Сюжеты

ВЛАСТЬ РАССМАТРИВАЕТ НАС В НАГРУЗКУ К СЕБЕ

Этот материал вышел в № 60 от 18 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В редакцию поступил официальный ответ из Генеральной прокуратуры (04.08.2003 № 27\1-33с-2001) на материал «Власть воспринимает нас в нагрузку к себе», опубликованный в № 31 от 5 мая этого года: «Генеральной прокуратурой Российской...


       
       В редакцию поступил официальный ответ из Генеральной прокуратуры (04.08.2003 № 27\1-33с-2001) на материал «Власть воспринимает нас в нагрузку к себе», опубликованный в № 31 от 5 мая этого года:
      
       «Генеральной прокуратурой Российской Федерации проведена проверка доводов, изложенных в статье «Власть воспринимает нас в нагрузку к себе»… В ходе проведенной проверки указанные доводы не нашли своего подтверждения. Изложенная информация о ряде общеизвестных событий и преступлений, получивших значительный общественный резонанс в стране, своевременно проверялась правоохранительными органами Российской Федерации как в процессе расследования соответствующих уголовных дел, так и в порядке ст.109 УПК РСФСР.
       При этом данных об организации должностными лицами органов ФСБ РФ, равно как и иных органов государственной власти, преступлений, упоминаемых в публикации, либо о причастности к ним, получено не было.
       Старший помощник Генерального прокурора
       Российской Федерации В. А. Титов».
       
       Вы что-нибудь поняли из этой типичной отписки? Ну хотя бы о чем речь? Думаю, нет. И я бы ничего не поняла, если бы не сама писала ту самую заметку, от которой пожелала отпихнуться организация под названием «Генпрокуратура» (ГП) сочинением невразумительного текста на пол-листочка через три месяца после ее опубликования.
       Поэтому напомню историю. 28 апреля наша газета поместила материал «Кто остается живым» — хронику чудовищной подлости некоего Ханпаша Теркибаева, жителя чеченского селения Мескер-Юрт, который имел прямое отношение к захвату террористами более чем восьмисот заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве (23—26 октября 2002 г.), работал с террористами под прикрытием спецслужб и смог уцелеть. Высказывания этого человека, приведенные в нашей газете, убеждали в том, о чем и без того много говорили (и говорят): теракт был подконтролен спецслужбам, они «вели» отряд Бараева по Москве, и, значит, им же была подконтрольна и развязка — смерть 129 заложников.
       Естественно, 28 апреля мы обратились к Генеральному прокурору с вопросами, принципиальными, на наш взгляд, для всего общества и дальнейшего функционирования госмашины: 1. Почему Теркибаев не допрошен? (по делу «Норд-Оста». — А.П.) 2. Кому (в спецслужбах. — А.П.) Теркибаев докладывал информацию? И кто ее скрыл? 3. По чьей инициативе выданы Теркибаеву документы прикрытия (на момент публикации он обладал удостоверением администрации президента РФ и специального корреспондента «Российской газеты». — А.П.)?
       Генпрокурор промолчал. Кремль также. И 5 мая была опубликована еще одна статья — «Власть воспринимает нас в нагрузку к себе». О том, что, набрав в рот воды, власть ведет себя совершенно неприлично, поскольку лишь усиливает убежденность в том, что провокатор Теркибаев не лгал. Естественно, мы повторили все те же вопросы Генпрокурору, добавив еще кое-что: 1. Какие спецслужбы изнутри — через агентов, внедренных в отряд террористов, контролировали захват заложников? 2. Освобождены ли провокаторы, помогавшие осуществлять такой контроль, от уголовной ответственности? 3. На каком основании? 4. Располагает ли Генпрокуратура сведениями о причинах уничтожения всех не подконтрольных спецслужбам террористов?
       Вопросы, как видите, актуальны до сих пор. Точнее, еще актуальнее — теракты продолжаются все десять месяцев после «Норд-Оста», уносят жизни сотен людей, но никаких внятных расследований опять нет и, значит, снова создается омерзительное ощущение, что все мы — подопытные кролики договорившихся между собой главарей террористов и наших спецслужб. Но ни на один наш вопрос — а все они принципиальные — генпрокурор ответа так и не дал…
       Так что, отписка В.Титова совершенно не устраивает газету. И не может устроить никого, кто хочет жить. Как и страусиная позиция Генпрокуратуры, превратившейся в отписочный орган, работающий лишь по кремлевским заказам, а все, что за их пределами, отвергающий, — потому что это не имеет никакого смысла для общества, которое должно знать правду. Хотя бы потому, что оплачивает услуги и Титова, и его патрона Устинова, и ФСБ, чей командир никак не уйдет в отставку, несмотря на проделанную работу, и ГРУ, и Путина, и иже с ними, принимавших решение о применении газа-убийцы на фоне подконтрольного, а значит, возможного к разрешению мирным путем, теракта.
       Под занавес — о некоторых деталях текста, подписанного старпомом Титовым. Как в ГП, собственно, «получали» те самые «данные об организации должностными лицами органов ФСБ РФ, равно как и иных органов государственной власти, преступлений, упоминаемых в публикации, либо о причастности к ним»? И каким образом «своевременно проверялась» «изложенная информация»?
       Итак, прошло где-то месяца два после этих публикаций — и тут в редакцию пришел человек, представившийся сотрудником той специальной группы при городской московской прокуратуре, которая расследует дело «Норд-Оста». Естественно, при ближайшем рассмотрении он оказался бойцом невидимого фронта — следователем ФСБ, и, конечно, мне известна его фамилия, но она тут ни к чему, неважна; его появление и поведение — показатель, КАК все это происходило, проверка и расследование.
       Боец очень спешил. Сказал, что у него 15—20 минут на все про все. Что надо быть краткой. Что дело в принципе уже закрывается, а тут, мол, «эта информация», она не очень сейчас к месту, и вообще ничего подобного у них по делу не проходило, и поэтому лучше не надо… Боец задал несколько формальных вопросов. Никакими деталями не интересовался, в протокол их не включал, мотивируя незначительностью. Спрашивал, в какой стране находится Страсбург, куда по поручению администрации президента Путина Теркибаев возил членов масхадовского чеченского парламента в апреле. Уверял, что Баку — это в Грузии, потому что он по телевизору слышал, что именно грузины прячут чеченских боевиков, и, значит, если Теркибаева видели в Баку, то, значит, Баку — Грузия… В общем, смешно. Если бы не трагический контекст, ради которого мы встретились.
       Всерьез же заинтересовало бойца только одно: что после публикации в нашей газете Басаев угрожал расправиться с Теркибаевым как с предателем. Вот это было запротоколировано, как требует УПК.
       Так зачем приходил этот сотрудник ФСБ? Чтобы найти способ вывести агента из-под удара и организовать его защиту от Басаева. Никакого другого впечатления следователь, пришедший снять допрос, не оставил. Увы.
       При этом никакого другого следователя, интересующегося еще чем-то, так и не обозначилось на наших горизонтах вплоть до сегодняшнего числа. Вскоре же объявили о закрытии дела «Норд-Оста» за отсутствием живых членов отряда террористов и роспуске группы расследования.
       Мой мозг, наверное, безнадежно устарел, он не успевает за современным течением и поэтому продолжает воспроизводить стереотипы, что Генпрокуратура — это такая организация, которая стоит на страже законов. Мой мозг никак не желает смириться, что наша Генпрокуратура — лишь вертухай при интересах властной верхушки, то бишь ограниченной группы лиц, случайно вскарабкавшейся на вертикаль от всяких ненужных этой группе и неожиданных новостей.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera