Сюжеты

ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНТСТВО АКТЕРОВ

Этот материал вышел в № 60 от 18 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А, может быть, все-таки «место актера — в буфете»? Это было дело из разряда тех, про которые следователи обычно говорят: «висяк». Прямых улик, чтобы доказать вину преступника, практически не было. К тому же дело было из категории «мокрых»....


А, может быть, все-таки «место актера — в буфете»?
       
       Это было дело из разряда тех, про которые следователи обычно говорят: «висяк». Прямых улик, чтобы доказать вину преступника, практически не было. К тому же дело было из категории «мокрых». Жертвами преступника стали — ни много ни мало — жители целого подъезда…
       
       …В то время как агент национальной безопасности Алексей Николаев распутывал дело о краже секретных документов, отстреливался, спасаясь от погони и едва не стал жертвой взрыва в фильме «Клуб Алиса» на НТВ, на ТНТ исполнитель роли Николаева актер Михаил Пореченков с блеском раскрыл запутанное «мокрое дело» в ток-шоу «Запретная зона». И всего лишь при помощи видеокамер наружного наблюдения. Но преступником оказался не маньяк. То был интеллигентный мужчина лет пятидесяти. Состав преступления был в том, что он ежедневно отправлял естественную нужду в лифте своего подъезда. По этому поводу Пореченков радовался, как дитя.
       Актеры кино часто используют телевидение в целях саморекламы. Это мировая практика. И в этом нет ничего зазорного. Однако то, что стало происходить в последнее время на нашем телевидении, вряд ли имеет аналог в какой-либо другой стране. Сразу четыре киноактера начали вести телевизионные ток-шоу.
       Все началось с капитана Лесникова, бесстрашного муровца из сериала «Каменская». Капитан Лесников, в миру Дмитрий Нагиев, стал ведущим программы «Окна», а затем и «Бремя денег» на ТНТ. Да так удачно это дело у него пошло, что показывают его теперь по три раза в день, а в субботу и в воскресенье у него по часу эфира. Произведя расчеты, можно вывести нехитрую статистику: российский телезритель имеет возможность видеть Дмитрия Нагиева двадцать три часа в неделю. Удивительно, что с такой частотой появления на телеэкране он, по данным опросов Института Гэллапа, всего лишь замыкает десятку самых популярных передач подобного жанра (см. данные за 14—20 июля).
       Про «Окна» и «Бремя денег» все, кажется, давно понятно. Вопрос остается разве что один: что за драмкружки поставляют с такой завидной регулярностью «героев» для его передач да что за странный сценарист сочиняет для «Бремени денег» столь «мармеладно»-фантастические истории? Я возьму только программу от 10 августа. Там девушке дали 30 тысяч рублей на операцию для ее любимого — для устранения у него черепно-мозговой травмы. Чтобы в этой истории разобраться, совсем не надо быть нейрохирургом. Достаточно взять любой медицинский справочник, который разъяснит вам, что сама черепно-мозговая травма (сотрясение мозга) операции не требует. А вот гематома головного мозга, о которой мельком обмолвилась просительница, то есть кровоизлияние в мягкие ткани головного мозга в результате их сдавления или ушиба с последующим некрозом тканей, требует немедленной трепанации черепа. И в этом случае счет у врачей идет не на дни, а на часы, минуты, секунды.
       Деньги за трепанацию черепа хирурги не берут никогда: случай не тот, да и торговаться в такой ситуации — значит, приближать вероятность летального исхода для больного, за что врачей, как известно, по головке не погладят. Да и результат операции этой не всегда бывает предсказуем. И даже опытные нейрохирурги никаких гарантий в этом случае не дают. Так при чем же тут деньги?
       Еще запомнился «вставной» персонаж из той же программы. Со слезами передачу «Бремя денег» в лице Нагиева благодарила за матпомощь (я цитирую дословно) «ленинградская блокадница из Чернобыля, у которой дом сгорел, только одна тарелка осталась». И вспомнились тут слова незабвенного Константина Сергеевича Станиславского: «Не верю!».
       
       На том же ТНТ в том же объеме (23 часа в неделю) появляется, движимый потным валом вдохновения, певец Басков, который руководит строительством дачи в ближнем Подмосковье. Вместе с ним строят дом девять семейных пар, одна из которых и получит в результате заветное жилище по итогам хитроумного конкурса.
       Сценарий для Баскова написан практически по Ильфу и Петрову. Помните? «Подымаюсь по стропилам, ветер шумит в уши. Подхожу. Ни единого ветерка. Стропила не шелохнутся. Спрашиваю: «Как выполняются задания?». Некрасивое лицо строителя оживляется. Он пожимает руку и говорит: «Семьдесят процентов задания уже выполнено».
       На самом деле за судьбу драматического тенора Баскова я теперь спокойна. Это ничего, что он ходит сейчас по стройке чужой самому себе. Если у него, не дай бог, пропадет голос, он сможет стать, например, слесарем или плотником, а там, глядишь, и до прораба дорастет.
       Почему-то неожиданно пришло в голову: а согласились бы Пласидо Доминго или Лучано Паваротти прилюдно пилить дрова, класть шифер и забивать гвозди, а потом мучить этим зрелищем 23 часа в неделю многомиллионную аудиторию, вместо того чтобы радовать ее своим вокалом? Думаю, что звезды мировой сцены в лучшем случае приняли бы подобное предложение за шутку. А в целом, насмотревшись этой истории про дом, я вдруг открыла для себя, что Басков, судя по эфиру, — простой, незатейливый и милый парень, каких много. Такой вот имидж создало ему ТВ. Точнее, он сам себе его создал.
       Справедливости ради все же хочу отметить, что, по данным Института Гэллапа, Басков со своим «Домом» держит стабильное седьмое место. Хотя частота его появления на экране, по мнению социологов, должна была привести к более высокому рейтингу.
       
       Идея программы о частном детективном телеагентстве с актером Михаилом Пореченковым в роли ведущего ток-шоу «Запретная зона» в целом интересна. И, я думаю, программа эта имела бы действительно большой успех, если бы не «синдром Нагиева» — «подсадки» в студии. В программе про «мокрое подъездное дело» Пореченков три раза показал кадры скрытой камеры, запечатлевшей справляющего малую нужду мужчину. («Неподсадок» подал бы в подобном случае в суд за нанесение морального ущерба.) Затем Пореченков начал ликовать и резвиться, подобно школьнику, подглядывавшему в замочную скважину раздевалки для девочек перед уроком физкультуры.
       С выражением улыбчивого душегуба на лице провел теледетектив и программу про безработного мужчину, торгующего своей спермой. Мало того что сам процесс ее сбора показал (видеокамеры установили в ванной комнате), а потом еще и все пикантные подробности у донора досконально выяснил. Кстати, и в этом случае «неподсадок» непременно засудил бы Пореченкова за вторжение в личную жизнь. А сколько ведущий дал комментариев! Больше, чем во всех предыдущих передачах.
       В целом жаль, что «Запретная зона» буквально на глазах превращается в телевизионную версию некоего гибрида «МК» и «Плейбоя». И не факт, что, глядя, как агент национальной безопасности Николаев ведет серьезное расследование, я не вспомню о его детском ликовании по поводу осквернителя лифтов и донорства спермы.
       
       Актрису Елену Яковлеву, ставшую особо популярной благодаря главной роли в сериале «Каменская», я запомнила на последней церемонии «ТЭФИ».
       Вручая награду, она волновалась, запиналась, путала слова и ударения. У нее дрожали руки, это было очень заметно. И подумалось тогда, что телевидение и кино — это совершенно разные вещи. Если в кино можно сделать несчетное количество дублей, чтобы добиться желаемого результата, то на телевидении, в прямом эфире, — все по-другому. Оно, телевидение, не прощает несобранности, оговорок и запинок. И профессия телеведущего прямого эфира сродни дару Божьему. Этому не научишь, как не научишь, например, слуху, обаянию или смелости.
       Вот смотрела я ток-шоу с Еленой Яковлевой «Что хочет женщина» в прошлый вторник и видела перед собой прежде всего совершенно не подготовленную к программе ведущую, не «владеющую» аудиторией в студии; ведущую, которую «забили» эрудицией, жизненным опытом и энергией приглашенные на программу адвокат, психолог и актер. За всю передачу ведущая Е. Яковлева не сделала ни одного обобщения, не «зацепила» ни одного собеседника, ни с кем не вступила в полемику, а по большей части вспоминала отрывки из анекдотов и беспомощно вопрошала: «Что же делать?».
       Добавлю, что в рейтингах Института Гэллапа ведущая Е. Яковлева со своей программой не фигурирует.
       
       Один рабочий из программы «Борьба за дом», вконец выведенный из себя неумением окружающих его людей вообще что-либо мастерить, сказал золотые слова. И, главное, очень искренне это у него получилось: «Да когда тут, в конце концов, каждый будет заниматься своим делом?». Ради одной только этой фразы и стоило, по-моему, выпускать в эфир всю эту программу.
       Но в целом, коль скоро необходимость перемен в «артистических» ток-шоу явно назрела, предлагаю следующий вариант: назначить Баскова прорабом и поручить ему создание «Союза интеллигентных тружеников». Нагиева сделать спонсором строительства, чтобы не мучило «бремя денег», и одновременно исповедником семейных пар, строящих дом. Михаила Пореченкова — обязать следить за всем происходящим, отлавливая тунеядцев и фиксируя «клубничку» при помощи скрытой камеры. А Елена Яковлева пусть подгоняет мужчин своим любимым вопросом: «Что же нам делать?».
       И последнее. Уважаемые господа актеры: телеведущие — прорабы — сыщики! Если вы еще наивно полагаете, что это вы используете телевидение для своей «раскрутки» и рекламы, то должна вас разочаровать. Это телевидение использует вас. Причем не самым приятным способом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera