Сюжеты

ГЛАВКОМ КУРОЕДОВ ОПЯТЬ НЕ В КУРСЕ

Этот материал вышел в № 61 от 21 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Несмотря на то что «лодка утонула», пока еще живы носители памяти о ней и о погибших на ней. И, пока они живы, покоя некоторым российским флотоводцам не видать 12 августа с.г., в третью годовщину гибели атомной подводной лодки (АПЛ)...


Несмотря на то что «лодка утонула», пока еще живы носители памяти о ней и о погибших на ней. И, пока они живы, покоя некоторым российским флотоводцам не видать
       
       12 августа с.г., в третью годовщину гибели атомной подводной лодки (АПЛ) «Курск», Московский городской суд принял решение рассмотреть жалобу представителей экологического правозащитного центра «Беллона» (Санкт-Петербург) на отказ главнокомандующего ВМФ России Владимира Куроедова предоставить информацию об авариях на АПЛ, произошедших в разные годы в СССР.
       А началось все с того, что 18 июля 2002 года «Беллона» обратилась к министру обороны РФ Сергею Иванову с письмом, в котором, в частности, сказано: «По имеющимся у нас данным, полученным из различных открытых источников, на атомных подводных лодках с тактическими номерами К-19, К-387, ТАК КАК-208, К-279, К-447, К-508, К-209, К-210, К-216, К-316, К-462, К-38, К-37, К-371, К-367 в период с 1961 по 1985 годы имели место аварии (поломки) ядерных энергетических установок. Известно, что в результате этих аварий пострадали люди и произошли радиоактивные выбросы в окружающую среду». Далее экологи аргументировали свою просьбу рассекретить данные об авариях ссылками на российские законы: статью 10 закона «Об информации, информатизации и защите информации» и статью 7 закона «О государственной тайне», в соответствии с которыми не подлежат засекречиванию сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях.
       Особо следует отметить, что «Беллона» просила рассекретить сведения в том объеме, в котором ВМФ России уже рассекречивал свои сведения, например, в случае с «Курском».
       Вместо Иванова экологам ответил главком ВМФ Куроедов (относительно оперативно — 21 ноября 2002 года). Куроедов написал, что «командованию ВМФ не известно, из каких открытых источников получена информация об авариях на АПЛ». Далее адмирал признал аварию лишь на К-19, сообщив, что «к пострадавшим… отнесен весь личный состав корабля, находившийся на борту во время аварии. В связи с тем, что эти военнослужащие давно уволены в запас, персональными данными по ним ВМФ не располагает, и кроме того, данные сведения составляют врачебную тайну…».
       В конце своего послания неразумным экологам просвещенный адмирал сообщает, что «в настоящее время в Российской Федерации приняты и действуют Законы, постановления Правительства РФ, направленные на социальную защиту граждан, как принимавших участие в ликвидации радиационных аварий, так и просто работавших или проживающих в условиях воздействия на организм радиации».
       Тому, что главком ВМФ не знает о существовании открытых источников информации, можно при желании поверить: помощники бестолковые, времени на беллетристику нет — мало ли что мешает быть в курсе реальных событий на флоте. Лично меня больше всего умилила забота главкома о соблюдении «врачебной» тайны. Мне неоднократно приходилось беседовать с теми офицерами и матросами, которые либо сами были участниками радиационных происшествий, либо принимали участие в ликвидации последствий этих происшествий. Все они в один голос заявляли о том, что в первую очередь с них брали подписку о неразглашении сведений, касающихся аварий и происшествий. О том, что они имеют право на материальную компенсацию или на какие-либо льготы, они узнавали, как правило, через десятки лет.
       Социальная защита, о которой упомянул Куроедов, во-первых, материально ничтожна, а во-вторых, доступна только тем, кто официально зарегистрирован в приказах командующих флотами по итогам ликвидации последствий той или иной аварии, а также в списках лиц, причисленных к ветеранам подразделений особого риска. Я читал эти приказы и эти списки. Их особенность в том, что указаны в основном только офицеры и мичманы. А основная рабочая сила (и, разумеется, наиболее облученная радиацией) — это матросы и старшины, которые, написав «добровольное» заявление в особый отдел о неразглашении сведений, увольнялись в запас или переводились к новому месту службы. В дальнейшем их судьбы благополучно терялись. Кто скажет, как и где они жили и живут?
       Вряд ли Куроедову интересны ответы на подобные вопросы: «персональными данными… ВМФ не располагает».
       Командование ВМФ да и руководство страны, похоже, вообще не любят персонификаций. В гибели «Курска» тоже ведь не нашлось пока конкретных виновных.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera