Сюжеты

Виктор ПРОКОПЕНКО: КОГДА-ТО КРИТИКОВАЛ САМОГО ЛОБАНОВСКОГО!

Этот материал вышел в № 59 от 14 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

КОГДА-ТО КРИТИКОВАЛ САМОГО ЛОБАНОВСКОГО! Виктор ПРОКОПЕНКО — один из самых известных тренеров премьер-лиги. Еще в чемпионате СССР он возглавлял одесский «Черноморец». Затем работал с волгоградским «Ротором» и донецким «Шахтером». Ныне во...


КОГДА-ТО КРИТИКОВАЛ САМОГО ЛОБАНОВСКОГО!
       

    
       Виктор ПРОКОПЕНКО — один из самых известных тренеров премьер-лиги. Еще в чемпионате СССР он возглавлял одесский «Черноморец». Затем работал с волгоградским «Ротором» и донецким «Шахтером». Ныне во главе московского «Динамо» он борется за «золото» чемпионата России.
       
       — Виктор Евгеньевич, как вы оцениваете шансы нашей сборной на выход в финальную часть чемпионата Европы?
       — Вообще о сборной желательно говорить с ее главным тренером. Но из того, что я видел, могу делать определенные выводы. Считаю, что по подбору игроков наша сборная достойна того, чтобы выйти из группы. Кроме того, осенью у нас будет преимущество, так как наши соперники лишь выйдут из отпуска, а российские футболисты наберут приличный ход.
       — Считаете ли вы, что неудачи национальной команды связаны с совмещением Валерием Газзаевым двух постов?
       — Знаете, когда мы выиграли первые две игры, о совмещении никто не вспоминал. А сейчас вдруг эта тема опять всплыла… Моя позиция по этому вопросу всегда была твердой: я категорически против совмещения. За это я критиковал еще Лобановского! И если у кого-то будет пять аргументов за совмещение, я назову ему в три раза больше против подобной практики.
       — Известно, что вы еще в 1974 году завоевали «бронзу» в составе «Черноморца». А на большее не замахивались, будучи игроком?
       — По тем временам для меня это был предел. Мне уже было за тридцать. Да и вспомните силу союзного чемпионата!
       — В то время тренеры по 40 минут проводили установки перед матчем. Что они так долго объясняли?
       — И больше бывало! Например, приходил на установку какой-нибудь куратор из обкома, и тренеру необходимо было показать свою квалификацию. Один наставник, не буду называть его фамилию, рассказывал, что систему 4—2—4 придумал баскетболист, и начинал экскурс в историю. Несколько раз пропотеешь, пока все выслушаешь.
       — В 85 матчах вы забили 13 голов. Для форварда не так много…
       — Но я долго выступал в первой лиге, где голы не учитывались. Моя судьба как футболиста была непростой. И в «Шахтере», и в «Черноморце», командах высшей лиги, я не всегда попадал в состав, играл отрезками. Были травмы… А потом открылась Высшая школа тренеров, и мне посоветовали пойти туда.
       — Наряду с Павлом Садыриным, Эдуардом Малофеевым и Геннадием Логофетом вы были в самом первом выпуске этой школы. Значит, должны помнить лекции Гавриила Качалина и Анатолия Тарасова.
       — Конечно. Это были уникальные личности. Все, о чем они рассказывали, я поначалу не воспринимал. А сейчас с удовольствием вспоминаю. Например, Качалин говорил: «У тренера только два направления: сделать команду чемпионом и воспитать игрока сборной. Получится — значит, состоялся как специалист». Или еще: «Тренеру надо иногда делать в работе перерывы, чтобы не умереть раньше времени». Я тогда отнесся к его словам скептически. А ведь, оказывается, он глубоко прав…
       — Вам было 37 лет, когда вы приняли одесский «Черноморец». Не страшно в таком возрасте начинать тренерскую карьеру?
       — Конечно, страшно. Но у меня выбора не было. Первый тренер заболел и уехал. Я был вторым. И нам предстоял выезд: «Динамо» (Киев), «Зенит» (Ленинград), «Динамо» (Минск). Руководители стали выбирать нового наставника, но никто не соглашался. Все боялись! Тогда вызывает меня ныне покойный человек из отдела агитации и пропаганды и спрашивает: «Видел фильм «Коммунист»?». Я отвечаю: «Видел». А он мне: «Ты сейчас должен пойти в обком и сказать, как коммунист, что возьмешь этот колхоз и выведешь в передовые!». Так я и стал главным. 0:0 в Киеве и Ленинграде сыграли…
       — В тот год вы спасли команду от вылета, а через пару лет добрались до Кубка УЕФА, где «Черноморец» в 1/32 финала обыграл бременский «Вердер». Вас тогда премировали за такой успех?
       — Да уж не вспомню… Но удовольствие от собственного результата и уважение болельщиков в то время были для нас важнее всяких премиальных.
       — А что случилось в том же 1984 году в Днепропетровске, когда вас, по сути, лишили бронзовых медалей?
       — Последний тур. Нам нужна была только победа. Оставалось полторы минуты, счет — 1:1. В ворота «Днепра» назначают штрафной. Наш защитник Игорь Соколовский забивает гол. Судья свистнул, мы начали радоваться. А рефери говорит: «Пока мяч летел в воздухе, время кончилось!». Мы гонялись за ним по всему полю минут пять и требовали секундомер показать…
       — Виктор Евгеньевич, вы пришли в 1987 году в «Ротор», вывели клуб в элиту и… вернулись в Одессу. Почему?
       — Нелогично? По живому, что называется, отрезал. Сам до сих пор не могу ответить на этот вопрос. Такого отношения к «Ротору», когда мы выходили в высшую лигу, такой атмосферы на трибунах раньше видеть не доводилось. Однако у меня в Одессе осталась семья, я немного затосковал по дому.
       — Согласны с тем, что ваш второй «волгоградский период» остается пока самым удачливым в карьере, даже если брать в расчет упущенные золотые медали в 1997 году?
       — Может быть. Хотя… Я выиграл два кубка с «Черноморцем», один — с «Шахтером». Правда, с «Шахтером» тоже были упущены золотые медали…
       — Когда вы уезжали в Донецк, у вас произошел конфликт с президентом «Ротора» Владимиром Горюновым. Одна из газет даже писала, что Горюнов пообещал отрубить ноги тем игрокам, которые последуют за Прокопенко в «Шахтер»…
       — (Эмоционально.) И прямо на следующий день к нам приехал Абрамов! У нас нормальные отношения с Горюновым. Да, он человек горячий и, может быть, немного обиделся на меня сначала. Но мы нормально общаемся до сих пор.
       — Вы уезжали из российского первенства в 1999 году. Вернулись в 2002-м. Уровень чемпионата с тех пор вырос?
       — Думаю, да. Не стало проходных игр. Если раньше все знали, сколько очков привезет с выезда «Спартак», то теперь этого нет. Но, с другой стороны, ярких команд стало меньше. Это минус.
       — До «Динамо» вы работали с провинциальными командами. Не было сомнений, когда принимали именитый, но развалившийся в последнее время клуб?
       — Давайте абстрагируемся от «Динамо». Я могу назвать только несколько профессиональных команд, где по-настоящему развита инфраструктура и где люди занимаются делом. В Украине много руководителей, в задачу которых специально входит часто менять главных тренеров, чтобы не видели их собственной никчемности. Но вообще-то нет ни одного тренера, которому бы сказали: «У тебя десять лет, спокойно работай, делай команду, приглашай молодых игроков». Тот, кто принимает «Реал» или «Барселону», тоже рискует. Любой тренер всегда рискует своей репутацией. Я, конечно, много думал, анализировал. Но запахло весной, начался футбольный сезон, и я ничего не смог с собой поделать. И ушел в команду, которая первой сделала предложение.
       — В основном составе бело-голубых обычно выходят трое российских игроков и восемь иностранцев. Это нормальная ситуация?
       — В «Арсенале» и «Челси» тоже почти нет англичан. А ведь Англия — страна, где традиции чтут так, как нигде в мире. Ну что поделаешь, если школы у нас сейчас не работают! Заработают школы — и все наладится. Вспомните, какая система подготовки была в советское время — лучшая в мире. Проводилось множество дворовых турниров. Может быть, даже плохо, что у нас не выступали игроки из-за рубежа.
       — Сегодня «Реал» скупает всех звезд, «Милан» и «Интер» пытаются не отставать. Вы не думаете, что в мировом футболе шоу начинает преобладать над игрой? Скажем, «Манчестер Юнайтед» и «Реал» сгоняли 4:3 — и болельщики обеих команд довольны…
       — Вполне допускаю такую мысль. Но если команда будет все время давать результат, то болельщикам станет не нужно шоу.
       — А что для вас важнее — игра или результат?
       — Одно без другого не бывает. Один матч, конечно, можно выиграть, что называется, коряво. Но не больше. Эти вещи идут параллельно и обе важны.
       — Вы любите цитировать Жванецкого, который утверждает, что «без денег и юмора жить можно, но неинтересно». А без чего еще вам скучно жить?
       — Если я начну все перечислять… Но точно нельзя прожить без любви, без родных и близких тебе людей, без хобби.
       — А какое, кстати, оно у вас?
       — Очень люблю бывать на природе: я ведь вырос в деревне. Люблю путешествовать. У меня цыганская натура.
       — К Москве за полтора года привыкли?
       — Москва, конечно, особый город. Но везде, где я работал, я оставил частичку своей души. И Москва в этом плане — не исключение.
       — Может быть, именно поэтому вас так любят болельщики?
       — Наверное. Ведь я стараюсь никому не отказывать. Вот, например, вчера подходит ко мне на улице человек: ты, мол, не тех игроков в состав ставишь, надо того футболиста попробовать на той-то позиции. Ну что мне, послать его надо было? Я выслушал, со всем согласился, сказал, что обязательно сделаю то, что он мне посоветовал. И мужик, довольный, ушел.
       — И кого бы вы поставили в состав, будь ваша воля?
       — В ворота — немца Оливера Кана. Из защитников мне очень нравится Алессандро Неста. Идеальное сочетание в полузащите из «Ювентуса»: Павел Недвед и Эдгар Давидс. А в нападение? Рауль, Шевченко, Роналдо.
       — Испытать свои силы за границей не мечтаете?
       — Я уже не совсем молод, чтобы загадывать. А вообще меня никогда не удручает дорога, причем в любом направлении. Хотя в данный момент все мои мысли связаны с «Динамо». Здесь, на мой взгляд, выбрано верное направление, которое может привести клуб, если, конечно, работу не прервут, к европейскому уровню. А пока не создашь такой клуб, очень трудно стать чемпионом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera