Сюжеты

ЗАСТРЕЛЬЩИКИ И ЗАСТРОЙЩИКИ

Этот материал вышел в № 61 от 21 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Стихийные митинги на объектах московского строительства стали частью предвыборной кампании Разобраться, кто прав, кто виноват, бывает не всегда просто. Иногда за протестом жителей — реальная проблема, вызванная несоблюдением тех или иных...


Стихийные митинги на объектах московского строительства стали частью предвыборной кампании
       

        
       Разобраться, кто прав, кто виноват, бывает не всегда просто. Иногда за протестом жителей — реальная проблема, вызванная несоблюдением тех или иных строительных технологий и нормативных требований.
       Но не менее популярной стала в последнее время и другая схема, где во главу угла ставится не решение какой-либо конкретной проблемы, а сам факт протеста с последующим обвинением московских властей во всех тяжких. Профессионально подготовленные формулировки обвинений и широта юридических претензий указывают на длительную работу по подготовке «стихийных» митингов и крупные политические и финансовые интересы тех, кто стоит за акциями недовольных.
       До недавнего времени цели организаторов «стихийных акций нового типа» были не менее туманны, чем имена их организаторов. Ситуация прояснилась лишь 12 августа в ДК «Зодчие», где прошла «конференция» некоей организации с претенциозным названием «Народный контроль». Цели «контролеров» обозначились уже в первые минуты действия и группировались вокруг одного — неспособности московских властей контролировать ситуацию в городе, необходимости замены всей структуры городской власти, начиная, естественно, с мэра.
       Роль «спасителя столицы», судя по всему, не прочь исполнить заместитель председателя Госстроя Маслов, призвавший присутствующих к «скорому и справедливому суду над московскими властями». Идея эта не нова, чего не скажешь о методах. Четыре года назад накануне выборов мэра столицы нечто подобное звучало в программах С. Доренко. Сегодня новая оппозиция использует иную тактику, моделируя ситуацию общественного недовольства вокруг любых начинаний столичных властей.
       По странному на первый взгляд совпадению в разных частях города стали возникать очаги сопротивления против действий московских застройщиков. Обработать население в микрорайонах старой застройки, где возводятся новые строительные объекты, и повернуть недовольство старожилов в нужное русло, а затем и поднять его градус до точки кипения должна была группа сплоченных профессионалов, посланных «в народ» со специальными полномочиями. В короткие сроки многоцветный ландшафт политической карты столицы пополнили общественные организации типа «Наш дом — Сокольники», «Инициативная группа домов на Знаменке и Егерской улице» и другие. Несмотря на разнообразие названий и кажущуюся несогласованность требований, за всем происходящим чувствуются работа опытных манипуляторов общественным сознанием, тонкая игра на человеческих слабостях. Но есть здесь, безусловно, и свои «формальные основания».
       Как известно, на сегодняшний день Москва фактически исчерпала резервы экстенсивного строительного развития. С возведением микрорайона в Куркине, по существу, заканчиваются свободные территории для массового жилищного строительства в черте города. Сегодня московские строители вынуждены осваивать регионы старой застройки, где возводится большая часть городского жилья, — другого пути просто не существует. Квартиры здесь получают не только те, кто имеет возможность улучшить свои жилищные условия, но и очередники, в том числе в рамках программы «Молодая семья». Заморозить эти социальные программы московское правительство не вправе и не собирается этого делать. Казалось бы, фактически беспрецедентная в мировой практике программа распределения жилья должна встречать лишь благодарную реакцию населения, но это лишь на первый взгляд. Все тот же булгаковский «квартирный вопрос», как известно, негативно влияющий на москвичей, актуален и в наши дни. Правда, сегодня он ставится немного не так, как прежде.
       У столь сложного процесса, как городское строительство, есть как бы две стороны, а у его действующих лиц — две справедливости. Справедливость тех, кто не имеет квартиры, и справедливость тех, кто ее уже имеет. Формально и те, и другие имеют безусловное право на защиту своих интересов. Но по законам социальной справедливости и интересов городского развития права одних и претензии других — не одно и то же. Московское правительство, безусловно, учитывающее интересы всех москвичей, исходит в данном случае из критериев общегородского масштаба.
       Сегодня в Москве ежегодно сдается более пяти миллионов квадратных метров жилья. Это больше, чем во времена строительного бума шестидесятых, эры знаменитых «хрущевок». Причем сегодняшнее московское жилье, как правило, отвечает высоким международным стандартам, то есть ничем не напоминает «хрущобы». При его возведении учитываются все возможные последствия, в том числе и для жителей окружающих домов, претензии со стороны местных жителей рассматриваются специально созданными комиссиями, скрупулезно анализирующими каждый факт нарушения существующих технологий и строительных норм. В случаях, когда в процессе строительства нарушаются нормативные требования, оно закрывается.
       Последним примером подобного рода стала ситуация вокруг строительства многосекционного дома на Егерской улице. Конфликт зашел столь далеко, что потребовал вмешательства мэра Москвы. Учитывая остроту ситуации и позицию местных жителей, а также определенные «вольности» застройщиков в подготовке проектно-сметной документации, Юрий Лужков принял решение остановить стройку. Ситуация была бы вполне житейской, если бы не одно «но». В протестном хоре жителей явно чувствовалась некая политическая составляющая. В толпе протестантов обнаруживались личности, кочующие от одной стройки к другой, убеждавшие собравшихся в коварстве замыслов московских властей. А единственным защитником москвичей назывался, конечно, Маслов, который один знает, «как надо».
       Расчет политтехнологов прост. Человеческие слабости хорошо известны, и эгоизм был и остается одной из них. Известно, что даже при полном соблюдении всех международно признанных нормативов возведение строительного объекта в обжитых районах города всегда дискомфортно для жителей окружающих домов. На это и делается ставка. Главное — сформировать инициативную группу из известных в своем дворе персонажей, как правило из числа местных пенсионеров, и направить их недовольство в нужное русло. Политические замыслы организаторов подобных акций, понятно, скрыты от самих протестантов, обычно не ведающих, что творят. Для тех же, кто знаком с предысторией ситуации и личностью Маслова, намерения организаторов не вызывают сомнений.
       Мало кто помнит, что несколько лет назад нынешний «защитник обездоленных» уже предлагал наиболее «радикальный» план решения московских жилищных и коммунальных проблем, переселив в Московскую область около пяти миллионов москвичей и оставив, соответственно, лишь тех, кто в состоянии оплачивать в полной мере стоимость недешевой московской жизни. Примерно тогда же распространялись цветные календари с лаконичной подписью «Маслов — наш президент». Теперь, видимо, появятся календари «Маслов — наш мэр».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera