Сюжеты

ЧЕЧЕНЦЫ В ЕВРОПЕ СТАЛИ ТОВАРОМ

Этот материал вышел в № 60 от 18 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Иммиграционная мафия делает на них бизнес На информационном безрыбье, которое угнетает в августе Западную Европу вообще и Бельгию в частности, вдруг в рубриках криминальных новостей взорвалась бомба, да еще и с политическим запахом. В...


Иммиграционная мафия делает на них бизнес
       
       На информационном безрыбье, которое угнетает в августе Западную Европу вообще и Бельгию в частности, вдруг в рубриках криминальных новостей взорвалась бомба, да еще и с политическим запахом.
       В общине Борглоон провинции Лимбург местная полиция взяла след международной банды, зарабатывающей на торговле людьми (так это здесь называется). Банда эта оказалась чеченско-… словацкой и занималась ввозом в Бельгию нелегальных иммигрантов из бывшего СССР под видом чеченцев, пострадавших от войны.
       Благо понятие бельгийской глубинки не связано с большими расстояниями, и через час после выезда из Брюсселя я уже беседовал с комиссаром Вильфридом Нелиссеном в его кабинете. Он сообщил, что располагает списком людей, приехавших из бывшего СССР и получивших убежище как чеченцы. О чем он давно сигнализировал в центр, но как-то там не очень реагировали. Долговязому и худому комиссару на вид не более тридцати, и успешное доведение до суда международной банды могло бы стать его Тулоном. Торговля людьми, да еще и силами организованной группы, тянет по бельгийскому УК на десять лет. За решеткой старой тюрьмы внутри крепостной стены средневекового Тонгерена уже сидят восемь подозреваемых — четыре чеченца и столько же словаков. По словам комиссара, следствию пока еще предстоит продираться через хитросплетения этого дела, причем в международном масштабе.
       А пока налицо следующее. В ноябре прошлого года в соседней деревне Хеерс столкнулись две машины, и на место происшествия выехала полиция. Виновником оказался человек в автомобиле со словацким номером, плохо говоривший на понимаемых в Бельгии языках. Чеченец. Почему словацкий номер? Да вот, у друга машину взял. Следственная ниточка потянулась к «другу» и так далее. Из задержанных по делу 12 человек четверых отпустили из-под стражи. А в ходе обысков нашли десятки словацких государственных номерных знаков и примерно столько же комплектов фальшивых документов к ним.
       На этом месте отвлекусь и скажу то, что знают и чем активно пользуются многие небогатые иностранцы (не только иммигранты) в Бельгии. Регистрировать машину в Западной Европе невыгодно: приходится платить большие налоги и сборы. Поэтому весьма популярны номерные знаки стран Восточной Европы. Их хозяева на Западе якобы временно в гостях, но на самом деле живут постоянно.
       Словаки (как и латыши, например) специализируются на торговле своими государственными номерными знаками. Словацкий номер (даже настоящий) в несколько раз дешевле (я за свой бельгийский плачу полтысячи евро в год).
       Это одна совершенно независимая сторона дела. Вторая сторона — нелегальная иммиграция. Это тоже бизнес, индустрия. Автомобильные номера, фальшивые регистрационные свидетельства и водительские удостоверения имеют к ней отношение только в той мере, в которой незаконный иммигрант нуждается в каких-то бы ни было документах. Поэтому версия комиссара Нелиссена, связывающая эти деяния, выглядит не очень убедительно. Словацкий номер покупает не обязательно чеченец, а нелегально въезжают в Бельгию и просят убежища под видом чеченцев в основном нечеченцы.
       Сейчас в Европе чеченцем быть престижно. Его жалеют, ему легче получить статус беженца. А это уже товар. И спрос на него будет, пока идет война. Она питает бизнес. Спрос рождает предложение. Мамаша Кураж и ее дети проявляют изобретательность. Каких-нибудь узбеков, грузин, украинцев, русских, жаждущих свалить со своей исторической родины, приехавших, как обычно, по туристической визе и «потерявших» паспорт, тщательно (за деньги, конечно) обучают тому, что надо говорить в комиссариате, чтобы сойти за чеченцев. Преподают «краткий курс истории и географии Чечни». По данным комиссара, число «фальшивых чеченцев», получивших в Бельгии статус беженцев, измеряется сотнями. Правда, чтобы лишить их этого статуса, надо доказать в суде неправомерность получения. Комиссар Нелиссен готов к бою.
       Среди тысяч долларов наличности, которые его люди нашли при обысках, они обнаружили документы правозащитного центра «Мемориал». Задержанные, которые не работают и поэтому не могли объяснить законного происхождения этих денег, заявляют, что это деньги «Мемориала». Нелиссен не знает такой организации. С ней не знакомы, по его словам, и центральные бельгийские власти. Поэтому они запросили информацию у российских спецслужб. Ох уж они помогут!
       Собственно, я видел только один документ с логотипом «Мемориала». Это мандат, подписанный руководителем КП ПЦ «Мемориал» Э. Мусаевой на имя Либкан Базаевой с просьбой к властям оказывать ей содействие как сотруднице «Мемориала» в Назрани. Саму Базаеву полицейские в Бельгии никогда не видели. Вовсе не очевидна связь между ней и деньгами.
       С лидером бельгийской чеченской общины, которая попросила не называть ее настоящего имени в печати (родные в Чечне остались) и представилась как Тина, мы беседовали на ее квартире в Брюсселе. Она воздерживается что-либо говорить по существу до решения суда: чеченцы — такие же люди, и среди них могут быть преступники.
       Да, большинство тех, кто сейчас получает политическое убежище как чеченец, на самом деле не чеченцы, согласна она. Образовался бизнес продажи чеченского происхождения. Поскольку он прибылен, в него включаются все, кто хочет заработать. Землячество пишет письма бельгийским властям, указывая, кто и когда под видом чеченца получил статус беженца (следовательно, жилье, документы, деньги). В то время как настоящие чеченцы, бежавшие от войны, по два года сидят в лагерях, и им говорят, что они российские граждане, а в России войны нет и они могут репатриироваться не обязательно в Грозный или Гудермес, а, скажем, в Москву или Рязань, где их примут и обустроят. «Для чеченца, мужчины, на интервью очень трудно выговорить, что боится за свою жизнь, хотя на самом деле боится. А здесь это главный аргумент».
       У Тины трое детей, они учатся в школе и получают оценки 95 из 100. Без экзаменов пойдут в университет.
       «Мы нашли здесь место, где нас не преследуют», — говорит Тина.
       Преступный бизнес всегда будет там, где есть возможность заработать. Мало ли кто готов заплатить за путевку на Запад. Даже если у него дома не воюют, но все равно жить невмоготу.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera