Сюжеты

ПУТИН ЭМИГРИРОВАЛ, НО ПРИСЛАЛ ОТКРЫТКУ

Этот материал вышел в № 58 от 11 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Тезисы ответа на послание В вятский городок Слободской, где мирно зреют огурцы и продуктивно кудахчут куры, пришла удивительная открытка: из Нью-Йорка, от Путина. То, что открытка заграничная, было видно сразу. А то, что она от Путина,...


Тезисы ответа на послание
       
       В вятский городок Слободской, где мирно зреют огурцы и продуктивно кудахчут куры, пришла удивительная открытка: из Нью-Йорка, от Путина.
       То, что открытка заграничная, было видно сразу.
       А то, что она от Путина, обнаружилось, когда на почте к ней присмотрелись. Подпись «Путин» была очень уж разборчивой. Как оказалось, с отправителем открытки слободчанин Сергей Н. учился в Чебоксарском университете. Поработав немного в Чебоксарах, Путин эмигрировал и теперь вот прислал другу пламенный капиталистический привет. Сергей с удовольствием показал открытку корреспонденту «Новой газеты».
       «Как там родина? — интересуется Путин. — Чем занимаешься? Я тут, на Брайтоне, дисками торгую. Хорошо тут». У них там хорошо, и у нас здесь неплохо. Сергей еще не ответил на послание, но, когда соберется, ему будет что рассказать о жизни на Вятке другу Максиму Путину…
       
       Грин, блин
       37-тысячный город Слободской должен быть знаменит хотя бы потому, что здесь родился Александр Грин. Фамилия его отца была Гриневский, а будущего писателя вятские мальчишки дразнили Грин-Блин, и в дальнейшем он взял себе псевдонимом первую часть прозвища (хорошо хоть не вторую).
       Однако, когда приезжаешь в Слободской, возникает ощущение, что здесь родился Ленин. Память автора «Детской болезни «левизны» в коммунизме» увековечена здесь так, словно это он написал «Алые паруса».
       Памятники вождю-прагматику издевательски подчеркивают отсутствие в городе памятника писателю-романтику. Улица Грина, правда, тут есть. Была, говорят, мемориальная доска на доме, в котором предположительно родился Александр Степанович, но однажды дом загорелся синим пламенем, и вешать доску теперь уже некуда. Музея Грина в городе тоже нет, хотя в музейном деле слободчане знают толк и содержат даже дом-музей Яна Райниса — пролетарского поэта, отбывавшего в Слободском ссылку 100 лет назад. Что написал Райнис, сейчас даже на его родине, в Латвии, не каждый вспомнит. «Как нам реорганизовать Рабкрин» — это он? Нет, это вроде бы тоже Ленин.
       В городе есть детский парк имени Пушкина, но никак не Грина. Готовится к открытию культурный центр, оформленный якорями и якорными цепями. Название центру дали в честь знаменитого корабля. Думаете, «Бегущая по волнам»? Да нет же — «Аврора».
       Кстати, в областном центре Кирове о памяти Грина когда-то позаботились. Кондукторы троллейбусов и сейчас объявляют остановку: «Кинотеатр «Алые паруса». Но никакого кинотеатра тут давно нет, а в его здании удобно разместились пивной бар и ковровый центр. Хоть пиши «Бегущую по коврам».
       Проводится в областном масштабе и мероприятие, которое почему-то связывают с именем Грина, — конкурс авторской песни, который называется «Гринландия». В этом году на «Гринландию» съехались около 30 тысяч человек с гитарами и без. Было весело, но в музыкальных паузах милиции пришлось составить пятнадцать протоколов о мелком хулиганстве и возбудить два уголовных дела по поводу краж вещей из палаток.
       Не обошлось и без групповых драк. Одни романтики, напевая «Возьмемся за руки, друзья!», пошли на других, затянувших в ответ: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!».
       
       «Белки» в колесе
       В России, где селедка — и та под шубой, к мехам неравнодушны все. Поэтому вряд ли кто-нибудь станет возражать против перечисления видов мехового сырья, с которым в Слободском работает здешняя фабрика «Белка». Итак, это белка, лисица, заяц, енот, песец, сурок, норка, волк, горностай, кролик, хорь, крот…
       Если же кто-то не выдержит перечисления и изящно пошутит насчет амбарной крысы, то неожиданно выяснится, что и из нее тут порой шьют шубы модного покроя.
       Словом, не зря в свое время прославленной советской фабрике «Белка» дали орден Ленина (жалко, что Ленин на том ордене не в меховой шапке). Слободские меха блистали в стране и за рубежом, и все было хорошо, но… «Когда по всей России началось брожение, коснулось оно и нашей фабрики…». Извините, эта цитата из другого времени. Эти слова написал около 90 лет назад основатель фабрики Фрол Лесников. Фабрикант, конечно, не ведал, что брожение в России время от времени будет повторяться и «Белка» вновь окажется в рыночном колесе — сильно потрепанная, но вполне еще жизнеспособная.
       Говоря о «Белке», просьба не путать предприятия. Ведь в Слободском спичечная фабрика тоже почему-то называется «Белкой». Ее официальное название — ЗАО «Белка-Фаворит». Спичечная «Белка» крутится в том же колесе, что и меховая. Стараясь приспособиться к рынку, выпускает не только «каминные» спички, но даже и «спецназовские» (до «омоновских» и «рубоповских» руки еще не дошли).
       Настроение здешним спичкоделам портят конкуренты из Белоруссии. Дело в том, что братская страна любезно рассчитывается с Россией спичками за газ и электроэнергию. Гомельская и борисовская продукция идет к нам по демпинговым ценам, что радует покупателей, норовящих сэкономить на спичках.
       
       Тетка с фикусом
       Всякий, кто хоть раз посетил город Слободской, будет знать его как облупленный. Или обшарпанный. Кажется, не найдется в мире столько краски, чтобы покрасить все здешние дома и заборы, нуждающиеся в этом уже 500 лет. Впрочем, 500 лет городу исполнится в 2005-м, и некоторое время для приведения его в порядок еще есть. А денег, разумеется, нет.
       Бюджет города практически бездотационный, но о здешних финансах можно судить хотя бы по городской футбольной команде «Труд». Игрокам срочно нужны пять пар бутсов, иначе полкоманды выбежит на следующий матч босиком. Скорее всего, так оно и будет, поскольку из 200 тысяч рублей, которые городская Дума еще весной просила у мэрии для команды, удалось наскрести только 18. Можно сказать, на резинку для футбольных трусов.
       Бедность — не порок, а привычное наше состояние. Бедность — не повод для вятича покидать родные края. На заработки отсюда отправляются многие, а насовсем, да еще за границу — мало кто. Есть предположение, что до 2005 года из Слободского не уедет никто. И не потому, что в 2005-м будет юбилей, а потому, что на Вятке, оказывается, действует программа «Патриотическое воспитание граждан Кировской области на 2002 — 2005 годы». Правда, чиновники, отчитывающиеся за выполнение этой программы, все больше подчеркивают то, что в области имеется 74 военно-патриотических клуба. А между тем маршировать вдоль выкрашенных домов и заборов гораздо патриотичнее, чем вдоль прогнивших и полуразвалившихся.
       К вопросу о патриотизме. «Кировская правда» печатает с продолжением повесть «Мы — вятские», и там, в частности, высказывается недоумение, почему вятский выходец Федор Шаляпин покинул родину:
       «— А как было не уехать?
       — Да так. Не уехать, и все. Нет, братья, сейчас какие ни будут катаклизмы, мы из России ни ногой. Пусть демократы бегут, у них Брайтон-Бич, тетка с фикусом, вот к ней и валите. Мы — дома».
       Вряд ли у Путина, торгующего на Брайтон-Бич, есть тетка с фикусом, поэтому цитировать в ответном письме к нему «Кировскую правду», пожалуй, будет нетактично. Но все же надо как-то намекнуть ему: зря, мол, ты, друг Путин, отвалил. Не демократ же ты какой-нибудь, елки-моталки!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera