Сюжеты

ТРЕБУЕТСЯ ТРОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА

Этот материал вышел в № 60 от 18 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

80 процентов россиян одобряют действия Путина. И те же 80 процентов недовольны положением дел в стране Вскоре официально стартует избирательная кампания, и тогда уже не будет никакой возможности высказаться о том, что у нас происходит с...


80 процентов россиян одобряют действия Путина. И те же 80 процентов недовольны положением дел в стране
       

     
       Вскоре официально стартует избирательная кампания, и тогда уже не будет никакой возможности высказаться о том, что у нас происходит с политикой и политиками. Любая информация о хитросплетениях борьбы за голоса, особенно касающаяся предвыборной расстановки сил, попадет под строжайший запрет.
       Немногие захотят рисковать, ибо малейшее нарушение правил (тем более если оно затронет интересы влиятельных персон) чревато для СМИ тяжелыми последствиями, вплоть до «летального исхода».
       Количество того, что будет «нельзя», многократно превысит то, что останется «можно». Так стоит ли упускать последнюю возможность в чем-то разобраться и что-то для себя решить?
       
       Ориентироваться на рейтинги — не самое надежное дело. В чем-то это объективные показатели (если, конечно, объективно подходить к их определению), но все-таки небесспорные. Они зависят от конкретной ситуации, которая была накануне того или иного опроса. Например, разоблачили «оборотней в погонах» — доверие к Б. Грызлову и его «Единой России» сразу же возросло. Случился теракт в Моздоке, после которого министра, будто взрывной волной, смело с телеэкранов, — рейтинг пополз вниз.
       Подобные колебания наблюдаются у всех и всюду. И говорят об одном: когда у партий и у политиков нет четкой позиции, не подверженной сиюминутной конъюнктуре, избиратель руководствуется настроениями, а они всегда случайны и переменчивы. Поэтому важен не сам по себе чей-то рейтинг, а то, что за ним стоит, что определяет изменение общественных настроений и ожиданий. Если с этих позиций подойти к анализу данных, полученных самыми разными службами, то все можно свести к одному: политические предпочтения россиян, которые долго пребывали в состоянии восторженного оцепенения, в последние полгода стали понемногу меняться.
       Безоговорочная вера в лидера, в его команду, в его партию дурманит общество и делает его податливым. Но в этом состоянии оно не может пребывать бесконечно долго. Рано или поздно наступает отрезвление. То, что происходит в России сейчас, — первые его признаки. И о том, что они обязательно появятся, в Кремле должны были задуматься еще пару лет назад, когда, согласно опросам, почти 80 процентов россиян заявили, что одобряют действия президента Путина, и те же 80 процентов — что недовольны положением дел в стране.
       Это такой же абсурд, как если бы посетители столовой сказали, что им нравится шеф-повар, но они недовольны тем, как их тут кормят. Неужели на подобном абсурде кто-то и впрямь хотел выстроить свою предвыборную стратегию?
       К лету стало чувствоваться, что стратегия власти переживает кризис. Прежде всего не оправдалась ставка на несокрушимость авторитета лидера. По данным многих источников, слова и поступки президента сегодня уже не вызывают безусловное одобрение и положительные эмоции, как это было еще год назад, и все чаще рождают скепсис и даже раздражение. В обществе появились первые признаки усталости от образа, придуманного, чтобы подчеркнуть позитивность перемен, происшедших за Кремлевской стеной после Ельцина.
       В какой-то мере это связано с тем, что людей заставили слишком уж долго — четыре года! — ждать обещанного. А когда пару месяцев назад, почувствовав приближение выборов, власть бросилась «наводить порядок в стране», многие восприняли это уже не так, как рассчитывали в Кремле. Тяжба с олигархами, разоблачение «оборотней», скоропалительные выборы в Чечне — все это в нынешней ситуации рассматривается как стремление получше «распиарить» президента и его команду.
       Надо сказать, проект «Команда Путина» тоже оказался невыполнимым. Наспех созданная пирамида исполнительной власти подтачивается подковерными интригами и видимыми конфликтами, возникающими между противоборствующими группировками.
       Сложилась парадоксальная ситуация: согласно некоторым опросам, немногие россияне верят, что критики президента (например, коммунисты или яблочники), борясь за власть, способны устроить в стране какую-нибудь заваруху. Но почти треть — чудовищный процент! — допускают, что на это вполне могут пойти те, кто отвоевывает себе место «подле трона».
       Желание как можно быстрее превратить «Единую Россию» в самую массовую партию превратило «коалицию в поддержку Путина» в весьма конфликтный конгломерат интересов, а сам Кремль — в силу, постоянно что-то улаживающую в стане своих соратников. Если не выдавать желаемое за действительное, надо признать: хотя все и заявляют о том, что работают на долговременную стратегию президента, на самом деле никто этим не занимается.
       Силовики увлечены проталкиванием своих людей к лакомым кускам собственности и бурным финансовым потокам. «Старокремлевская» бюрократия увлеченно интригует против «новокремлевской», которая, в свою очередь, стремится ослабить вошедших в раж силовиков. Что касается функционеров из многочисленных «партий власти», то все они на данный момент заняты исключительно собственным проталкиванием в Думу.
       Когда несколько месяцев назад КПРФ и «ЯБЛОКО» инициировали вотум недоверия правительству М. Касьянова, многие, понимая бесперспективность их усилий, посчитали акцию обычным пиаром. Сейчас, когда избирательная кампания мало-помалу набирает обороты, становится понятной цель: вотум заставил «партии власти» (особенно «Единую Россию») перейти от безвредной для правительства критики к принципиальной защите его. И это не просто подпортило их имидж. Это сделало их предвыборные кампании абсолютно «безвкусными».
       Они не могут что-либо критиковать в политике президента, потому что без его образа на партийных знаменах ровным счетом ничего не значат. Но теперь не могут критиковать и правительство, потому что совсем недавно сами с боем его отстояли. «Партии власти» стали силой, принципиально не сомневающейся в правильности курса, которым Кремль вел страну последние четыре года. Им не остается ничего, кроме как театрально посюсюкать по поводу того, какой сильной и единой должна быть Россия, да намекнуть на идейное родство Грызлова с Пушкиным и Столыпиным. Когда Народная партия призывает поставить власть под контроль народа, это вызывает улыбку: как можно контролировать тех, кто тебе покровительствует и даже ссужает деньгами?
       Ставка Кремля на политическую неустойчивость КПРФ тоже не оправдалась. Ее рейтинговые показатели стабильны и, по данным разных служб, «пляшут» вокруг 30 процентов. В любом случае это выше, чем у «Единой России», в которую вложены беспрецедентные по размеру административные и финансовые ресурсы. В свое время ничего подобного не было ни у черномырдинского «Дома», ни тем более у гайдаровского «Выбора».
       Если оценивать декабрьскую ситуацию по сегодняшним возможностям, коммунисты вполне могут вернуть себе контроль над Думой. По большому счету, для серьезной победы им не хватает малости — лидера, адекватного нынешним политическим реалиям.
       Г. Зюганов — опытный партаппаратчик, без труда подавляющий любой внутрипартийный мятеж (можно вспомнить, как легко были нейтрализованы влиятельные Г. Селезнев и Г. Семигин). Но он — далеко не новинка политической моды. Как это ни покажется парадоксальным, но КПРФ, если она на самом деле хочет чего-то добиться, должна найти в своих рядах и «раскрутить» того, кто по всем данным (возраст, физическое состояние, близость к спецслужбам, умелое использование русского уличного фольклора, владение иностранными языками и прочее) был бы похож на Путина. Если это не будет сделано и в 2004 году вперед опять выдвинут утомившего избирателей Геннадия Андреевича, компартия не получит ничего, кроме информационного повода поговорить о своей роли в российской истории.
       Политическое «клонирование» Путина — единственная возможность отобрать у него хоть какие-то голоса. Удивительно, что никто об этом еще не догадался! Если бы Зюганов на самом деле желал покончить с ненавистным «антинародным режимом», ему следовало бы не конфликтовать понапрасну с Глазьевым, а попытаться, используя партийные ресурсы и собственное влияние, сделать из него еще одного Путина. И не потому, что тот любим всем народом. А потому, что в нынешней ситуации единственное, что имеет смысл, — убедить людей, что нынешний хозяин Кремля отнюдь не безальтернативен. Нравится кому-то или нет, но «фактор Глазьева» — это уже политическая реальность. Как ее с выгодой для себя мог бы использовать Зюганов? Сохранить «коммуниста новой генерации» в партийных рядах и двинуть его против Путина.
       А что выгодно Путину? «Развести» Глазьева с КПРФ и двинуть на Зюганова. Последние события позволяют предположить: Путин понимает, в чем его выгода, а Зюганов — нет. В любом случае интрига с рождением очередной «широкой коалиции патриотических сил» будет иметь продолжение. И от того, каким оно станет, зависит не только будущий расклад сил в Думе.
       Как бы то ни было, а снизить избирательную потенцию коммунистов никакими альтернативными доктринами не удастся. Способ один — создать «партии-дублеры». Голосующие массы должны запутаться в тех, кто «за народ». Наверное, оттого (и эти сведения подтверждают многие социологи) любые замеры популярности, касающиеся так называемых малых кремлевских партий, рождают у власти и обслуживающих ее политтехнологов наибольшее раздражение. Причина не в том, что на их создание ушло много сил и средств (кто у нас с этим считается?). Нельзя допустить, чтобы оппозиционный и критически настроенный в отношении Кремля избиратель разглядел в этих партиях погремушку, с помощью которой его отпугивают от коммунистического лагеря. По оценке многих специалистов, социология мешает решать эту задачу. Например, в июне ВЦИОМ зафиксировал, что Народную партию Г. Райкова (самый затратный политический проект последних лет) готовы поддержать всего лишь два процента избирателей. Это намного меньше, чем у «ЯБЛОКА», СПС, ЛДПР и даже у совсем молодой Партии возрождения Г. Селезнева. Конечно, с помощью дополнительных политинвестиций ситуацию как-то поправят (уже поправляют: многие заметили, что райковская партия доминирует на рекламном рынке), но, видимо, сделан и другой вывод — негосударственная социология практически полностью исключена из избирательного процесса. Теперь будем узнавать только то, что не нарушает благостной картины «всенародной поддержки».
       Месяца два назад по журналистской Москве поползли слухи, что некоторые столичные газеты хотели опубликовать последние данные российских и зарубежных социологических служб, касающиеся расстановки политических сил в России и общественного доверия к их лидерам, но после грозных «указуль» из Кремля вынуждены были отказаться от этой затеи. Конечно, никто из редакторов сегодня эту информацию не подтвердит, поэтому ее можно воспринимать как угодно. Но то, что недавно произошло с тем же ВЦИОМом, косвенно подтверждает правдивость подобных рассказов. По всей видимости, эта (до недавнего времени государственная) социологическая служба уж слишком буквально восприняла пожелания «научности и объективности результатов». Например, взяла да и сообщила, что рейтинг доверия к президенту за период с марта по май снизился на целых 6 пунктов (затем, правда, чуть поднялся, но так и не достиг начальных значений). А еще — что «Единая Россия» никак не тянет на лидера.
       Между действительным и желаемым возникло очевидное несоответствие: в канун выборов власть хотела иметь ошеломляющие результаты всенародной любви, а наука фиксировала «неустойчивую динамику общественной поддержки». Конечно, это всего лишь ложка дегтя, но зачем она, тем более в сезон «больших выборов»? ВЦИОМ быстренько акционировали и во главе уже «негосударственной» службы поставили представителей Минтруда, Минимущества и администрации президента. Разумеется, теперь ни о какой политической ангажированности и речи быть не может! Отныне все будет строго научно и объективно.
       Исключение из избирательного процесса любых замеров общественной популярности и доверия не делает его чище. Напротив, возможность манипуляций и мистификаций лишь повышается: любой «никто» может представить себя кем угодно. Кто, к примеру, знает, за какие политические цели борется Партия жизни? Никто. Если судить по бессловесному ролику, в котором на фоне названия мироновской партии показывается сочная и спелая клубничка, — за интересы отечественных садоводов. А может — поди разберись! — любителей светских сплетен. Что касается самого лидера, он, судя по некоторым поступкам и заявлениям, никак не адаптируется к высоте, на которую его занесло. Все время преподносит что-то очень потешное: то проталкивает идею строительства резиденции Деда Мороза, то поднимает массы на спасение исчезающего выхухоля, то доказывает, как важно иметь свой Давос.
       А недавно, совершая поездку по стране, С. Миронов порадовал граждан новой придумкой: мол, надо бы сделать так, чтобы в наших СМИ была информация только радостная и зовущая к созиданию. А после, оказавшись уже на Дальнем Востоке, заскочил на денек в Биробиджан, чтобы встретиться с представителями еврейского духовенства и еврейской интеллигенции. Надо сказать, неожиданный ход: уж если где в России евреев меньше всего, так это в Еврейской области. Их там, как тигров в Уссурийской тайге, — наперечет! В общем, не туда спикер заехал.
       Многие социологи отметили, что в последнее время рейтинг В. Жириновского и его партии вопреки ожиданиям испытывал странные колебания — то вверх, то вниз. Но в результате этой «пляски» общественных настроений ЛДПР стала лидировать среди партий «второго эшелона», чего уж никто от нее не ожидал. В чем же дело?
       Как ни странно, не в каких-то новых партийных придумках и не в политической соблазнительности самого Владимира Вольфовича. Очередная волна терроризма дала импульс ксенофобским настроениям среди определенной части избирателей, а из всех участников будущих выборов им более всего по политической эстетике соответствуют ЛДПР и ее лидер. По этой причине в начале лета рейтинг доверия к Жириновскому скакнул вверх и практически приблизился к рейтингу лидеров «Единой России» и КПРФ. Это, как ни крути, симптом неблагополучия государства и нездоровья общества.
       Предстоящие выборы в Думу рискуют стать не только самыми бесцветными и скучными за всю постсоветскую историю, но и самыми беспредметными. Зачастую избирателю придется голосовать втемную — толком не зная за что. Кандидаты станут чем-то вроде йогуртов, о которых в рекламе сообщают весьма «конкретную» информацию, — что не все они одинаково полезны. Так будет и на выборах: «Поверьте, не все партии одинаково полезны!». Только это уже никого не шокирует.
       Удивительно, но в нынешней России совсем немного людей, которые связывают с голосованием свои надежды на перемены к лучшему. Удивительная цифра: тех россиян, кто считает, что результаты выборов определяются отнюдь не на самих выборах, сегодня чуть ли не в полтора раза больше, чем было четыре года назад. Пугающий итог. Хотя, если разобраться, ничего неожиданного в нем нет. Так происходит всюду, где власть желает для себя одного — стабильности. А для народа — веры, что ее стабильность ему во благо. Это где-то демократия обслуживает гражданское общество, у нас — правящие элиты.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera