФ. Мог ли он не пострадать? Слишком много информации о важных людях у маленького бизнесмена из подмосковного поселка… А ведь «трехкитовая» история стала международной — и контрабандой мебели она не ограничивается.
       Германские правоохранительные органы прислали в Россию документы (о них мы уже сообщали) о том, что основной фигурант дела об отмывании денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» — всем уже известный Питер Берлин — через свои фирмы «Бекс» и «Бенекс» в 1998-м и 1999 годах перечислял миллионы долларов (названа сумма 4 670 000 долларов) в адрес немецких фирм. А те, в свою очередь, направляли деньги на строительство российских торговых центров «Гранд» и «Три кита», куда поступала контрабандная мебель.
       По документам немецких налоговых органов, Берлин через свои фирмы и раньше финансировал строительство этих мебельных центров. В частности, через долларовый счет московской фирмы «Альянс-96», которой руководил некто Андрей Латушкин («Альянс-96», «Альянс-95» фигурируют в деле «Трех китов» как строители и эксплуататоры магазина «Гранд»), в немецком банке «Райфайзенбанк».
       Все это доказывает, что отмывание денег через нью-йоркский банк и мебельная контрабанда «Трех китов» имеют много общего. И поскольку в Европе и США это дело все еще расследуют, а в России всячески хотят заморозить, история становится крайне неприятной для ее рядовых фигурантов. Запад будет настаивать на всестороннем разбирательстве, присылать следственные поручения (они уже лежат в Генпрокуратуре). А в России никому не нужны живые свидетели. И этот факт ставит под удар рядовых героев дела «Трех китов».
       Еще раз особо подчеркнем: рассчитывать на Генпрокуратуру РФ тут не приходится. По нашим данным, сейчас от дела осталась одна видимость. Его сузили до копания в семи контейнерах мебельной контрабанды и упорно не желают расширять. Из 200 томов уголовного дела, взятого Генпрокуратурой из Следственного комитета МВД, осталось несколько десятков.
       Ход весьма хитрый. Ведь к этим семи контейнерам при всем желании невозможно привязать западные документы об отмывании денег. Остается в тени вся огромная «трехкитовая» схема. А в ней — подозрительные связи с торговлей российским оружием, чеченские преступные группировки (а в деле «Трех китов» они поначалу упоминались), нити, ведущие к чиновникам ФСБ, Государственного таможенного комитета, к бывшим руководителям МВД — Рушайло и его серому кардиналу генералу Орлову и даже, представьте себе, к администрации российского президента…
       Вся эта машинерия абсолютно не интересует Генпрокуратуру РФ. И у нас есть убежденность, что она будет всячески скрывать истину. То есть по-прежнему не видеть отмывания денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» и отбрыкиваться от дотошных иностранцев.
       В этой связи мы адресуем Генпрокуратуре несколько вопросов:
       1. Почему в течение уже нескольких лет в «трехкитовой» истории расследуются исключительно факты контрабанды мебели и уклонения от уплаты таможенных платежей? Хотя западные правоохранительные органы, у которых нет такого объема информации, в своих документах формулируют это иначе: «Подозрение в отмывании денег и создании преступного объединения». Не пора ли расширить рамки расследования?
       2. Что Генпрокуратура рассчитывает найти в ходе обысков у бизнесмена Зуева, если чуть ли не год назад вернула подозреваемым огромный массив финансовых документов? Прокуроры принимают его за круглого идиота?
       3. Зачем в Генпрокуратуре тлеет дело о разглашении гостайны в деле «Трех китов», которое нависает над каждым, кто получает доступ к материалам и видит, как бездарно ими распоряжаются?
       4. Почему до сих пор (прошли годы) не проведена масштабная финансовая ревизия основных (живых) фирм, имеющих отношение к «трехкитовой» эпопее?
       5. Собирается ли Генпрокуратура РФ посылать вопросы в США с целью выяснить: зачем один из основных фигурантов дела «Бэнк оф Нью-Йорк» Питер Берлин отправлял деньги в Москву, каково происхождение этих денег? Спросят ли прокуроры бизнесмена Зуева, чем он так обязал Питера Берлина, что тот посылал миллионы долларов на строительство «Гранда» и «Трех китов» в Химках?
       6. Наконец, как Генеральная прокуратура РФ планирует защищать свидетелей и потенциальных кандидатов на устранение? И вообще, видит ли она эту проблему?
       
       Роман ШЛЕЙНОВ
    
       P.S. Специально для Генпрокуратуры публикуем список героев дела «Трех китов», кому, по здравому размышлению, угрожает серьезная опасность:
       Павел Стрепков — знакомый Андрея Саенко, тоже учредитель фирмы «Сэфтранс» (был ее главбухом и руководителем) — звена в мебельной контрабанде, тоже свидетель, потенциальный обвиняемый…
       Андрей Латушкин — был руководителем фирмы «Альянс-96». Через ее счет в германском банке проходили деньги Питера Берлина на строительство «Гранда». Один из потенциальных обвиняемых…
       Двое российских граждан (назовем их Е. и В.), указанных в немецких документах (полученных Генпрокуратурой в этом году). Германские правоохранительные органы хотят получить информацию и допросить их.
       Евгений Жуков — подполковник ФСБ РФ, знакомый Андрея Саенко, недавний помощник замдиректора ФСБ.

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera